Аналитик эльдар муртазин о том почему отказ от apple

Аналитик эльдар муртазин о том почему отказ от apple Аналитика

То, что Microsoft после 30 сентября не будет продавать лицензии компаниям из России, выглядит как выполнение неких санкционных требований. Именно выглядит. Потому что неофициально компания создала сервисы по распространению лицензионных ключей на свои продукты, и это абсолютно рабочие ключи. До этого они так делали в Африке. Формально Microsoft обходит таким образом санкции — я не я, корова не моя. Более того, в отличие от ряда других компаний, они убирают в некоторых дистрибутивах проверку лицензий, региона и прочие преграды. Это все делается для того, чтобы не потерять долю рынка, и это их нормальная практика.

Microsoft идет в России по этому пути, чтобы ее никто не мог ни в чем обвинить. Для компаний и частных пользователей, критически зависимых от ее ПО, это тоже выход.

Что касается лицензий на уже установленный софт, то большинство частных пользователей на компьютерах и ноутбуках имеют бессрочную лицензию Windows или MS Office, так что их это вообще никак не касается. Так же поступили и некоторые компании, выкупив лицензии. Не стоит забывать и про параллельный импорт. Можно купить программы, предназначенные для стран ближнего зарубежья. Некоторые компании покупают сложный и дорогой корпоративный софт, через местных дистрибьюторов Microsoft.

Google отключает Workspace ровно по тем же причинам: блокировка касается компаний, попавших под санкции, но не должна затронуть обычных пользователи Gmail. Это бесплатный сервис, и он работает по всему миру. Платные же сервисы, тот же Google Workspace, они, по сути, отключили и раньше, так как перестали принимать платежи из России. Но пользователей Workspace в России немного и обходные маневры у них тоже есть.

Дополнительный анализ:  Горизонтальный анализ элементов отчетности

Думаю, что для корпоративного сектора это может быть проблемой, но небольшой и решаемой.

Ограничения на использование техники Apple вполне оправданы. Действительно есть огромное количество доказанных фактов слежки. И не только в России. Причем слежка осуществляется очень легко. Достаточно знать номер телефона и дальше можно изымать всю информацию с устройства. Apple делает это осознанно и уже много лет. То есть фактически это средство слежения, которое пропагандируется среди политиков, лидеров мнений, активистов и так далее.

Исходя из этого, отказ от Apple — безусловное благо, потому что система явно дырявая. Более того, те дырки, которые оставляют для спецслужб, рано или поздно становятся общедоступными. Ушлый хакер находит такую уязвимость и начинает ее эксплуатировать. Через 2-3 месяца Apple узнает об этом и начинает срочно латать дыру. Срочно, потому что, повторюсь, доступ через нее реально есть ко всему устройству, но в Apple не могут понять — это еще спецслужбы шалят или уже кто-то другой. И закрывается это все долго, а для рынка электроники два-три месяца слежки — это как вечность.

С Android ситуация немножко другая. Android производится Google, но железо-то делают в большинстве случаев другие компании. Они не заинтересованы в собственной дискредитации и закрывают уязвимости сразу, все, что есть. И на данный момент мы говорим о том, что в том же Samsung Knox за десяток лет нет ни одного доказанного случая взлома. Та же самая картина по другим более-менее заметным устройствам на Android. И это очень хорошо иллюстрирует, как Google снял с себя все риски. Они говорят: система наша, но если мы будем добавлять черные ходы, то ей не будут пользоваться. В смартфонах Google Pixel они добавляют, потому что это их производство, а все остальное — «не наша история». Они поэтому и железом-то не хотели много лет заниматься, потому что над ними висели эти риски. А вот Microsoft сразу начал выпускать собственные гаджеты, и у них теперь тоже, как и у Apple, своя богатая история слежки за пользователями.

Поэтому решения вроде того, что приняли в Минпромторге — это не полумеры, это отказ от самого рискованного элемента. До конца года, до начала 2024-го должны отказаться все чиновники. В 2024 году, насколько мне известно, для ряда чиновников, не всех, но самых высокопоставленных, будет запрет и для ближайших членов семьи. Они тоже не смогут пользоваться техникой Apple. А на низовом уровне — ну, наверное, смогут, но это уже тенденция, которая вряд ли может быть переиграна.

Android для нас сегодня это, к сожалению или к счастью, полумера. Решения на базе AOSP также не могут стать альтернативой, так как там очень жесткие ограничения в плане лицензий, кроме того, там тоже много уязвимостей. Но есть наша «Аврора», она наращивает возможности, распространяется в государственных учреждениях. Но пока не для топ-руководителей.

Исходя из этого, отказ от Apple — безусловное благо, потому что система явно дырявая. Более того, те дырки, которые оставляют для спецслужб, рано или поздно становятся общедоступными. Ушлый хакер находит такую уязвимость и начинает ее эксплуатировать. Через 2-3 месяца Apple узнает об этом и начинает срочно латать дыру. Срочно, потому что, повторюсь, доступ через нее реально есть ко всему устройству, но в Apple не могут понять — это еще спецслужбы шалят или уже кто-то другой. И закрывается это все долго, а для рынка электроники два-три месяца слежки — это как вечность.

С Android ситуация немножко другая. Android производится Google, но железо-то делают в большинстве случаев другие компании. Они не заинтересованы в собственной дискредитации и закрывают уязвимости сразу, все, что есть. И на данный момент мы говорим о том, что в том же Samsung Knox за десяток лет нет ни одного доказанного случая взлома. Та же самая картина по другим более-менее заметным устройствам на Android. И это очень хорошо иллюстрирует, как Google снял с себя все риски. Они говорят: система наша, но если мы будем добавлять черные ходы, то ей не будут пользоваться. В смартфонах Google Pixel они добавляют, потому что это их производство, а все остальное — «не наша история». Они поэтому и железом-то не хотели много лет заниматься, потому что над ними висели эти риски. А вот Microsoft сразу начал выпускать собственные гаджеты, и у них теперь тоже, как и у Apple, своя богатая история слежки за пользователями.

Поэтому решения вроде того, что приняли в Минпромторге — это не полумеры, это отказ от самого рискованного элемента. До конца года, до начала 2024-го должны отказаться все чиновники. В 2024 году, насколько мне известно, для ряда чиновников, не всех, но самых высокопоставленных, будет запрет и для ближайших членов семьи. Они тоже не смогут пользоваться техникой Apple. А на низовом уровне — ну, наверное, смогут, но это уже тенденция, которая вряд ли может быть переиграна.

Android для нас сегодня это, к сожалению или к счастью, полумера. Решения на базе AOSP также не могут стать альтернативой, так как там очень жесткие ограничения в плане лицензий, кроме того, там тоже много уязвимостей. Но есть наша «Аврора», она наращивает возможности, распространяется в государственных учреждениях. Но пока не для топ-руководителей.

То, что Microsoft после 30 сентября не будет продавать лицензии компаниям из России, выглядит как выполнение неких санкционных требований. Именно выглядит. Потому что неофициально компания создала сервисы по распространению лицензионных ключей на свои продукты, и это абсолютно рабочие ключи. До этого они так делали в Африке. Формально Microsoft обходит таким образом санкции — я не я, корова не моя. Более того, в отличие от ряда других компаний, они убирают в некоторых дистрибутивах проверку лицензий, региона и прочие преграды. Это все делается для того, чтобы не потерять долю рынка, и это их нормальная практика.

Microsoft идет в России по этому пути, чтобы ее никто не мог ни в чем обвинить. Для компаний и частных пользователей, критически зависимых от ее ПО, это тоже выход.

Что касается лицензий на уже установленный софт, то большинство частных пользователей на компьютерах и ноутбуках имеют бессрочную лицензию Windows или MS Office, так что их это вообще никак не касается. Так же поступили и некоторые компании, выкупив лицензии. Не стоит забывать и про параллельный импорт. Можно купить программы, предназначенные для стран ближнего зарубежья. Некоторые компании покупают сложный и дорогой корпоративный софт, через местных дистрибьюторов Microsoft.

Google отключает Workspace ровно по тем же причинам: блокировка касается компаний, попавших под санкции, но не должна затронуть обычных пользователи Gmail. Это бесплатный сервис, и он работает по всему миру. Платные же сервисы, тот же Google Workspace, они, по сути, отключили и раньше, так как перестали принимать платежи из России. Но пользователей Workspace в России немного и обходные маневры у них тоже есть.

Думаю, что для корпоративного сектора это может быть проблемой, но небольшой и решаемой.

Аналитик эльдар муртазин о том почему отказ от apple

Эльдар Викторович

Mobile Research Group, писатель, главный редактор Mobile-Review.com


Ведущий аналитик Mobile Research Group, писатель, главный редактор Mobile-Review.com, стоящий у истоков его создания. Единственный писатель из России, к которому прислушиваются и обращаются за помощью СМИ в различных вопросах по мобильным телефонам. Эльдар Викторович специалист, который известен во всем мире.

Автор родился первого декабря 1975 года. Эльдар Муртазин поступил на химический факультет Московского государственного педагогического университета им. В. И. Ленина и успешно закончил его в 1997 году. Муртазин не прекратил своего обучения и в 2001 году защитил кандидатскую диссертацию по маркетингу.

Муртазин пробовал себя в разных отраслях. Он успел поработать системным аналитиком в PARPA, трудился в телекоммуникационном бизнесе, журналистом, публицистом.

За 15 лет Эльдар Муртазин принял участие в разработке и создании большого числа мобильных телефонов и смартфонов для различных компаний. Это помогло ему еще лучше узнать изучить весь процесс создания телефонов изнутри. Как автор издал 16 научных публикаций, более 150 информационно-аналитическтих статей, и книгу «От «кирпича» до смартфона».

Порядка 1 млн домов в России оснащены системой «умный дом» или ее элементами, и сегмент рынка продолжит расти, заявил ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин.

Он отметил, что с этой системой можно контролировать все происходящее в доме.

«Если есть дети, то вы можете проверять, вернулись они из школы или нет. Если у вас маленькие дети — это радио-няня, климат-контроль, температура, влажность и прочее. Вы можете менять параметры умной техники. Такие системы стоят относительно недорого, по сравнению с тем, как было еще пять-шесть лет назад. При этом подключить «умный дом» может любой человек», — сказал Муртазин.

По его словам, такие системы чаще всего устанавливают на дачах и в загородных домах.

«Это хорошая история для контроля за тем, как работает, например, котел, какая используется температура. Или для контроля за периметром: кто-то залез на участок или не залез», — добавил аналитик.

При этом «умный дом» нельзя назвать панацеей — это скорее удобное решение, на которое не стоит полагаться, например, в сфере охраны, считает специалист.

«Умный дом напрямую зависит от наличия интернета и от того, насколько он качественный, чтобы не было перебоев. И надо понимать, что это бытовые системы, и полагаться на них с точки зрения охраны — а это одна из популярных функций «умного дома» — ненадежное решение, потому что оно не имеет резервирования и прочих вещей. Главное — не переусердствовать, не полагаться на «умный дом», как на некую панацею. И следующий момент — не выбирать системы неизвестных мелких производителей, потому что вы рискуете тем, что ваш «умный дом» просто сломается», — цитирует Эльдара Муртазина радио Sputnik.

Порядка 1 млн домов в России оснащены системой «умный дом» или ее элементами, и сегмент рынка продолжит расти, заявил ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин.

Он отметил, что с этой системой можно контролировать все происходящее в доме.

«Если есть дети, то вы можете проверять, вернулись они из школы или нет. Если у вас маленькие дети — это радио-няня, климат-контроль, температура, влажность и прочее. Вы можете менять параметры умной техники. Такие системы стоят относительно недорого, по сравнению с тем, как было еще пять-шесть лет назад. При этом подключить «умный дом» может любой человек», — сказал Муртазин.

По его словам, такие системы чаще всего устанавливают на дачах и в загородных домах.

«Это хорошая история для контроля за тем, как работает, например, котел, какая используется температура. Или для контроля за периметром: кто-то залез на участок или не залез», — добавил аналитик.

При этом «умный дом» нельзя назвать панацеей — это скорее удобное решение, на которое не стоит полагаться, например, в сфере охраны, считает специалист.

«Умный дом напрямую зависит от наличия интернета и от того, насколько он качественный, чтобы не было перебоев. И надо понимать, что это бытовые системы, и полагаться на них с точки зрения охраны — а это одна из популярных функций «умного дома» — ненадежное решение, потому что оно не имеет резервирования и прочих вещей. Главное — не переусердствовать, не полагаться на «умный дом», как на некую панацею. И следующий момент — не выбирать системы неизвестных мелких производителей, потому что вы рискуете тем, что ваш «умный дом» просто сломается», — цитирует Эльдара Муртазина радио Sputnik.

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий