Налог на номинальную стоимость

Массовый учредитель – номинальный владелец шести и более компаний согласно терминам ФНС. На тех, кто соглашается на должность «номинала», могут быть записаны сотни компаний. Но иногда на месте гендиректора закредитованной фирмы может оказаться ничего не подозревающий человек. В одном из таких споров разбирался Верховный суд (определение от 03.12.2019 № 5-КГ19-201 по делу №2-906/2018.

Согласно статистике, на конец 2018 года каждая 30 компания в России управляется номиналом, а самих номиналов насчитывалось более 8500 человек, хотя налоговая служба говорит о том, что с каждым годом их число сокращается. Для массовых учредителей, на имя которых зарегистрированы сотни фирм, это способ заработка. Как правило, номиналами становятся добровольно. Однако есть и те, чьё имя оказывается в графе «гендиректор» без их ведома. Теперь ВС РФ рассмотрел очередное дело с участием «номинала поневоле», в котором напомнил судам, что имеет значение при доказывании в подобных спорах.

Содержание
  1. Фунт лиха
  2. Самый гуманный суд в мире
  3. Здравый смысл торжествует
  4. Проснулся “номиналом”
  5. Облагать ли НДФЛ подарочный сертификат от работодателя?
  6. Подарочный сертификат как доход работника
  7. Как платить НДФЛ с подарочного сертификата
  8. Порядок обращения купонного дохода
  9. Бухгалтерский учет купонного дохода, уплаченного предприятием
  10. Бухгалтерский учет купонного дохода, начисленного предприятием
  11. Учет дисконта (премии) по облигации
  12. Владение «через номинала» как прямое участие в иностранной компании
  13. «Номинал» как самостоятельная иностранная структура
  14. «Номинал» как иной вид контроля
  15. Поиск «теневых» бенефициаров по принципу «ищи, кому выгодно»
  16. От номинальных директоров к реальным
  17. Недействительные сделки и документы
  18. Свидетели, обеспечительные меры и распоряжение правом требования
  19. Директор в неведении
  20. Что делать

Фунт лиха

Лица, не осведомленные, что по их документам создано юридическое лицо, к уголовной ответственности не привлекаются. То есть правоохранителям необходимо доказать именно умысел на создание фирмы на подставное лицо

Дополнительный анализ:  Анализ финансовой отчетности схема

Тогда банк подал у суд. Г-н Шапкин, который был соответчиком, в первой инстанции ссылался на то, что никогда не был директором никакого ООО, не подписывал ни кредитный договор, ни договор поручительства. Более того, он, являясь инвалидом II группы, в период заключения договоров даже не мог самостоятельно двигаться.

Самый гуманный суд в мире

Шапкин обращался в полицию и заявлял о мошенничестве и подделке его подписей на договорах. Но эти документы не были приняты судом, их не приобщили к материалам. В итоге суд удовлетворил иск банка, взыскав с ООО и Шапкина солидарно долг в размере 209 309 020,43 рублей, включая проценты и неустойку, и обратив взыскание на товары в обороте – они были проданы с публичных торгов.

В апелляции Шапкин ходатайствовал о проведении почерковедческой экспертизы, чтобы доказать, что подписи на договорах ему не принадлежат. В этом ему отказали и отметили, что в первой инстанции он об экспертизе не просил. Сам заявитель отмечал, что это не так, но доказать, кто прав, оказалось невозможно: протокола заседания первой инстанции, который позволил бы понять, было ходатайство или нет, не оказалось. Сведений о ходатайстве в мотивировочной части решения тоже не было.

Здравый смысл торжествует

Возражения ответчика о том, что он не был гендиректором и ничего не подписывал, имели значение для дела, но действительно ли он заявлял логичное в такой ситуации ходатайство об экспертизе, непонятно. ВС РФ указал на процессуальные нарушения, отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Проснулся “номиналом”

Ситуации с тем, когда «номинал» не знал, что на него записана фирма, возникают достаточно часто. Узнать о таком можно случайно. Например, получить повестку в суд или письмо от налоговой. О неожиданном статусе узнают из звонков от банков, операторов или от поставщиков услуг, которые хотят вам что-то предложить.

Дополнительный анализ:  Анализ бухгалтерской отчетности ОАО «РЖД» и 3. Таблицы для анализа бухгалтерской отчетности ОАО «РЖД»

Как узнать, что вы номинальный директор? Что делать? Можно узнать самому на сайте проверки компаний: вводите свой ИНН и смотрите результаты. Если оказалось, что вы являетесь директором, хотя об этом не знали, лучше сразу написать заявление в налоговую по месту регистрации этой фирмы в свободной форме, указав, что вы ничего не регистрировали, не давали на это согласия и не управляли компанией. Чтобы ФНС убрала запись о компании, нужно решение суда. В иске надо попросить признать недействительной регистрацию фирмы, о которой идет речь. В суде надо указать на то, что вы не участвовали в регистрации фирмы, указать на потерю документов, привлечь для пояснений нотариуса, выдававшего доверенность, ходатайствовать о проведении почерковедческой экспертизы. Суд может как закрыть фирму, так и просто удалить запись о директоре. Может вообще отказать заявителю.

Как правило, это происходит в том случае, если человек потерял свой паспорт, а потом выясняется, что на него зарегистрировано огромное количество фирм. Если для владельца паспорта регистрация стала сюрпризом, то на него все равно возлагается ответственность за деятельность фирмы. На практике освободить невольного руководителя компании от ответственности сложно. Если компания стала банкротом, то конкурсный управляющий, как правило, предъявляет иск о субсидиарной ответственности ко всем, включая гендиректора. Аналогичным образом действует налоговая.

Чтобы принять меры предосторожности и минимизировать вероятную ответственность, надо сразу заявить об утере паспорта в госорганы, а лучше направить аналогичные сведения и в Федеральную налоговую службу, чтобы в случае обращения за регистрационными действиями от имени этого человека в регистрации таких действий отказать.

В дальнейшем в случае возникновения ситуаций с регистрацией фирм по утерянному паспорту необходимо будет являться по всем вызовам налоговых и правоохранительных органов и давать объяснения об обстоятельствах утраты, прикладывая документы, подтверждающие факт утраты.

При этом лучше помнить, что сами номиналы могут быть привлечены по ст. 173.2 УК  («Незаконное использование документов для создания (образования, реорганизации) юридического лица»). Наказание в виде лишения свободы по этой статье не предусмотрено. Тем не менее все остальные негативные последствия в виде возбуждения уголовного дела, последующего приговора суда, достаточно крупного штрафа, обязательных или исправительных работ, судимости лицо, предоставляющее свой паспорт для создания юридического лица, может получить.

Облагать ли НДФЛ подарочный сертификат от работодателя?

распечатать Изменения для бухгалтера с 2023 года

В преддверии Нового года некоторые компании закупают подарочные сертификаты своим работникам. Подарочный сертификат, который работник получил от организации-работодателя, признается его налогооблагаемым доходом. Расскажем, как нужно платить НДФЛ с такого дохода.

Подарочный сертификат как доход работника

Подарочный сертификат – это документ, удостоверяющий право его владельца на получение товаров (работ, услуг) у указанного в сертификате лица (продавца), в том числе с оплатой его стоимости за вычетом приведенной в сертификате суммы (номинальной стоимости сертификата).

Исходя из определения, подарочный сертификат – это доход работника в натуральной форме.

Стоимость подарочного сертификата определяют так:

  • как размер указанного на сертификате номинала;
  • как размер стоимости товаров (работ, услуг), право на получение которых появляется у владельца сертификата (если номинал на нем не указан).

Налоговая база определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), иного имущества, исчисленная исходя из их рыночных цен.

Напомним, датой фактического получения дохода в натуральной форме является день передачи доходов (подп. 2 п. 1 ст. 223 НК РФ).

Как платить НДФЛ с подарочного сертификата

Уплата налога зависит от суммы номинала сертификата.

Так, если стоимость подарочного сертификата превышает 4000 рублей, то с суммы превышения нужно удержать НДФЛ. Сертификаты номиналом до 4 000 рублей не облагаются НДФЛ (п. 28 ст. 217 НК РФ).

Доходы работника, полученные в натуральной форме, облагаются НДФЛ по ставке 13%.

Ограничение в 4 000 рублей относится ко всем подаркам одновременно, полученным в течение одного календарного года.

Например, работодатель выдал работнику два сертификата: один номиналом 3 000 рублей, второй – 4 500. НДФЛ составит 455 рублей ((3 000 + 4 500) – 4 000 = 3 500 х 13%).

При выдаче доходов в натуральной форме удержать налог непосредственно из суммы дохода невозможно. Поэтому налог может быть удержан из любых других доходов работника, которые он получает в организации (например, из суммы зарплаты, выданной деньгами, дивидендов, материальной помощи и т. д.). Основание – пункт 4 статьи 226 Налогового кодекса.

Удержать налог нужно из любых денежных выплат работника. Чиновники напоминают, если же до конца года этого сделать не удалось, необходимо уведомить о таком доходе налоговиков по форме 2-НДФЛ. Они предъявят НДФЛ к уплате получателю подарка.

Не забудьте, что сведения о подарках, стоимость которых за год превышает 4 000 рублей, нужно показать как в справке 2-НДФЛ, так и в расчете 6-НДФЛ.

Налог на номинальную стоимость

Основные сложности в учете облигаций заключаются, во-первых, в одновременном наличии процентного (купонного) дохода и разницы в цене облигации (дисконта или премии); во-вторых, в специфической процедуре передачи накопленного купонного дохода от одного владельца другому. Особенностям отражения в бухгалтерском учете купонного дохода, дисконта и премии посвящена настоящая статья.

Порядок обращения купонного дохода

По облигации ее держатель получает процентный (купонный) доход от номинальной стоимости облигации. Купонный доход выплачивается периодически, например, если облигация выпущена на 8 лет, а купон выплачивается 4 раза в год, то за период обращения облигации состоится 32 купонных выплаты. Широко известное выражение «стричь купоны» вошло в обиход именно благодаря облигациям. Раньше облигации выпускались в виде бумажного документа, на котором были прикреплены листочки – купоны. В день выплаты процентного дохода эмитент состригал ножницами купон и выплачивал доход владельцу облигации.

Сложившийся деловой обычай обращения купонных облигаций предполагает, что покупатель уплачивает предыдущему владельцу в составе цены облигации накопленный купонный доход (далее – НКД). НКД – часть купонного дохода в виде процента к номинальной стоимости облигации пропорционально количеству дней, прошедших от даты выпуска облигации или даты выплаты предшествующего купонного дохода. Датой начала купонного периода для исчисления НКД считается день, следующий за датой облигационного выпуска или за датой выплаты предыдущего купона по уже обращающимся облигациям. Сделка с облигацией, исполнение которой приходится на день выплаты купона, не сопровождается уплатой НКД как по погашенному в этот день купону, так и по новому купону, чей купонный период начинается в этот день.

Таким образом, при продаже облигации продавец получает от покупателя проценты за все время владения облигацией с момента последней купонной выплаты и не несет никаких процентных потерь от продажи. Возмещенный покупателем НКД для продавца является оплатой дохода. Для покупателя же НКД, уплаченный предыдущему владельцу, является расходом при приобретении облигации и доходом считаться не может. В дальнейшем покупатель получит возмещение своего расхода по НКД или от эмитента, или от другого покупателя, если в свою очередь также продаст облигацию.

Уплата НКД может сопровождать даже эмиссию облигаций. Обычно первичное размещение облигаций эмитентом не заканчивается в течение одного дня (даты начала выпуска). Поэтому начиная со второго дня размещения облигаций, покупатель при приобретении облигаций также уплачивает НКД, рассчитываемый по следующей формуле:

НКД = N x С1 x (t – to) / 365 /100 %,

С1 – процентная ставка по первому купону (в процентах годовых);

N – номинальная стоимость облигации;

t o – дата начала размещения облигаций;

t – дата заключения договора купли-продажи облигаций.

Сумма выплаты по купону на одну облигацию определяется с точностью до одной копейки, округление цифр при расчете производится по правилам математического округления.

Бухгалтерский учет купонного дохода, уплаченного предприятием

В бухгалтерском учете следует разделять НКД, уплаченный предыдущему владельцу (эмитенту) при приобретении облигации, и купонный доход, начисленный за время владения предприятием облигацией.

На каком балансовом счете учитывать уплаченный НКД? В письме Минфина РФ от 14.01.2004 № 16-00-14/11 был дан следующий ответ:

В «ПБУ 19/02 «Учет финансовых вложений» установлено, что в первоначальную стоимость финансовых вложений, приобретаемых за плату, включаются суммы, уплачиваемые в соответствии с договором продавцу. Указанное правило распространяется и на облигации, приобретаемые у продавца с учетом НКД, приходящегося на дату их покупки».

Если воспользоваться этим письмом, то рекомендуется учитывать НКД обособленно от «тела» облигации, на отдельном субсчете к счету 58-2 «Долговые ценные бумаги», например, на счете 58-2-2 «Средства полученные и затраты произведенные по облигационным купонам».

20.03.2013 предприятие купило за 100,15% от номинала 4 тыс. облигаций ВТБ-5 об. Номинал облигации составляет 1 тыс. руб. НКД составил 12,57 руб.

28.03.2013 предприятие продало облигации за 100,24% от номинала, НКД составил 14,19 руб.

*55-4 – Брокерский счет

** 76-5 – Купонный доход

***В составе заключительных оборотов за отчетный месяц.

В практике имеет место и другой вариант учета уплаченного НКД, а именно на счете 76 «Расчеты с прочими дебиторами и кредиторами», например, на отдельном субсчете 76-5 «Купонный доход». При данном варианте учета купонного дохода совершаются следующие бухгалтерские записи. По дебету счета 76-5 «Купонный доход» отражаются затраты, произведенные на оплату НКД при приобретении облигаций на первичном и вторичном рынке. По кредиту 76-5 «Купонный доход» учитываются средства, полученные в виде НКД при перепродаже на вторичном рынке ранее купленных облигаций, а также процентный доход, полученный при погашении купона.

Автору ближе именно этот подход, поскольку в сделках НКД четко идентифицируется как процентный доход, а он, доход, не только уплачивается покупателю, но и начисляется предприятием самостоятельно за время владения облигацией. Если в отношении НКД, уплаченного покупателю, есть причины оприходовать на 58 счет, то в отношении купонного дохода, самостоятельно начисленного предприятием, такого основания нет. Ибо согласно п. 18 ПБУ 19/02 первоначальная стоимость финансовых вложений, по которой они приняты к бухгалтерскому учету, может изменяться в случаях, установленных законодательством и настоящим Положением (имеется в виду ПБУ 19/02). Начисление процентов по финансовому вложению в число таких случаев не входит, а значит купонный доход, образовавшийся за время владения облигацией, отражается традиционной бухгалтерской проводкой Дебет 76 Кредит 91.

Эта статья участвует в Конкурсе на лучшую статью.

Победителя ждет главный приз – 30 000 рублей!

В свое время учет купонного дохода был прописан в Постановлении ФКЦБ от 27.11.1997 № 40. ФКЦБ предлагала учитывать НКД, уплаченный предыдущему владельцу, по счету учета финансовых вложений, а в случае отсутствия уплаченного НКД начислять доход по облигации по сч. 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «Проценты (доходы) по облигациям». К сожалению, в Постановлении № 40 отсутствует прямое указание, как начислять доход по облигации за время владения ею предприятием, если по ней имеется НКД, уплаченный предыдущему владельцу. По мнению автора, полагалось, что и в этом случае начисленный купонный доход должен быть приходоваться по дебету финансовых вложений. В настоящее время такой возможности нет из-за запрета, установленного п. 18 ПБУ 19/02. Поэтому для предприятий выбор сводится к следующему: 1) полностью учитывать купонный доход по сч. 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами»; 2) НКД, уплаченный предыдущему владельцу учитывать по сч. 58 «Финансовые вложения», а купонный доход, начисленный предприятием по сч. 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами»

Бухгалтерский учет купонного дохода, начисленного предприятием

Согласно п. 34 ПБУ 19/02 доходы по финансовым вложениям признаются доходами от обычных видов деятельности либо прочими поступлениями в соответствии с ПБУ 9/99 «Доходы организации».

Предприятия, применяющие метод начисления, признают купонный доход по облигациям на наиболее раннюю из следующих дат:

  • день выплаты купонного дохода;
  • день реализации предприятием облигации;
  • день погашения облигации;
  • последний рабочий день отчетного периода. В последний рабочий день отчетного периода подлежит признанию весь купонный доход, начисленный за отчетный период или за период с даты приобретения или с даты начала очередного купонного периода (в том числе за оставшиеся нерабочие дни, если последний рабочий день отчетного периода не совпадает с его окончанием).

Исходные условия Примера 1. Но предприятие не продает облигации, а удерживает их на балансе. Ставка по купону составляет 7,4% годовых. Предыдущая выплата купона эмитентом состоялась 17.01.2013.

На 31.03.2013 НКД составит:

1000 руб. х 7,4% х 73 дн. / 365 дн. = 14,80 руб. За время владения облигациями у предприятия сформировался доход 14,80 – 12,57 = 2,23 (руб.)

18.04.2013 эмитентом был выплачен купонный доход в размере 18,45 руб. на облигацию (из расчета 7,4% годовых).

Учет дисконта (премии) по облигации

Специфическим учетом НКД сложности с облигациями не ограничиваются. В зависимости от рыночных условий купонная облигация может размещаться (торговаться) с премией или дисконтом, но она всегда погашается по номиналу. Любое совпадение цены с номиналом в период обращения (если речь не идет о последних днях перед погашением) является скорее случайностью, чем правилом.

По облигациям, обращающимся на ОРЦБ, дисконт (премия) – это неотъемлемая часть текущей стоимости, динамика текущей стоимости находит отражение в бухгалтерском учете путем регулярно проводимых переоценок облигаций.

Если же речь идет о необращающихся облигациях, то пунктом 22 ПБУ 19/02 установлен особый порядок учета премии (дисконта).

В ответе на частный запрос ЦБ РФ исследовал экономическую природу премии, уплачиваемую при приобретении облигации, что представляет интерес для предприятий, разрабатывающих учетную политику для операций с облигациями. В частности, Банк России разъяснил:

«При приобретении долгового обязательства по цене выше номинала сумма превышения цены приобретения над номиналом (так называемая премия) представляет собой процентный доход, входящий в цену приобретения долгового обязательства и относящийся не только к текущему процентному (купонному) периоду, но и к будущим процентным (купонным) периодам».

Если обратиться к тексту п. 22 ПБУ 19/02, то видно, что Минфин поддерживает такую трактовку:

Исходя из того, что «разрешается», делаем вывод, что эту операцию можно не проводить, но мы, тем не менее, ее рассмотрим, по двум причинам. Во-первых, она способствует более равномерному признанию доходов (расходов), а во-вторых, п. 42 ПБУ 19/02 обязывает раскрывать в составе годовой отчетности информацию о разнице между первоначальной стоимостью и номинальной стоимостью в течение срока обращения облигаций. Сознательно такое равномерное списание не будем называть амортизацией, так как амортизационная стоимость финансового актива – это понятие из МСФО и хоть цели обоих процедур схожи, сам механизм ее проведения отличается.

Порядок отражения в учете равномерного признания премии (дисконта) установлен Инструкцией по применению плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций.

При списании суммы превышения покупной стоимости приобретенных предприятием облигаций над их номинальной стоимостью (иными словами, премии – прим. автора) делаются записи по дебету сч. 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» (на сумму причитающегося к получению по ценным бумагам дохода) и кредиту счетов 58 «Финансовые вложения» (на часть разницы между покупной и номинальной стоимостью) и 91 «Прочие доходы и расходы» (на разницу между суммами, отнесенными на счета 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» и 58 «Финансовые вложения»).

При доначислении суммы превышения номинальной стоимости приобретенных предприятием облигаций над их покупной стоимостью (или иначе, дисконта – примеч. автора) делаются записи по дебету счетов 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» (на сумму причитающегося к получению по ценным бумагам дохода) и 58 «Финансовые вложения» (на часть разницы между покупной и номинальной стоимостью) и кредиту сч. 91 «Прочие доходы и расходы» (на общую сумму, отнесенную на счета 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» и 58 «Финансовые вложения»).

20.03.2013 предприятие купило за 104% от номинала 5 тыс. облигаций ЗАО «Комета». Номинал облигации составляет 1 тыс. руб. Купон выплачивается эмитентом 4 раза в год, ставка купона 12%. Облигации куплены во время первичного размещения в первый день выпуска. Срок обращения облигации 4 года.

Дата выплаты первого купона – 20.06.2013.

Учетной политикой предприятия предусмотрено доведение стоимости облигаций, не обращающихся на ОРЦБ, до их номинальной стоимости.

В последний рабочий день марта 2013 года предприятие начисляет НКД и вычисляет ту разницу, которую надо отнести на финансовые результаты в результате доведения покупной стоимости облигации до номинальной.

НКД = 1000 х 12% х 11 дн./365 дн. = 3,62 (руб.)

5000 шт. х 3,62 = 18 100 (руб.)

Разница = (104% – 100%) х 1000 х 11 дн. / (365 + 365 + 365 + 366) дн. = 0,30 (руб.)

5000 шт. х 0,30 = 1500 (руб.)

НКД = 1000 х 12% х 41 дн. / 365 дн. = 13,48 (руб.)

К доначислению 5000 шт. (13,48 – 3,62) = 49 300 (руб.)

Разница = (104% – 100%) х 1000 х 41 дн. / 1461 дн. = 1,12 (руб.)

К досписанию 5000 шт. (1,12 – 0,30) = 4 100 (руб.)

НКД = 1000 х 12% х 72 дн. / 365 дн. = 23,67 (руб.)

К доначислению 5000 х (23,67 – 13,48) = 50 950 (руб.)

Разница = (104% – 100%) х 1000 х 72 дн. / 1461 = 1,97 (руб.)

К досписанию 5000 шт. (1,97 – 1,12) = 4 250 (руб.)

В день выплаты купонного дохода:

НКД = 1000 х 12% х 92 дн. / 365 дн. = 30,25 (руб.)

К доначислению 5000 шт. (30,25 – 23,67) = 32 900 (руб.)

Разница = (104% – 100%) х 1000 х 92 дн. / 1461 = 2,52 (руб.)

К досписанию 5000 шт. (2,52 – 1,97) = 2 750 (руб.)

В день выплаты эмитентом купонного дохода сальдо по сч. 76-5 закрылось.

В следующих периодах бухгалтерские записи производятся в аналогичном порядке, в результате к моменту погашения облигации эмитентом ее балансовая стоимость приблизится к номинальной.

О. Е. Орлова

Налоговые службы совершенствуются, поэтому у них все больше возможностей, чтобы установить, кто в действительности стоит за той или иной корпоративной структурой. Многие бенефициары готовы добровольно раскрыть свои иностранные компании в России, но в этот момент перед ними встает вопрос – кто такой номинальный владелец?

Владение «через номинала» как прямое участие в иностранной компании

Таким образом, один лишь закон № 140-ФЗ, хотя его положения крайне полезны для тех, кто готов воспользоваться льготами второго этапа амнистии, но это не выглядит достаточным основанием для того, чтобы в любом случае приравнивать участие бенефициара в КИК «через номинала» к прямому и непосредственному владению акциями.

«Номинал» как самостоятельная иностранная структура

  • Предусматривает осуществление коллективных инвестиций и (или) доверительного управления;
  • Вправе осуществлять деятельность, направленную на извлечение дохода (прибыли) в интересах своих участников либо иных бенефициаров.
  • Раскрытия информации о ИС как о КИК в РФ;
  • Составления отдельной финансовой отчетности для ИС и определения ее финансового результата;
  • Наконец, при ряде условий возможно даже возникновение обязанности по уплате налога в РФ с «нераспределенной» прибыли такой ИС.

«Номинал» как иной вид контроля

Если первый из рассмотренных подходов оправдан только в рамках «амнистии капиталов», то второй ведет к дополнительным обязанностям для бенефициара в рамках законодательства о КИК. Но предположим, что бенефициар все же хочет раскрыть государству свой контроль над иностранной компанией, акциями которой владеет номинал. Может ли он сделать это, не признавая себя ни прямым, ни косвенным участником такой компании?

Соответственно, не признавая владение акциями иностранной компании «через номинала» ни прямым участием в ее капитале, ни самостоятельной ИС, налоговый резидент России тем не менее может признать себя контролирующим лицом такой компании. При этом у него не возникает ежегодной обязанности по определению финансовых результатов деятельности номинала как ИС и подачи уведомления о КИК в его отношении (подчеркну, что это не затрагивает обязанности контролирующего лица по отношению к самой иностранной компании). Однако налогоплательщику в каждом случае придется тщательно исследовать содержание договора с номиналом (если он вообще существует в письменном виде), чтобы установить правомочия последнего – ограничиваются ли они только исполнением инструкций или предоставляют номиналу определенную свободу действий, которые могут быть истолкованы налоговыми органами как признак самостоятельной КИК?

См. также Статья: Что изменилось для КИК в 2015 году и другие поправки Налогового кодекса (Зубков С.) («Практическая бухгалтерия», 2015, N 9)

Федеральная налоговая служба подготовила письмо о субсидиарной ответственности контролирующих лиц. В нем она рассказывает, как заставить платить не номинального директора, а теневого бенефициара, когда отвечать по долгам компании должен юрисконсульт и какие схемы ведения бизнеса грозят его хозяевам “субсидиаркой”. ФНС толкует недавние новеллы закона о несостоятельности, которые вступили в силу в июле 2017 года. В письме она объясняет, как противостоять злоупотреблению управляющих и как заставить субсидиарного ответчика явиться в суд. Поэтому “банкротным” юристам в любом случае будет не лишним ознакомиться с инструкциями ведомства.

В распоряжении “Право.ru” оказалось письмо, подготовленное Федеральной налоговой службой, в котором она разъясняет нижестоящим органам, как привлекать к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих компанию-должника. Из документа ясно, как находить ее реальных собственников, а не «номиналов», и какими недобросовестными схемами они могут пользоваться.

Письмо ориентирует налоговые органы не просто получать решения суда (которые могут быть неисполнимы), а добиваться реального пополнения бюджета на максимально возможные суммы за счет виновных контролирующих лиц. Еще недавно это было непростой задачей, но ее облегчают поправки в закон о несостоятельности, которые вступили в силу в июле 2017 года.

Каков их смысл и как их применять – тема еще не опубликованного письма ФНС.

Поиск «теневых» бенефициаров по принципу «ищи, кому выгодно»

Чтобы привлечь контролирующее лицо к ответственности, надо доказать, что оно давало обязательные для должника указания или могло иначе направлять его деятельность в период, который начинается за три года до банкротства. Здесь пригодятся презумпции, ключевая из которых должна помочь на практике решить сложную задачу – вывести «на свет» «теневых» бенефициаров: “Предполагается, что человек контролировал компанию, если он извлекал выгоду из незаконного или недобросовестного поведения директора” (подп. 3 п. 4 ст. 61.10 закона о банкротстве).

В письме уделяется большое внимание разъяснению этого пункта. Поскольку закон не дает понятия выгоды, ФНС инструктирует, что под ней понимаются любые благоприятные изменения – как имущественные, так и неимущественные (нематериальные). Что же касается денежного выражения выгоды, то это «доходы, которые лицо, воспользовавшись нарушением права, получило или должно будет получить, обретение чужого имущества, а также полученные доходы, которые это лицо не получило бы без нарушения прав».

Ведомство рассказывает, какие могут быть способы получения такой выгоды.

Один из популярных способов получения выгоды от незаконного или недобросовестного поведения директора – схема разделения бизнеса на две части: рисковую («центр убытков») и безрисковую («центры прибылей»). Если долги накапливаются, рисковую компанию банкротят и переходят на новую, чтобы сохранить активы и продолжить работу. Это как раз и показывает, что обе части бизнеса управлялись из одного центра – письмо ФНС.

Налог на номинальную стоимость

По мнению ведомства, выгодой также можно назвать доход (выручку) фирмы-должника, которую контролирующее лицо (или связанные с ним лица) получили в нерыночных условиях: например, без встречного представления или по фиктивным договорам.

ФНС толкует еще одну новеллу закона о несостоятельности, которая позволяет суду признать лицо контролирующим по любым другим основаниям, которые прямо не указаны в законе. По мнению ведомства, это могут быть неформальные личные отношения (в том числе установленные оперативно-разыскными мероприятиями), например, совместное проживание (в том числе «гражданский брак»), совместная служба (гражданская или военная) или обучение (одноклассники, однокурсники) и т. п.

От номинальных директоров к реальным

Привлечь к ответственности «номинального» директора или учредителя не должно быть целью налоговых органов, ведь с них нечего получить, подчеркивается в письме ФНС. Формальные фигуры нужно привлекать соответчиками наряду с реальными контролирующими лицами. Если последних невозможно определить на стадии подачи заявления, письмо предписывает обязательно выявлять их позднее.

ФНС объясняет, как действует новелла закона о банкротстве – аналог «сделки со следствием» для контролирующего лица-«номинала». Он может частично или полностью освободиться от субсидиарной ответственности, если поможет установить настоящих бенефициаров

«Номинальный» учредитель или директор, по сути, не теряет статус контролирующего лица, потому что теоретически сохраняет возможность управлять фирмой. Чтобы снизить или исключить свою ответственность, ему недостаточно просто указать на «теневого» собственника. «Номинал» должен помочь доказать это: например, раскрыть сведения о его имуществе и доходах либо поделиться схемой вывода активов, что поможет применить обеспечительные меры –

В письме затрагивается злоупотребление арбитражных управляющих, которые подают заведомо безрезультатные заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. Они плохо обоснованы и значатся в них лишь «номиналы». Указывать настоящего бенефициара управляющий не желает, а кредиторы не имеют права уточнить его заявление. ФНС инструктирует нижестоящие органы, что можно делать в этом случае: можно привести свои доводы в отзыве на заявление (и приложить к нему доказательства) или вовсе направить новое заявление в отношении реального контролирующего лица.

Недействительные сделки и документы

Одна из презумпций, предусмотренная п. 3 ст. 61.11, позволяет поставить вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности из-за существенного вреда, причиненного недействительной сделкой, которая не была оспорена (например, суд отказал из-за истечения сроков). Эта норма позволяет в одном обособленном споре привлечь контролирующее лицо к ответственности и указать основания, по которым сделка недействительна, обращается внимание в письме. ФНС считает, что эту презумпцию можно использовать и в случаях, когда уполномоченный орган не имеет достаточно голосов, чтобы оспорить сделку.

Ведомство дает свое понимание понятия «существенный вред», которое в законе не раскрывается. По мнению налоговой службы, здесь можно ориентироваться на 20–25% балансовой стоимости активов (по аналогии с законами об АО и ООО).

Другая презумпция (подп. 2 п. 2 ст. 61.11) устанавливает виновность контролирующих лиц, если документы бухучета или отчетности не содержат обязательной информации или она искажена. Здесь привлекать к ответственности можно не только директора, но и тех, кто непосредственно ведет хранение и учет документов – бухгалтеров, юрисконсультов, других лиц в рамках компетенции, говорится в письме. «Это, однако, не освобождает от доказывания их статуса как контролирующих должника лиц», – делает ремарку ведомство.

Свидетели, обеспечительные меры и распоряжение правом требования

В письме ФНС настраивает уполномоченные органы на активную и жесткую позицию в том, что касается явки в суд субсидиарного ответчика и свидетелей. Нужно добиваться, чтобы их опросили в заседании, а если не придут сами – просить об их принудительном приводе.

Затрагивается вопрос обеспечительных мер. Суды в целом неохотно налагают судебный арест на имущество. Но пока идет разбирательство, бенефициар может выводить активы. П. 5 ст. 61.1 закона о банкротстве дал возможность убедить суд в необходимости ареста в ходе состязательного процесса. Если налоговики опасаются вывода имущества, но получили первый отказ в применении обеспечительных мер – письмо предписывает им попробовать добиться своего еще раз в состязательном заседании (об этом надо попросить суд ходатайством). Также обращается внимание, что арест можно наложить на имущество, которое принадлежит не самому ответчику, а другим его компаниям (абз. 2 п. 5 ст. 61.11).

Что касается распоряжения полученным правом требования, здесь ФНС требует выбирать из трех возможных способов уступку кредитору части этого требования в размере требования кредитора. Выбрать другой путь (взыскание задолженности или продажу требования) нижестоящие органы могут только по согласованию с ФНС России. Для этого им нужно будет обосновать, что другие способы помогут получить больше денег или быстрее.

  • Банкротство, Налоговые споры, Суды и судьи
  • ФНС РФ
  • Налоговые правонарушения

Налог на номинальную стоимость

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Массовый учредитель – номинальный владелец шести и более компаний согласно терминам ФНС. На тех, кто соглашается на должность «номинала», могут быть записаны сотни компаний. Но иногда на месте гендиректора закредитованной фирмы может оказаться ничего не подозревающий человек. В одном из таких споров разбирался Верховный суд.

Согласно статистике, на конец 2018 года каждая 30 компания в России управляется номиналом, а самих номиналов насчитывалось более 8500 человек, хотя налоговая служба говорит о том, что с каждым годом их число сокращается. Для массовых учредителей, на имя которых зарегистрированы сотни фирм, это способ заработка. Как правило, номиналами становятся добровольно. Однако есть и те, чьё имя оказывается в графе «гендиректор» без их ведома. Об одном из таких случаев мы писали в материале «Номинальный дворник: как случайному поручителю выплачивать кредит 22 000 лет». Теперь ВС рассмотрел очередное дело с участием «номинала поневоле», в котором напомнил судам, что имеет значение при доказывании в подобных спорах.

Директор в неведении

В апреле 2017 года АО «Генбанк» и ООО «РБТ» заключили договор о кредите на 130 млн руб. В документах значилось, что от имени заемщика выступал гендиректор компании Алексей Шашкин*. Он же был поручителем по кредиту (кредит также был обеспечен залогом товара в обороте фирмы). В июне 2017 года компания заключила на тех же условиях еще один кредитный договор, но на этот раз на 70 млн руб. В октябре банк потребовал от фирмы вернуть кредит досрочно, заплатить проценты и пени. Но фирма не погасила долг.

Практика Через электронную подпись крадут квартиры и бизнес: способы защититься

Тогда банк подал у суд. Шашкин, который был соответчиком, в первой инстанции ссылался на то, что никогда не был директором РБТ, не подписывал ни кредитный договор, ни договор поручительства. Более того, он, являясь инвалидом II группы, в период заключения договоров даже не мог самостоятельно двигаться. Шашкин обращался в полицию и заявлял о мошенничестве и подделке его подписей на договорах. Но эти документы не были приняты судом, их не приобщили к материалам. В итоге суд удовлетворил иск банка, взыскав с РБТ и Шашкина солидарно долг в размере 209 309 020,43 руб., включая проценты и неустойку, и обратив взыскание на товары в обороте – они были проданы с публичных торгов. В апелляции Шашкин ходатайствовал о проведении почерковедческой экспертизы, чтобы доказать, что подписи на договорах ему не принадлежат. В этом ему отказали и отметили, что в первой инстанции он об экспертизе не просил. Сам заявитель отмечал, что это не так, но доказать, кто прав, оказалось невозможно: протокола заседания первой инстанции, который позволил бы понять, было ходатайство или нет, не оказалось. Сведений о ходатайстве в мотивировочной части решения тоже не было.

Верховный суд указал нижестоящим коллегам, что они не обеспечили принцип равноправия сторон в споре. «Объяснения лиц, участвующих в деле, их доводы, ходатайства и возражения, а также определения суда, выносимые без удаления в совещательную комнату, фиксируются в протоколе судебного заседания», – напомнили члены коллегии и указали, что протокола в первой инстанции не было. Возражения ответчика о том, что он не был гендиректором и ничего не подписывал, имели значение для дела, но действительно ли он заявлял логичное в такой ситуации ходатайство об экспертизе, непонятно. ВС указал на процессуальные нарушения, отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию (дело № 5-КГ19-201).

Что делать

Если раньше практика использования номинальных директоров была распространена очень широко, то сейчас использование подставных руководителей сократилось. Это связано с ужесточением законодательства: в УК появились статьи, предполагающие ответственность за регистрацию юрлица на номинала по ст. 173.1 УК («Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица»). Но такие дела встречаются редко. Главную причину этого эксперты видят в том, что в роли номиналов часто оказываются люди, не очень хорошо подготовленные к тому, чтобы отстаивать свои права самостоятельно. Но в последние годы «неподготовленные» номиналы уже не так популярны: это провоцирует вопросы от налоговой и банков. Более грамотные номиналы, подписывая соглашение, в котором указана его формальная роль и наличие у компании реального бенефициара, даже пытаются минимизировать ответственность.

Чтобы принять мены предосторожности и минимизировать вероятную ответственность, надо сразу заявить об утере паспорта в госорганы, а лучше направить аналогичные сведения и в Федеральную налоговую службу, чтобы в случае обращения за регистрационными действиями от имени этого человека в регистрации таких действий отказать, советует Андрей Гривцов, партнер АБ

место

Профайл компании

. В дальнейшем в случае возникновения ситуаций с регистрацией фирм по утерянному паспорту необходимо будет являться по всем вызовам налоговых и правоохранительных органов и давать объяснения об обстоятельствах утраты, прикладывая документы, подтверждающие факт утраты.

«Лица, не осведомленные, что по их документам создано юридическое лицо, к уголовной ответственности не привлекаются. То есть правоохранителям необходимо доказать именно умысел на создание фирмы на подставное лицо», – говорит Гривцов.

При этом лучше помнить, что сами номиналы могут быть привлечены по ст. 173.2 УК  («Незаконное использование документов для создания (образования, реорганизации) юридического лица»). Наказание в виде лишения свободы по этой статье не предусмотрено. Тем не менее все остальные негативные последствия в виде возбуждения уголовного дела, последующего приговора суда, достаточно крупного штрафа, обязательных или исправительных работ, судимости лицо, предоставляющее свой паспорт для создания юридического лица, может получить, говорит Андрей Гривцов.

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией.

Выездная проверка на предприятии. Налоговики допрашивают бывшего директора компании, пойманного на леваке и выпихнутого на мороз. На допросе обиженный бывший руководитель заявляет, что директором не был, директорские обязанности не осуществлял, и вообще про такую фирму впервые слышит. Подписывает протокол допроса и какой-то письменный отказ от всех операций, совершенной фирмой при его директорстве.

Всё, на фирме можно оставить крест. Сейчас её налоговики дотрамбуют, признают фирмой-однодневкой/прокладкой/тампоном (или чем они обычно признают) и повесят налоги на учредителей, раздербанив перед этим всё имущество конторы.

Большинство юристов с этим утверждением согласятся. Но не спешите отчаиваться, есть выход.

Алгоритм дальнейших действий довольно простой – Вы берете этот протокол, заверяете его копию у налоговиков и идете в районный суд по месту жительства бывшего директора.

Взыскивать с этого доброго человека полученную ранее заработную плату. Раз он не работал, значит и зарплату получать был не должен.

К копии допроса прилагаем платежные поручения о перечислении заработной платы на счета этого бывшего директора, а так же справку об уплате НДФЛ за него же.

Итого в нашем деле сумма иска обрисовалась в несколько миллионов рублей.

Районные суды в отличии от арбитражных легко идут на обеспечительные меры, и у нашего Ответчика арестовали машину и квартиру, что сильно заставило его занервничать.

В самом суде этот горе-директор с пеной у рта доказывал, что он работал на предприятии в поте лица и и все обязанности исполнял, и зарплату получал подобающую, а с налоговиками просто пошутил. Неудачно.

В итоге иск мы проиграли. Но его признания, что он действительно руководил фирмой оформлены решением суда.

Далее берем это решение, идем к налоговикам и требуем привлечь бывшего директора к ответственности за дачу ложных показаний. Нам не жалко, если его оштрафуют на 3000 рублей (это максимум).

Всё. Протокол допроса со всеми показаниями нашего горе-директора официально признан недействительным.

Цена вопроса – 400 рублей госпошлины + работа юриста.

В случае если вы признаете что вы номинальный хозяин и директор с большой долей вероятности (так как данные из налоговой передаются в ОБЭП либо ФСБ, вас привлекут по УК РФ, Статья 173.1. Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица

1. Образование (создание, реорганизация) юридического лица через подставных лиц, а также представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, данных, повлекшее внесение в единый государственный реестр юридических лиц сведений о подставных лицах, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные:а) лицом с использованием своего служебного положения;б) группой лиц по предварительному сговору, — наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до пяти лет.Примечание. Под подставными лицами в настоящей статье и статье 173.2 настоящего Кодекса понимаются лица, которые являются учредителями (участниками) юридического лица или органами управления юридического лица и путем введения в заблуждение либо без ведома которых были внесены данные о них в единый государственный реестр юридических лиц, а также лица, которые являются органами управления юридического лица, у которых отсутствует цель управления юридическим лицом.(примечание в ред. Федерального закона от 30.03.2015 N 67-ФЗ)

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий