Налоговые споры банков

Вопросы добросовестности

Определение от 15 декабря 2021 г. по делу № 305-ЭС21-18005 (с. Иваненко Ю.Г., Антонова М.К., Тютин Д.В., Спецхимпром) +

Противодействие злоупотреблениям в сфере налогообложения не должно приводить к определению налоговой обязанности в относительно более высоком размере – превышающем потери казны от неуплаты налогов, возникшие на той или иной стадии обращения товаров (работ, услуг), приобретенных налогоплательщиком. Иное означало бы применение санкции, что выходит за пределы мер, необходимых для обеспечения всеобщности и равенства налогообложения.

Если в цепочку поставки товаров включены “технические” компании, и в распоряжении налогового органа имеются сведения и доказательства, в том числе раскрытые налогоплательщиком – покупателем, позволяющие установить лицо, которое действовало в рамках легального хозяйственного оборота (осуществило фактическое исполнение по сделке с товаром и уплатило причитавшиеся при ее исполнении суммы налогов), то необоснованной налоговой выгодой покупателя может быть признана та часть расходов, учтенных при исчислении налога на прибыль организаций, и примененных им налоговых вычетов по НДС, которая приходится на наценку, добавленную “техническими” компаниями.

Определение от 10 декабря 2021 г. № 304-ЭС21-22847 (с. Тютин Д.В., Сибнефтепереработка) –

Суды согласились с расчетом налогового органа действительного размера налоговой обязанности налогоплательщика, который осуществлен инспекцией на основании документов, представленных в ходе налоговой проверки, с учетом учетной политики организации. Себестоимость реализованных товаров и услуг определена в размере стоимости, указанной в документах, представленных фактическими поставщиками, а также рыночной стоимости предоставляемых услуг.

Определение от 9 декабря 2021 г. № 305-ЭС21-22952 (с. Антонова М.К., Густореченское) –

Судами установлено, что спорные контрагенты были использованы обществом только для минимизации своих налоговых обязательств путем искусственного завышения расходов организации и применения необоснованных налоговых вычетов; реальность сделок по приобретению товаров у спорных контрагентов не доказана; обществом умышленно совершались действия по формированию фиктивного документооборота; отсутствовала потребность в товарно-материальных ценностях, приобретаемых у указанных контрагентов, и хозяйственная необходимость в заключении спорных договоров; заключение сделок, не свойственных предпринимательскому обороту; взаимозависимость и взаимосвязанность всех участников сделок; предопределение движения денежных и товарных потоков; формальное отношение к невыполнению контрагентами своих обязательств.

Дополнительный анализ:  Анализ финансовой отчетности компаний

Определение от 30 ноября 2021 г. № 309-ЭС21-22364 (с. Антонова М.К., Комбикормовый завод “Здоровая ферма”)  ±

В части доначисления налога на прибыль организаций суд первой инстанции указал, что в спорный период заявителем приобретался товар, который полностью реализован, в связи с чем пришел к выводу о том, что доначисление заявителю спорного налога на прибыль организаций произведено необоснованно. Изменяя решение суда первой инстанции в части доначислений по налогу на прибыль организаций, апелляционный суд скорректировал суммы доначисленного налога, соответствующих пени и штрафа, отказав обществу в удовлетворении заявления по не раскрытым сведениям.

Признавая неправомерным доначисление налога на прибыль организаций в сумме 97 164 387 рублей 28 копеек, соответствующих сумм пени и штрафа, суды исходили из того, что при формальном документообороте с заявленными контрагентами, но с учетом реального несения налогоплательщиком расходов на приобретение товара, использованного в дальнейшем в хозяйственной деятельности, уменьшая сумму дохода на спорные расходы, налогоплательщиком не получена необоснованная налоговая выгода. При исследовании обстоятельств дела установлено, что в рамках рассматриваемого дела налогоплательщик не уклонялся от раскрытия информации о фактической стоимости сделок, активно реализовывал свои процессуальные права по представлению доказательств несения спорных расходов при исполнении сделок с реальными поставщиками, установленными налоговым органом в ходе проверки, способствовав определению действительного размера понесенных им затрат и расходов по спорным сделкам, что позволило судам сформировать доход, облагаемый налогом на прибыль организаций.

Определение от 29 ноября 2021 г. № 309-ЭС21-21964 (с. Тютин Д.В., Айсберг СК) –

Учитывая умышленных характер действий общества с участием компаний, не ведущих реальной экономической деятельности и не исполняющих налоговые обязательства в связи со сделками, оформляемыми от их имени и отсутствие доказательств выполнения работ силами спорных контрагентов, обоснованность отнесения налогоплательщиком спорных расходов для целей исчисления налога на прибыль налогоплательщиком не подтверждена.

Определение от 1 ноября 2021 г. № 305-ЭС21-15612 (с. Н.В. Павлова, ИНЖТРАСС-СТРОЙ) –

Выводы судов отвечают сформированной Верховным Судом Российской Федерации практике разрешения данной категории споров, и состоящей в том, что законодательство о налогах и сборах не допускает возможность извлечения налоговой выгоды налогоплательщиками, которые преследовали цель уменьшения налоговой обязанности за счет организации формального документооборота с участием “технических” компаний или, по крайней мере, при известности налогоплательщику об обстоятельствах, характеризующих его контрагента как “техническую” компанию. В названных случаях право на вычет фактически понесенных расходов при исчислении налога на прибыль и право на применение налоговых вычетов по НДС может быть реализовано налогоплательщиком, содействовавшим в устранении потерь казны – раскрывшим в соответствии с требованиями подпункта 6 пункта 1 статьи 23, пункта 1 статьи 54 Налогового кодекса сведения и документы, позволяющие установить лицо, осуществившее фактическое исполнение по сделке, осуществить его налогообложение и, таким образом, вывести фактически совершенные хозяйственные операции из “теневого” (не облагаемого налогами) оборота (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 25.01.2021 N 309-ЭС20-17277, от 19.05.2021 N 309-ЭС20-23981).

В данном случае судами установлено, что общества “МСК-Групп”, “Монолитпром” и “Техноком” в действительности не выполняли подрядные работы, а использовались налогоплательщиком для вывода денежных средств, полученных от исполнения государственного контракта, без уплаты налогов. Сведения и документы, позволяющие установить лицо, осуществившее фактическое исполнение работ вместо этих контрагентов, осуществить его налогообложение и, таким образом, вывести фактически совершенные хозяйственные операции из “теневого” оборота, налогоплательщиком не раскрыты и отсутствуют у налогового органа.

Определение от 25 октября 2021 г. № 308-ЭС21-18643 (с. Тютин Д.В., Защита) –

Фактически заявленный товар спорные контрагенты обществу не поставляли, товар приобретен обществом у реальных поставщиков, в том числе для последующей реализации покупателям в укомплектованном виде. В этой связи при расчете налоговых обязательств расходы общества на приобретение указанных товаров правомерно определены инспекцией исходя из стоимости товаров, установленной фактическими поставщиками, в связи с чем признаны обоснованными затраты, учтенные при исчислении налога на прибыль организаций в части товаров, реализованных обществом покупателям без комплектации.

Определение от 19 октября 2021 г. № 305-ЭС21-18422, 305-ЭС21-18449 (с. Антонова М.К., изучив Нефтяная компания Дулисьма) –

Представленные обществом первичные учетные документы не подтверждают реальности спорных хозяйственных операций заявителя с указанным контрагентом, отметив, что примененная обществом схема является частью сложной межсубъектной схемы по возмещению налога, в которую вовлечен ряд нефтедобывающих и большое число технических организаций. Реализация схемы обеспечивается и контролируется из единого центра, что свидетельствует об умышленном искажении обществом сведений о фактах хозяйственной деятельности.

Определение от 18 октября 2021 г. № 310-ЭС21-18218 (с. Антонова М.К., Завод минеральных вод) –

Основной вид деятельности контрагента в области права, контрагент не осуществлял поставку товара (трубопровода), зарегистрирован за пять дней до заключения сделки, не располагал необходимыми ресурсами для осуществления хозяйственной деятельности. Кроме того, данная сделка не отражена контрагентом в учете, обществом не представлено доказательств проявления должной осмотрительности при заключении сделки.

Определение от 11 октября 2021 г. № 301-ЭС21-17662 (с. Антонова М.К., Экран) –

При этом фактически управление действиями обществ осуществлялось одними лицами, организации использовали единую материально-техническую базу, в проверяемом периоде осуществляли деятельность по предоставлению юридическим лицам и населению платных услуг кабельного телевидения, при этом указанный вид деятельности являлся единственным для общества, а у ООО “Кисс” доходы от указанного вида деятельности составляли наибольшую долю всех доходов.

Определение от 20 сентября 2021 г. № 308-ЭС21-15772 (с. Антонова М.К., Стройцентр на Скачках) –

Суды согласились с выводом налогового органа о том, что указанный акт не подтверждает действительное списание спорного товара в связи с отсутствием необходимых реквизитов, в том числе подписей членов инвентаризационной комиссии. Иные документы, подтверждающие факты утилизации спорной продукции, в том числе акты о выявлении некачественного (опасного, просроченного) товара, акты изменения статуса или утилизации товара обществом не представлены, как и доказательства приобретения спорного имущества.

Определение от 31 августа 2021 г. № 305-ЭС21-14260 (с. Завьялова Т.В., Панорама) +

Суд исходил из того, что инспекцией неполно выяснены обстоятельства финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщика и его контрагентов, не доказаны обстоятельства, свидетельствующие о получении необоснованной налоговой выгоды, не представлены достаточные, допустимые, относимые доказательства, свидетельствующие о взаимозависимости налогоплательщика и спорных контрагентов, а также доказательства, подтверждающие, что спорные контрагенты являлись не самостоятельными субъектами и были подконтрольны налогоплательщику, доказательства, свидетельствующие о влиянии взаимозависимости участников хозяйственных операций на результат сделок.

Определение от 25 августа 2021 г. № 303-ЭС21-14066 (с. Пронина М.В., Строительная компания “Фриз”) –

Деятельность контрагентов носит исключительно “технический” характер, организации возглавляются номинальными руководителями, у контрагентов отсутствуют необходимые условия для достижения результатов соответствующей экономической и предпринимательской деятельности, заключенные с рядом контрагентов сделки носили нетипичный характер, поскольку прослеживалась необоснованная приоритетность наличного расчета между сторонами сделки над безналичным расчетом, при этом указанные организации имели расчетные счета в банках; доставка товара не подтверждена.

Определение от 18 августа 2021 г. № 309-ЭС21-15216 (с. Антонова М.К., ЮКОН-фарм) –

Судебные инстанции исходили из того, что несмотря на регистрацию налогоплательщика и ООО “Аптека Атромед” как самостоятельных юридических лиц, для применения налогового законодательства указанные лица должны оцениваться как единый хозяйствующий субъект, функционирующий в целях получения общего финансового результата, при этом формальное разделение позволило им в обход закона создать видимость соблюдения ограничения по средней численности работников для применения специального налогового режима. При исследовании обстоятельств дела установлены взаимозависимость общества и ООО “Аптека Атромед” и согласованность их действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды; функционирование в 2013 – 2015 годах данных организаций как единого предприятия без фактического разделения персонала и материальных ресурсов.

Определение от 12 августа 2021 г. № 304-ЭС21-12783 (с. Антонова М.К., Куйбышевский торг) –

Судом также установлено, что иных доходов от самостоятельного ведения предпринимательской деятельности вновь созданные общества не имели; заявитель после проведения реорганизации и выделения обществ, наделенных имуществом и статусом арендодателей, продолжал самостоятельно вести переписку с арендатором – ООО “Розница К-1” по вопросам, связанным с текущей арендной платой имущества, которое находилось на балансе вновь созданных обществ.

Определение от 9 августа 2021 г. № 305-ЭС21-12393 (с. Антонова М.К., Электромир) –

Изъятые документы и предметы свидетельствуют о централизованном ведении складского учета, что подтверждает взаимозависимость и согласованность действий организаций; фактические взаимоотношения не преследовали цель осуществлять предпринимательскую деятельность, заключены с намерением создания условий для неосновательного увеличения обществом налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость (далее – НДС). При этом налогоплательщик в рамках установленных инспекцией схем, контролировал товарные и денежные потоки с целью получения необоснованной налоговой выгоды; заявителем, входящим в группу компаний, осуществлено завышение стоимости приобретаемой для дальнейшей реализации продукции путем вовлечения дополнительных подконтрольных звеньев в схему поставки импортных товаров, что повлекло соответственно увеличение суммы налоговых вычетов. Данные товары формально реализовывались производителем без НДС через многоуровневую цепочку не исполняющих своих налоговых обязательств фирм “однодневок” при реальном непосредственном движении товара в адрес налогоплательщика, приобретение товара налогоплательщиком осуществлено уже с включением в стоимость НДС, который возник на стадии перепродажи техническими организациями и фактически ими в бюджет не уплачивался.

Определение от 22 июля 2021 г. № 310-ЭС21-11511 (с. Завьялова Т.В., СтальКом) –

У налогоплательщика отсутствуют документы, позволяющие однозначно идентифицировать физических лиц, сдавших обществу лом. Физические лица, которые по данным общества производили сдачу металла, отрицали данный факт, а также получение соответствующей оплаты от общества. Представленные налогоплательщиком документы в подтверждение расходов по налогу на прибыль по сделкам с физическими лицами, в том числе приемо-сдаточные акты, авансовые отчеты не соответствуют требованиям законодательства, не позволяют идентифицировать физическое лицо, являвшееся стороной сделки, не подтверждают факт совершения хозяйственной операции, и, как следствие, расходную часть, связанную с закупкой металлолома у физических лиц.

Определение от 19 июля 2021 г. № 306-ЭС21-10487 (с. Тютин Д.В., НАНС) –

Суды исходили из доказанности совокупности обстоятельств, свидетельствующих о деятельности вышеназванных организаций как единого экономического субъекта, поскольку они созданы одним лицом, располагаются в одном здании, используют имущество налогоплательщика, имеют единое кадровое и правовое управление, осуществляют одинаковые виды деятельности (производство и реализация мясоколбасных изделий).

Определение от 19 мая 2021 г. № 309-ЭС20-23981 (с. Павлова Н.В., Антонова М.К., Завьялова Т.В., Фирма “Мэри”) –

Расчетный способ определения налоговой обязанности на основании имеющейся у налогового органа информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках (подпункт 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ) подлежит применению, если допущенное налогоплательщиком нарушение сводится к документальной неподтвержденности совершенной им операции, нарушению правил учета, что, как правило, имеет место, если налогоплательщик не участвовал в уклонении от налогообложения, организованном иными лицами, но не проявил должную осмотрительность при выборе контрагента и взаимодействии с ним (пункт 10 постановления Пленума N 53). Напротив, если цель уменьшения налоговой обязанности за счет организации формального документооборота с участием “технических” компаний преследовалась непосредственно налогоплательщиком или, по крайней мере, при известности налогоплательщику об обстоятельствах, характеризующих его контрагента как “техническую” компанию, применение расчетного способа определения налоговой обязанности в такой ситуации не отвечало бы предназначению данного института, по сути уравнивая в налоговых последствиях субъектов, чье поведение и положение со всей очевидностью не является одинаковым: налогоплательщиков, допустивших причинение потерь казне для получения собственной налоговой выгоды, и налогоплательщиков, не обеспечивших должное документальное подтверждение осуществленных ими операций.

В то же время право на вычет фактически понесенных расходов при исчислении налога на прибыль может быть реализовано налогоплательщиком, содействовавшим в устранении потерь казны – раскрывшим в соответствии с требованиями подпункта 6 пункта 1 статьи 23, пункта 1 статьи 54 НК РФ сведения и документы, позволяющие установить лицо, осуществившее фактическое исполнение по сделке, осуществить его налогообложение и, таким образом, вывести фактически совершенные хозяйственные операции из “теневого” (не облагаемого налогами) оборота.

Определение от 12 апреля 2021 г. № 310-ЭС21-3233 (с. Пронина МВ., ТНС энерго Воронеж) –

Суды указали, что заключение спорных договоров не обусловлено разумными экономическими целями, поскольку покупка (продажа) электроэнергии (мощности) и ее транспортировка неразрывно связаны и являются непрерывным процессом в электроэнергетике, следовательно, заключение договора управления на покупку электроэнергии (мощности) носит формальный характер и не обусловлено разумными экономическими целями. Затраты общества в результате заключения спорных договоров многократно увеличились.

Определение от 7 апреля 2021 г. № 303-ЭС21-2978 (с. Завьялова Т.В., Гудман-ВЭД) –

Ссылка общества на пункт 3 статьи 54.1 НК РФ подлежит отклонению, поскольку вопреки доводам жалобы суды исходили не из формальных претензий к контрагентам (нарушение законодательства о налогах и сборах, подписание документов неустановленным лицом), а из установленных по делу фактов, опровергающих реальность совершения налогоплательщиком сделок.

Определение от 2 апреля 2021 г. № 307-ЭС21-2489 (с. Завьялова Т.В., Балтийская экспедиторская компания) –

Делая вывод о несоответствии отраженных Налогоплательщиком в налоговом учете операций по купле-продаже импортного товара их действительному экономическому смыслу, налоговым органом определен размер налоговых обязательств исходя из уровня затрат, которые были бы понесены налогоплательщиком в случае приобретения импортного товара без привлечения формальных организаций.

Определение от 17 марта 2021 г. № 310-ЭС21-1557 (с. Антонова М.К., Торговый Дом “Посольство вкусной еды”) –

Установив указанные обстоятельства, суд апелляционной инстанции согласился с выводами налогового органа о совершении обществом действий, направленных на дробление бизнеса с целью занижения доходов путем привлечения подконтрольного ему ООО “Содействие”, не имеющего возможности осуществлять самостоятельно предпринимательскую деятельность ввиду отсутствия у него соответствующих условий.

Определение от 12 марта 2021 г. № 306-ЭС21-490 (с. Павлова Н.В., РЭД) +

Суд апелляционной инстанций, исходя из доказанности обществом факта совершения реальных хозяйственных операций с контрагентом (представление первичных учетных документов по финансово-хозяйственным операциям с данным контрагентом, включая счета-фактуры, которые соответствуют требованиям налогового законодательства для применения налоговых вычетов по НДС в оспариваемой сумме), учитывая недоказанность инспекцией фактов подконтрольности или взаимозависимости спорного контрагента проверяемому налогоплательщику, свидетельствующих о согласованности действий участников сделки, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды путем совершения операции с проблемным контрагентом или путем создания формального документооборота с использованием цепочки контрагентов, пришел к выводу об обоснованности требований общества.

Определение от 10 марта 2021 г. № 308-ЭС20-7251 (с. Першутов А.Г., АГРОМАРКЕТ) –

Суды пришли к выводу об отсутствии оснований для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. Как указали суды, представленные обществом два фотоснимка автомобилей MAN с номерами У600 ЕН123, М480 123 не могут свидетельствовать о поставке в адрес общества от ООО “Оскар” в 2015 году дизельного топлива на общую сумму 84 606 454 рублей 20 копеек и не подтверждают финансово-хозяйственные отношения общества и его контрагента. Заявленные обществом обстоятельства (обнаружившийся в ноутбуке файл с фотоснимками автомобилей MAN с номерами У600 ЕН123, М480 123), существовавшие на момент вынесения судебных актов судов первой, апелляционной, кассационной инстанций и проверки их законности в Верховном Суде Российской Федерации, в соответствии со статьей 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не могут быть признаны вновь открывшимися обстоятельствами, являющимися основанием для пересмотра судебного акта.

Определение от 3 марта 2021 г. № 301-ЭС21-849 (с. Пронина М.В., Салтыков Василий Викторович) –

Предприниматель, общество “Меленки-Лес”, общество “Меленковская мебельная фабрика” в спорный период фактически функционировали как единый хозяйствующий субъект. Предприниматель является единственным учредителем и руководителем обществ. Организации осуществляли аналогичную деятельность на территории, принадлежащей предпринимателю, имели общих сотрудников, общее имущество, единый сайт в сети Интернет. Технологический процесс изготовления продукции налогоплательщиком и организациями был единым, с использованием одного и того же оборудования, денежными средствами, находящимися на расчетных счетах организаций, открытых в одних банковских учреждениях, имел право распоряжаться сам предприниматель. Связь с контрагентами осуществлялась по телефонам, принадлежащим предпринимателю. Организации, находясь на упрощенной системе налогообложения, посредством формального разделения бизнеса по отдельным организациям, регулировали размер получаемых доходов и не допускали превышение предельно допустимого значения доходов для перехода на общую систему налогообложения.

При определении размера действительной налоговой обязанности предпринимателя по уплате налога на добавленную стоимость и налога на доходы физических лиц доходы определены налоговым органом расчетным методом по данным деклараций, представленным предпринимателем, обществами “Меленки – Лес”, “Меленковская мебельная фабрика”, “Артемида-33”, “Уют”, которые почти полностью совпадают со сведениями по их расчетным счетам и с итоговыми суммами, отраженными в отчетах менеджеров. В качестве расходов налогоплательщика инспекцией учтены все расходные операции участников схемы по оплате ими приобретенных товаров, также при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учтены установленные расчетным путем расходы на приобретение древесины, исходя из средней цены приобретения.

Определение от 24 февраля 2021 г. № 308-ЭС20-24184 (с. Тютин Д.В., Донаэродорстрой) –

Ссылка заявителя на то, что совершенные хозяйственные операции были реальными, подлежит отклонению, поскольку не свидетельствует о неправомерности непринятия расходов и вычетов, которые были задекларированы обществом по взаимоотношениям со спорными контрагентами.

Определение от 19 февраля 2021 г. № 310-ЭС20-23895 (с. Павлова Н.В., ТАЛАН) –

Инспекцией из состава расходов исключена только стоимость металлолома, приобретенного у физических лиц: 1) однозначно отрицающих факт сдачи металлолома, 2) не имеющих возможности сдавать металлолом, в том числе на приемных пунктах общества (в силу малолетнего возраста, в силу смерти, в силу большой удаленности приемо-сдаточного пункта от места фактического проживания лица). Таким образом, суды пришли к выводу о легализации обществом лома неизвестного происхождения, о чем, в том числе, косвенно свидетельствуют карточки счета 10.01 за 2015, 2016, 2017 годы, из которых следует, что, имея определенное количество лома, организация распределяет его между физическими лицами таким образом, что каждый сдатчик (физическое лицо) в одну календарную дату сдает примерно одинаковое количество лома одной марки, стоимость лома, сданного каждым физическим лицом, приближена к 250 000 рублей, однако не превышает указанный предел. В ином случае у указанных физических лиц возникла бы обязанность по перечислению в бюджет НДФЛ с полученных доходов, что позволило бы налоговому органу осуществить дополнительные проверочные мероприятия.

Определение от 18 февраля 2021 г. № 304-ЭС20-23974 (с. Пронина М.В., Олимп Плаза) –

Общество, общество “Отель Олимп” и предприниматель, являясь взаимозависимыми лицами, осуществлявшими в спорный период аналогичную деятельность по оказанию гостиничных услуг, находящимися по одному адресу, под единой вывеской, имеющими общих сотрудников, общее имущество, находясь на упрощенной системе налогообложения, посредством формального разделения бизнеса по отдельным организациям, регулировали размер получаемых доходов и не допускали превышение предельно допустимого значения доходов для перехода на общую систему налогообложения.

Определение от 15 февраля 2021 г. № 305-ЭС20-23846 (с. Пронина М.В., Газпром трансгаз Екатеринбург) –

Суды исходили из того, что налоговым органом установлена совокупность обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии у общества права на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, связанных с заключением в рамках реализации имущества несостоятельного аффилированного должника не имеющего экономического смысла соглашения о приобретении информации по ликвидированным скважинам, не обладающей производственной ценностью. При этом судами установлено, что общество полностью располагало информацией о строительстве скважин, невозможности проведения дальнейших работ и передачи в его адрес скважин в связи с их ликвидацией. Общество намеренно не принимало непродуктивные скважины, поскольку обладало геологической информацией, а эксплуатация непродуктивных скважин не представлялась возможной и требовала их ликвидации. Данные действия общества послужили основанием для расторжения в судебном порядке соответствующих договоров, возникновения у контрагента кредиторской задолженности и возбуждения впоследствии процедуры банкротства, в ходе которой было заключено указанное соглашение.

Определение от 4 февраля 2021 г. № 310-ЭС20-23458 (с. Завьялова Т.В., Витапром) –

Суды при этом признали доказанным факт создания обществом формального документооборота в отсутствие доказательств совершения реальных хозяйственных операций. Так, суды установили, что контрагент общества не имел возможности осуществлять поставку товаров ввиду отсутствия у него необходимых условий для ведения финансово-хозяйственной деятельности. Кроме того, как отметили суды, обществом платежи за спорный товар в адрес контрагента не производились, в свою очередь контрагент никаких действий по взысканию задолженности не предпринимал.

Определение от 1 февраля 2021 г. № 306-ЭС20-22548 (с. Антонова М.К., ИП Исакова Тамара Александровна) –

Судебные инстанции исходили из недобросовестности действий предпринимателя при перечислении налога, направленности на осуществление фиктивных платежей в бюджет в целях получения необоснованной налоговой выгоды, поскольку информация о наличии у банка финансовых трудностей с перечислением денежных средств клиентов с использованием корреспондентского счета была опубликована в открытых источниках. Суды отметили, что платеж предъявлен предпринимателем к исполнению после опубликования в средствах массовой информации сведений о проблемах банка и приостановке расчетно-кассового обслуживания клиентов. На дату совершения платежей (12.12.2016) налогоплательщик не мог достоверно определить налоговую базу по налогу по упрощенной системе налогообложения.

Определение от 25 января 2021 г. № 309-ЭС20-17277 (с. Завьялова Т.В., Першутов А.Г., Тютин Д.В., Уралбройлер) –

В сложившейся ситуации при рассмотрении вопроса о том, могут ли негативные последствия неуплаты НДС “техническими” компаниями быть возложены на налогоплательщика – покупателя в соответствии с пунктами 4 и 9 постановления Пленума № 53, в частности, имеет значение установление факта причастности налогоплательщика к нарушениям, допущенным в процессе обращения товаров (работ, услуг), то есть направленность действий налогоплательщика на получение экономического эффекта за счет непосредственного участия в уклонении от уплаты НДС совместно с лицами, не осуществлявшими реальной экономической деятельности, а равно информированность налогоплательщика о допущенных этими лицами нарушениях. При установлении названных обстоятельств само по себе реальное исполнение операций по реализации товаров (работ, услуг) непосредственным контрагентом налогоплательщика (“контрагентом первого звена”) не позволяет налогоплательщику – покупателю претендовать на получение налоговой выгоды в отсутствие экономического источника вычета (возмещения) налога. Вышеназванный подход, выработанный в судебной практике, по существу не был изменен федеральным законодателем, определившим пределы осуществления прав налогоплательщиками в статье 54.1 Налогового кодекса (введена Федеральным законом от 18.07.2017 N 163-ФЗ), по смыслу пункта 1 которой налогоплательщик отвечает за искажения сведений о фактах хозяйственных деятельности (совокупности таких фактов), в которых он участвовал.

Следовательно, как и ранее, в условиях действующего в настоящее время законодательного регулирования исключается возможность применения налоговых вычетов НДС полностью или в соответствующей части в ситуациях, когда налогоплательщик участвовал в согласованных с иными лицами действиях, направленных на неправомерное уменьшение налоговой обязанности за счет искусственного наращивания стоимости товаров (работ, услуг) без формирования источника вычета (возмещения) налога, или во всяком случае, если ему было известно о действиях иных лиц, уклоняющихся от уплаты НДС в процессе обращения товаров (работ, услуг).

Определение от 25 января 2021 г. № 308-ЭС20-21834 (с. Антонова М.К., ЛОВ) –

Суды отметили, что проверяемый налогоплательщик и предприниматель фактически являются единой организованной коммерческой структурой, работники которой будучи оформленными у различных работодателей, однако находятся в постоянном взаимодействии друг с другом, выполняя свои должностные обязанности, используют общие материально-технические ресурсы в целях достижения консолидированного эффекта от деятельности по реализации строительных материалов. При этом выгодоприобретателем необоснованной налоговой выгоды, возникшей в результате неправомерного включения в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, агентского вознаграждения, является Налогоплательщик.

Определение от 18 января 2021 г. № 304-ЭС20-22296 (с. Завьялова Т.В., Сибирская инжиниринговая торговая компания) –

Спорные контрагенты были использованы Налогоплательщиком сугубо для минимизации своих налоговых обязательств путем искусственного завышения расходов организации и применения необоснованных налоговых вычетов; реальность сделок по приобретению товаров у спорных контрагентов не доказана; обществом умышленно совершались действия по формированию фиктивного документооборота; также суды отметили установление реального контрагента, в отношениях с которым обществом понесены расходы, размер которых проверен судами.

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий