Предубеждение в налоговом споре и «мучительная агония предубеждения» в гражданском процессе

В своей деятельности суды сталкиваются с необходимостью установления значительного объема юридических фактов и правоотношений. В условиях взаимной связи дел с участием одних и тех же лиц возникает проблема целесообразности многократного повторения процесса доказывания по одним и тем же вопросам. Данная статья посвящена преюдиции судебных актов – правовому явлению, призванному упростить процесс доказывания в тех случаях, когда факты и правоотношения уже были предметом судебного рассмотрения, и направленному на предотвращение повсеместного пересмотра вступивших в законную силу судебных актов.

Отсутствие единообразия в установлении юридических фактов и правоотношений, которые ложатся в основу выносимых судебных актов, может привести к негативным последствиям. Во-первых, лицам, участвующим в деле, и судам необходимо будет тратить неоправданно большое количество сил и средств на доказывание и установление одних и те же фактов и правоотношений, что приведет к неоправданному росту судебных издержек и времени, затрачиваемого на рассмотрение дела. Во-вторых, возникнет опасность конкуренции судебных актов в тех случаях, когда одни и те же доказательства, по-разному оцененные судами, приведут к различным выводам и, как следствие, к вынесению противоречивых решений. Подобное положение вещей может дестабилизировать судебную систему, подорвать авторитет судебной власти, способствовать обращению заинтересованных лиц к неправовым (а нередко и противоправным) способам разрешения споров1.

Правила о преюдиции содержатся в ст. 61 ГПК РФ, ст. 69 АПК РФ. Данные нормы устанавливают основания, освобождающие стороны от доказывания тех или иных фактов – обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом по ранее рассмотренному делу. Такие обстоятельства обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Дискуссионность вопроса о преюдиции Вопрос о преюдиции судебного акта, вступившего в законную силу, на сегодняшний день представляется дискуссионным. Он обсуждался и обсуждается сейчас как в науке, так и в практике. Под преюдицией (от лат. praejudicio – предрешение) понимается обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по какому-либо другому делу2.

Дополнительный анализ:  Вертикальный и горизонтальный анализ финансовой отчетности предприятия на примере ОАО "Нефтекамскшина"

Преюдициальность судебного решения, как одно из его свойств, непосредственно связана с принципом истинности решения. Как известно, решение, вступившее в законную силу, не оспоренное и не отмененное, признается истинным в любом случае и не может ставиться под сомнение. Оно обязательно для лиц, в отношении которых постановлено, а также для всех иных лиц, организаций и государственных органов. Отсюда и берет свое начало принцип преюдиции. Несмотря на то что преюдициальность является одним из конститутивных свойств судебного решения, сам термин «преюдиция» присутствует только в УПК РФ, а легальное определение данного понятия и вовсе отсутствует. Не определены в законодательстве также способы и пределы ее применения, в связи с чем на практике возникает множество вопросов и противоречий. На наш взгляд, начать стоит с пределов применения преюдициально установленных судебным решением фактов.

Решение суда как процессуальный документ, которым заканчивается разрешение дела по существу, имеет свою структуру. Как единый и неделимый юрисдикционный акт решение вступает в законную силу в целом, а не в отдельных частях. Процессу вынесения решения предшествует анализ требований истца, возражений ответчика, объяснений других лиц, что указывается в описательной части решения, исследование обстоятельств дела, установленных судом, представленных доказательств, норм права, применяемых в конкретной ситуации, что находит отражение в мотивировочной части. По завершении рассмотрения дела оглашается решение, точнее, его резолютивная часть – выводы суда об удовлетворении иска или об отказе в удовлетворении полностью или частично.

Распространяется ли законная сила судебного решения на его мотивы и справедливо ли освобождение от доказывания всех фактов, установленных судом и зафиксированных в мотивировочной части решения? В теоретическом аспекте все авторы сходятся во мнении, что законная сила распространяется на юридические факты и правоотношения, устанавливаемые судом при разрешении дела. При этом некоторые полагают, что мотивы судебного решения – это фактические обстоятельства, являющиеся основой резолютивной части решения, а другие – что мотивы судебного решения – это соображения, которые суд приводит для обоснования своих выводов о существовании либо об отсутствии этих фактов, правонарушения и субъективного права3.

Дополнительный анализ:  Использование финансовой отчетности при анализе хозяйствующих субъектов

Господствующей стала точка зрения, в соответствии с которой под мотивами судебного решения понимаются фактические обстоятельства, являющиеся основой резолютивной части решения, при этом на них законная сила судебного решения распространяется в полной мере. Соответственно, все обстоятельства, указанные как в резолютивной, так и мотивировочной части решения, являются преюдициальными и не требуют дальнейшего доказывания, что подтверждается также нормами действующего законодательства (ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, ч. 2 ст. 69 АПК РФ).

Объективные пределы преюдиции Стоит отметить, что правила об объективных пределах преюдиции сформулированы законодателем достаточно отвлеченно и при буквальном толковании в некоторых случаях способны воспрепятствовать реализации права на судебную защиту.

Приведем пример. Некоторые факты, права и правоотношения становятся объектами государственной регистрации (акты гражданского состояния, права на недвижимое имущество, административная регистрация автотранспортных средств и т.п.), что облегчает их доказывание. Однако установление таких фактов на основе данных соответствующих реестров (и других подобных им источников) зачастую происходит без проверки правильности указанных данных, поскольку необходимость такой проверки не обусловлена предметом рассматриваемого спора (например, обстоятельство отцовства в деле по иску о взыскании алиментов при подтверждении отцовства записью в органах ЗАГС и т.п.). В то же время буквальное толкование процессуального закона (ст. 61 ГПК) распространяет преюдициальность решения и на эти факты.

По мнению суда, изложенному в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 9 августа 2012 г. по делу № А79-11193/2010, из толкования нормы ч. 2 ст. 69 АПК РФ следует, что преюдиция распространяется на содержащуюся в судебном акте, вступившем в законную силу, констатацию тех или иных обстоятельств, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу. Преюдициальность предусматривает не только отсутствие необходимости повторно доказывать установленные в судебном акте факты, но и запрет на их опровержение. Отнесение тех или иных обстоятельств к преюдициально установленным означает запрет заново устанавливать, оспаривать или опровергать те же обстоятельства в целях замены ранее сделанных выводов на противоположные. Преюдициально установленные обстоятельства не подлежат доказыванию вновь, не могут быть повторно исследованы и пересмотрены судом. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31 августа 2011 г. по делу № А70-125/2011 содержит позицию о том, что преюдиция распространяется на установление судом тех или иных обстоятельств, содержащихся в судебном акте, вступившем в законную силу, если последние имеют правовое значение и сами по себе могут рассматриваться как факт, входивший в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу.

По сути дела, в судебных актах не создаются, а лишь закрепляются какие-то факты. Как указал в постановлении ФАС Московского округа от 24 января 2013 г. по делу № А41-34275/09 суд кассационной инстанции, п. 2 ст. 69 АПК РФ связывает преюдициальное значение не с наличием вступивших в законную силу судебных актов, разрешающих дело по существу, а с обстоятельствами (фактами), установленными данными актами, имеющими значение для другого дела, в котором участвуют те же лица. Таким образом, если в судебном акте установлена преюдициальность определенных фактов, то в дальнейшем суды лишены возможности иначе оценивать доказательства в их подтверждение или опровержение. Если ситуация с поименованными фактами более или менее понятна, то проблема преюдициальности «подразумеваемых» фактов, т.е. таких фактов, которые не указаны как установленные в судебном решении, но учтены (или должны были учитываться) судом при вынесении решения в практике, не решена. Исследуя вопрос о преюдициальном значении юридически безразличных обстоятельств, которые ошибочно были включены судом в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу, можно отметить, что судебная практика по данному вопросу весьма противоречива.

1 См.: Безруков А.М. Преюдициальная связь судебных актов. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. IV.2 Большой юридический словарь. М., 2001. С. 483.3 См.: Безруков А.М. Указ. соч. С. 27.

По мнению одного из экспертов «АГ», подобные ситуации возникают не в первый раз, и позиция Верховного Суда, подчеркивающего необходимость соблюдения при осуществлении правосудия принципа правовой определенности, который поддерживается за счет преюдициального характера ранее вынесенных судебных решений, важна для гражданского оборота в России и формирования дальнейшей судебной практики. Другой назвал ценными выводы ВС с точки зрения предотвращения злоупотребления процессуальными правами. Третий не согласился с правовой позицией Верховного Суда, назвав ее непоследовательной и выходящей за сложившиеся в практике пределы преюдиции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда вынесла Определение № 30-КГ20-1-К5 по делу об оспаривании договора поручительства, выданного в рамках товарного кредита.

В октябре 2012 г. Хасан Кызылалиев передал по условиям товарного кредита вязаные шерстяные изделия на сумму свыше 308 тыс. руб. Индии Каракотовой, представившей расписку об обязательстве возвратить кредит 15 сентября 2015 г. В ноябре 2012 г. Хасан Кызылалиев получил расписку от Хусея Борлакова, в которой тот обязался возместить 300 тыс. руб. в случае невозврата Индией Каракотовой кредита.

В декабре 2017 г. суд удовлетворил иск кредитора к должнице и ее поручителю, взыскав с последних солидарно задолженность по товарному кредиту и проценты в порядке ст. 395 ГК РФ. Тогда суд признал расписку, выданную Хусеем Борлаковым, договором поручительства.

В дальнейшем поручитель должницы обратился в суд с иском к Хасану Кызылалиеву. Истец полагал, что договор поручительства был прекращен по основаниям увеличения ответственности поручителя без его согласия и в связи с истечением срока, на который давалось поручительство. По его мнению, годичный срок, в течение которого ответчик мог предъявить иск к поручителю, истек 18 ноября 2013 г. Поскольку до вышеуказанного срока Кызылалиев с иском к нему не обращался, договор поручительства, по мнению истца, прекратился 19 ноября 2013 г. в силу закона.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, признав договор поручительства прекращенным с 16 сентября 2016 г., а не с 19 ноября 2013 г. При этом суд указал на преюдициальность ранее вынесенных судебных актов по спору между сторонами о взыскании задолженности по товарному кредиту.

Апелляция отменила решение первой инстанции и отказала в удовлетворении иска. Апелляционный суд также сослался на преюдициальность ранее вынесенных по делу судебных актов, посредством которых с Хусея Борлакова была взыскана сумма долга, в связи с чем тот не вправе оспаривать в гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения, в частности факт прекращения поручительства.

Тем не менее кассационный суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение первой инстанции. Пятый кассационный суд общей юрисдикции отметил, что гражданин заявил иск по новым основаниям, не являвшимся предметом судебного исследования и оценки при рассмотрении дела по иску Хасана Кызылалиева к Хусею Борлакову и Индии Каракотовой.

В дальнейшем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда сочла, что Хусей Борлаков как лицо, ранее участвующее в деле о взыскании задолженности, все же не вправе оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты, в частности факт прекращения поручительства. «Данные требования процессуального права судом кассационной инстанции не были приняты во внимание, что повлекло возможность преодоления окончательности вступивших в законную силу судебных постановлений, вынесенных по делу по иску о взыскании задолженности», – отметил Верховный Суд, отменив решение кассации и оставив в силе судебный акт апелляции.

По мнению партнера международного центра защиты прав Globallaw Генрия Папавы, Судебная коллегия по гражданским делам ВС указала нижестоящим судам и участникам правоотношений на очевидный момент о том, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения такого дела. «Ранее суд с участием тех же сторон удовлетворил иск о взыскании задолженности с должника и поручителя, такое судебное решение вступило в законную силу. То есть у истца по делу, рассмотренному ВС, ранее была возможность в рамках дела о взыскании задолженности, рассмотренного в 2018 г., заявить о прекращении поручительства в ноябре 2013 г. Поэтому он не вправе оспаривать в другом гражданском процессе уже установленные судом факты», – пояснил эксперт.

С другой стороны, отметил Генрий Папава, на практике такие ситуации возникают периодически, и позиция Верховного Суда, подчеркивающего необходимость соблюдения при осуществлении правосудия принципа правовой определенности, который поддерживается за счет преюдициального характера ранее вынесенных судебных решений, важна для гражданского оборота в России и формирования дальнейшей судебной практики.

Юрист юридической фирмы «Арбитраж.ру» Игорь Вершинин пояснил, что главный мотив, по которому Верховный Суд отменил обжалуемый судебный акт, заключается в том, что в ранее рассмотренном деле уже был установлен «факт прекращения поручительства». «Встав на стражу принципа общеобязательности судебных актов, ВС наделил преюдициальным значением правовые выводы суда о прекращении поручительства, которые основаны на правовой оценке фактических обстоятельств дела. Между тем преюдициальными, т.е. не требующими доказывания, могут быть только фактические обстоятельства, но не их правовая оценка или правовые выводы суда. Нормы о преюдиции освобождают от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключают их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора», – отметил он.

По словам эксперта, на это, в частности, указано в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 июля 2018 г. № 307-АД18-976 по делу № А56-27290/2016; Определении КС РФ от 6 ноября 2014 г. № 2528-О: «В последнем документе Конституционный Суд обращает внимание, что установление пределов действия преюдиции направлено на соблюдение баланса между общеобязательностью и непротиворечивостью судебных решений, с одной стороны, независимостью суда и состязательностью судопроизводства – с другой. Кроме того, существует обширная судебная практика о том, что правовая квалификация сделки, данная судом по ранее рассмотренному делу, не образует преюдиции по смыслу процессуального законодательства».

«Вывод о прекращении поручительства, по моему мнению, относится к правовой оценке фактических обстоятельств. Конечно, он должен учитываться и приниматься во внимание судами при разрешении рассматриваемого дела, но вовсе не является для них обязательным и заранее предрешенным. Суд может прийти к иному правовому выводу, если должным образом мотивирует свою позицию. Поэтому подход, избранный Верховным Судом в данном деле, выглядит непоследовательным и выходит за сложившиеся в практике пределы преюдиции», – убежден Игорь Вершинин.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов назвал ценными выводы ВС с точки зрения предотвращения злоупотребления процессуальными правами. «Так, если судебным решением удовлетворен иск по сделке в отношении его имущественной части и сторона сделки не заявляла каких-либо доводов в данном процессе относительно порочности сделки или истечения сроков ее давности, то такая сторона не может заявлять иск, хотя бы внешне соответствующий процессуальному законодательству с иным основанием или предметом, однако направленный на разрушение такой сделки и, как итог, принятие другого противопоставимого судебного решения», – подчеркнул он.

По мнению юриста, такая позиция ВС, с одной стороны, поддерживает традиционную канву, согласно которой сторона должна вовремя заявить об истечении сроков и, с другой стороны, позицию, в соответствии с которой признание преюдициального значения решения суда направлено на обеспечение стабильности и общеобязательности судебных актов, исключение возможного их конфликта.

Слова профессора кафедры гражданского процесса юридического факультета СПбГУ Михаила Шварца в качестве заголовка выбраны не случайно. Каждый юрист хотя бы раз сталкивался с проблемой применения правил о преюдиции (обстоятельства, установленные имеющим силу судебным актом, не нуждаются в доказывании при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, – ст. 61 ГПК РФ, ст. 69 АПК РФ).

При обращении к судебной практике возникает множество вопросов, в частности – об объективных пределах преюдициальности судебных актов, а именно: преюдиция – это установленные судом факты и их правовая оценка или только факт? Что высшие судебные инстанции понимают под «фактом»?

В ст. 61 ГПК содержится указание на недопустимость повторного доказывания и пересмотра только обстоятельств, установленных судебным решением. В то же время согласно ч. 2 ст. 209 Кодекса после вступления в силу решения суда лица, участвующие в деле, не вправе оспаривать в другом гражданском процессе не только установленные факты, но и правоотношения. В АПК подобная норма отсутствует.

Анализ разъяснений и практики вышестоящих судов позволяет сделать вывод, что преюдиция на сегодня является опровержимой доказательственной презумпцией. Практика применения правил о преюдиции экономической и гражданской коллегиями Верховного Суда РФ имеет существенные различия.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 25 июля 2011 г. № 3318/11 по делу № А40-111672/09-113-880 отражена правовая позиция о том, что ч. 2 ст. 69 АПК освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора.

В Определении от 28 декабря 2012 г. № ВАС-17521/12 по делу № А51-497/2011 ВАС РФ, ссылаясь на разъяснения Пленума, данные в п. 2 Постановления от 23 июля 2009 г. № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств», придерживается мнения, что преюдициальными могут считаться исключительно фактические обстоятельства, но не их правовая оценка.

Конституционный Суд РФ поддерживает позицию ВАС, что отражено в Определении от 6 ноября 2014 г. № 2528-О: «Следовательно, в системе действующего правового регулирования предусмотренное частью 2 статьи 69 АПК Российской Федерации основание освобождения от доказывания во взаимосвязи с положениями части 1 статьи 64 и части 4 статьи 170 того же Кодекса означает, что только фактические обстоятельства (факты), установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. № 407-О, от 16 июля 2013 г. № 1201-О, от 24 октября 2013 г. № 1642-О и др.). Именно такое толкование и применение оспариваемой в запросе Администрации Краснодарского края нормы, вопреки утверждению заявителя, находит отражение в сложившейся практике арбитражных судов, последовательно придерживающейся того, что ч. 2 ст. 69 АПК РФ освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора (постановления Президиума ВАС РФ от 15 июня 2004 г. № 2045/04, от 31 января 2006 г. № 11297/05 и от 25 июля 2011 г. № 3318/11)».

При этом КС в Определении от 21 марта 2013 г. № 407-О подчеркнул необходимость соблюдения баланса: «Введение же института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства – с другой. Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения».

Верховный Суд при разрешении споров по конкретным категориям дел дает судам разъяснения – по сути, формулируя порядок опровержения преюдиции. Так, в п. 2 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 57 указано, что «при подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ). Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы».

Как отмечено в п. 4 совместного постановления пленумов ВС и ВАС от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», «по смыслу частей 2, 3 статьи 61 ГПК РФ или частей 2, 3 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы».

Получается, если суды не связаны правовой оценкой фактов и правоотношения сторон не преюдицируются, в каждом новом процессе на основании одних и тех же фактов суд может по-разному интерпретировать правоотношения сторон.

Например, в одном споре суд может сделать вывод о том, что договор является заключенным, а в другом – прийти к противоположному выводу. Это вносит в гражданский оборот значительную долю неопределенности и приводит к конфликту судебных актов – ведь сторона спора, недовольная исходом дела, всегда будет изыскивать пути оспаривания решения посредством предъявления иного, формально не тождественного иска.

В то же время преюдиция по определению не только освобождает от доказывания, но и является одним из свойств законной силы судебного решения.

Верховный Суд – видимо, понимая проблему и пытаясь пресечь злоупотребления, – в своих судебных актах последовательно проводит правовую позицию о том, что установленные обстоятельства и оценка доказательств, данные судом по ранее рассмотренному обособленному спору, преюдиции по смыслу ст. 69 АПК не образуют, но учитываются судом, рассматривающим второй спор.

Так, в Определении от 6 октября 2016 г. № 305-ЭС16-8204 ВС пришел к выводу: «Сама иностранная компания в ходе рассмотрения дела № А40-91248/2014 о взыскании с Правительства Москвы 3 433 582 долларов США неосновательного обогащения придерживалась позиции об уступке по соглашению от 13.08.2002 именно будущего требования. Так, она, возражая против заявления Правительства Москвы о пропуске срока исковой давности, указывала на то, что до момента вступления в силу решения от 06.08.2012 по делу № А40-73164/2012 (до 10.01.2014) у компании не возникло право требовать возврата каких-либо сумм, уплаченных ранее по еще не измененному судом инвестиционному контракту. Эти доводы иностранной компании были поддержаны судами при разрешении спора по делу № А40-91248/2014, что, в свою очередь, позволило признать иск поданным в пределах срока исковой давности и удовлетворить требования, заявленные иностранной компанией к Правительству Москвы.

Правовая квалификация сделки, данная судом по ранее рассмотренному делу, хотя и не образует преюдиции по смыслу статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, но учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, разрешающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы. В рассматриваемом случае не имеется объективных причин для того, чтобы сделать выводы, противоположные выводам по делу № А40-91248/2014, и признать договор цессии от 13.08.2012 договором уступки существующего, а не будущего, требования».

Оценка одних и тех же существенных обстоятельств по-разному привела к конфликту судебных актовВерховный Суд посчитал, что в условиях недоказанности факта поставки ИП товара должнику у суда отсутствовали правовые основания для признания в деле о банкротстве недействительной сделки по частичному возврату товара
06 апреля 2020

В Определении ВС от 19 марта 2020 г. № 305-ЭС19-24795 по делу № А40-195946/2016 отражена следующая правовая позиция: «Признание преюдициального значения судебного решения, направленное на обеспечение стабильности и общеобязательности этого решения и исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если имеют значение для его разрешения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2011 № 30-П). Оценка судом доказательств по своему внутреннему убеждению не означает допустимость ситуации, при которой одни и те же документы получают диаметрально противоположное толкование судов в разных делах без указания каких-либо причин для этого. Такая оценка доказательств не может быть признана объективной (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 14.06.2016 № 305-ЭС15-17704). При разрешении настоящего обособленного спора суд без указания мотивов пришел к противоположному выводу, признав товарную накладную от 13.01.2016 № 10 допустимым доказательством, подтверждающим факт первоначальной поставки товара должнику. Вследствие чего одни и те же обстоятельства, являющиеся существенными для правильного рассмотрения спора, оказались оцененными судами по-разному и это привело к конфликту судебных актов, в результате которого возникла ситуация, когда Денисовой Н.Д. сначала отказано во включении долга в реестр требований кредиторов должника в связи с недоказанностью поставки товара, а затем с нее взыскана стоимость частично возвращенного товара, поставка которого первоначально не была подтверждена, что не соответствует принципу правовой определенности».

В Определении от 5 сентября 2019 г. № 305-ЭС18-17113(4) по делу № А40- 129253/2017 Суд сослался на неприменение преюдиции и направил спор на новое рассмотрение, указав: «Кроме этого, при рассмотрении настоящего обособленного спора конкурсный управляющий ссылался на наличие иных принятых по настоящему делу судебных актов о признании недействительными банковских операций, совершенных в тот же период в аналогичной ситуации. Так, в рамках другого обособленного спора установлено, что по состоянию на 03.07.2017 в банке имелась скрытая картотека неоплаченных платежных документов. В рассматриваемом же случае при схожих обстоятельствах совершения в тот же период банковских операций суд пришел к противоположному выводу. Установленные обстоятельства и оценка доказательств, данная судом по ранее рассмотренному обособленному спору, преюдиции по смыслу ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не образуют, но учитываются судом, рассматривающим второй спор. В том случае, если суд придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы».

ВС пришлось напомнить, что задолженность по дивидендам относится к «зареестровым» требованиямТакже Суд был вынужден указать на еще одну свою старую позицию, согласно которой вопрос юридической квалификации не может быть разрешен по правилам преюдиции
18 июня 2020

В Определении от 11 июня 2020 г. № 305-ЭС20-16 по делу № А 41-15768/2017 Верховный Суд также отметил необходимость учета правовой позиции по ранее рассмотренному спору и сделал вывод о том, что суды во втором деле обоснованно пришли к иному выводу: «Общество “Газпром”, помимо прочего, указало, что ранее определением Арбитражного суда Московской области от 11.01.2018 аналогичное его требование признано текущим. Однако данный довод не является достаточным основанием для иной квалификации задолженности по выплате дивидендов, поскольку в отличие от правил установления фактических обстоятельств спора вопрос о применении к этим обстоятельствам норм права (иначе – юридической квалификации) не разрешается по правилам преюдиции (статья 69 АПК РФ) и тем более по правилам общеобязательности судебных актов (статья 16 АПК РФ). Действительно, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном ранее судебном деле, подлежит учету в последующем деле. Однако при этом суд не связан предшествующей оценкой и, придя к иным выводам, должен указать соответствующие мотивы».

Что касается практики Судебной коллегии по гражданским делам ВС, то ее анализ позволяет сделать вывод о преюдициальности правоотношений сторон.

Например, в Определении от 11 августа 2020 г. № 50-КГ20-3-К8 Суд прямо указал на запрет оспаривать выводы: «При таких обстоятельствах Маевский С.В., являвшийся участником спора по гражданскому делу № 2-2780/2018, рассмотренному Первомайским районным судом г. Омска, так же как и Оленичев В.В., в силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ не вправе оспаривать выводы, содержащиеся в решении Первомайского районного суда г. Омска от 28 декабря 2018 г. и апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 28 марта 2019 г., поскольку эти судебные акты имеют для указанных лиц обязательную силу и являются преюдициальными по настоящему делу».

ВС: постановка авто на учет в ГИБДД не говорит о добросовестности его приобретателяСуд подчеркнул, что факт регистрации автомобиля в ГИБДД сам по себе не влечет возникновения, изменения или прекращения гражданских прав в отношении данного имущества и его обременения12 ноября 2019

В Определении ВС от 22 октября 2019 г. № 23-КГ19-6, 2-254/2017 изложена правовая позиция о запрете вновь оспаривать правоотношения сторон: «В силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные решением Таганского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2017 г., являлись обязательными для судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики. Согласно ч. 2 ст. 209 названного кодекса после вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения. Таким образом, в силу приведенных выше положений ст. 61 и 209 ГПК РФ, обеспечивающих непротиворечивость судебных постановлений и не допускающих принятие взаимоисключающих судебных актов, после принятия апелляционного определения судебной коллегией Московского городского суда от 15 ноября 2017 г. и вступления в силу решения Таганского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2017 г. апелляционной инстанцией Верховного Суда Чеченской Республики должны были быть учтены установленные этими судебными постановлениями факты и правоотношения сторон».

В Определении от 11 августа 2020 г. № 30-КГ20-1-К5 Верховный Суд сделал вывод о запрете оспаривать факты. При этом под фактом в конкретном деле понимается факт прекращения поручительства: «исходя из вышеизложенного, следует, что Борлаков Х.М. как лицо, ранее участвующее в деле о взыскании задолженности, не вправе оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты, в частности факт прекращения поручительства».

Анализируя данное дело, можно увидеть противоречие еще и в том, что именно ВС понимает под понятием «факт». По логике Экономколлегии, установление факта прекращения поручительства является юридической квалификацией (правовой оценкой) и не является фактом (эмпирической данностью). Таким образом, в данном деле Суд, очевидно, говорит о прекращении поручительства именно как о факте.

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий