Я сделал важный вывод: будущее непредсказуемо

Я сделал важный вывод: будущее непредсказуемо Аналитика

Описание трейдера андрея сапунова

Трейдер Андрей Сапунов заявляет, что работает с профессионалами отрасли для того, чтобы гарантировать инвесторам максимальную прибыль при минимальных просадках.

Помимо вебинаров, на веб-сайте спекулянта реализована партнерская программа. Тем не менее, ее условия обсуждаются только в личной переписке по электронной почте.

Курсы андрея сапунова — стоит ли покупать?

Основная деятельность трейдера Андрея Сапунова ведется в Клубе инвесторов. Это комплекс еженедельных вебинаров, живых встреч в Москве и других городах. Инвесторы получают торговые рекомендации, узнают новые торговых методики.

Стоимость вебинаров на официальном сайте трейдера Андрея Сапунова зависит от количества оплаченных часов:

  • 1 вебинар стоит 1 000 рублей;
  • 1 месяц (4 вебинара) обойдется слушателям в 4 000 рублей;
  • 3 месяца (12 вебинаров) будут стоить уже 10 000 рублей;

На сайте финансиста опубликован один вебинар 2022 года, его можно просмотреть бесплатно. Тем не менее, актуальность поданной информации давно устарела.

Ютуб канал Sapunov Club за 4 года существования привлек почти 8 тысяч подписчиков. Видеролики с новостями рынка выходят 1 раз в неделю.

Страницы на Фейсбуке и ВКонтакте не пользуются популярностью среди пользователей, на них время от времени появляются анонсы вебинаров спекулянта.

Мошенничество трейдера андрея сапунова

Курсов аналитика Андрея Сапунова как таковых не существует. Он предлагает своим пользователям платные и бесплатные вебинары.

В команде финансиста якобы работают управляющие активами, трейдеры, IT специалисты по разработке алгоритмических торговых систем, а также опытные инвестиционные консультанты. Тем не менее, нет конкретных данных об этих людях, и не ясно, существуют ли они вообще.

На сайте платформы нет юридических документов, пользовательского соглашения или условий сотрудничества.

Спекулянт Андрей Сапунов заявляет, что ранее работал в РБК, подтверждение этим словам мы на нашли.

Сапунов – все записи по теме

Сроки до выборов уже совсем небольшие.
Успеем ли сделать цели 62 и 58?

Андрей Сапунов о рубле:
«Актив, который игнорирует негативную для себя новость, для своей цены, может воспользоваться какой-то дополнительной положительной новостью и продолжить расти. Первая цель по рублю — 62, потом — 58. В середине июля только нащупаем дно, и дальше, возможно, стоит покупать доллар.

В ЦБ есть специалист Дмитрий Тулин, благодаря ему получили эластичность по курсу. Он притормаживает, не так сильно резок на поворотах, нет уже больше этих 90 градусов. Человек отработал 20 лет в самых крутых финансовых инстанциях, и то, что он делает, это очень здорово.»

Передача “#ПроФинансы” РБК 10.06.2022 14:36

( Читать дальше )

§

§

05/09/14 пятница № 29

stolica.fm/archive/100/

В своей торговле Андрей Сапунов использует индикаторы собственной разработки, в основе которых заложены адаптивные алгоритмы.
Автор серии тренингов и семинаров по торговым системам.
Сам Андрей в одном из интервью комментирует свое знакомство с биржей:
“Если говорить о себе, как о трейдере, то с фондовым рынком я познакомился конце 2002 года. Это произошло случайно, и, честно, не знаю, как поблагодарить одного из посетителей ресторана, который оставил на своем столике журнал «Деньги».
До этого момента я торговал подержанными автомобилями, бизнес шел успешно, и имелись свободные денежные средства.
ПИФы — вот, первое слово, которое я узнал о бирже. Инвестированная прибыль сильно беспокоила меня со стороны ее управления: законодательство и нерасторопность управляющих «вдохновили» меня на самостоятельный трейдинг.

( Читать дальше )

Я сделал важный вывод: будущее непредсказуемо

Беседовал [Кирилл Яковенко]

В начале декабря мы встретились с известным трейдером и телеведущим в уютном ресторане, расположенном возле центрального офиса РБК ТВ. В ходе беседы Андрей рассказал о себе, своем деле и взглядах на финансовый рынок.

– Андрей, где Вы родились и где учились?

– Я родился в Москве и учился в обычной школе. Из первого института меня выгнали за плохое поведение (Смеется). Затем, в 2003-м, поступил в ближайший частный экономический ВУЗ.

– Работали во время учебы?

– Да, занимался ресторанным бизнесом до 2004 года, а позже скупкой аварийных автомобилей. У нас был свой автосервис, где мы их чинили и впоследствии перепродавали. По этой причине у меня всегда были свободные деньги. В какой-то момент понадобилось инвестировать, и в 2003-м я начал это делать через ПИФы.

– А когда начались первые самостоятельные сделки на бирже?

– В том же году я почитал более подробно о ПИФах, их структуре и ограничениях. Тогда и осознал, что сам могу неплохо управлять своими средствами. Так, забрав деньги из фонда, я начал самостоятельно торговать на рынке.

– Рынке акций?

– Да. Сначала торговал на свои средства. Но потом наш шеф по бизнесу дал крупную сумму денег – $100 тыс. Позже, к началу 2004 года, я их благополучно уничтожил, сократив торговый счет до нуля.

Дополнительный анализ:  О Deutsche Welle на русском: редакция, миссия, история | DW

2.jpg

– Печальная история. Как это сказалось на Вашей торговой психологии?

– Сейчас я понимаю, что разорение и проигрыш чужих денег – важный шаг в моей трейдерской карьере. Такой опыт в краткосрочной перспективе, конечно, вредит, но в долгосрочной помогает зарабатывать на бирже.

Самый важный опыт, который можно вынести, потеряв все однажды – это начало иных отношений с главным источником проблем и богатств – риском на сделку. Я веду блог на своем сайте, где подробно останавливаюсь на психологических аспектах торговли, так как зачастую именно психология является одним из ключевых факторов, влияющих на счет. Я считаю, что дорога любого трейдера лежит через «обнуление».

– То есть трейдер должен обязательно разориться прежде, чем станет успешным?

– По крайней мере, нужно пережить это. Причем, необходимо проиграть существенную сумму, которую будет жалко. А в дальнейшем нужно учесть ошибки и начать все с чистого листа. При этом проигранные деньги можно списать как оплату за обучение.

– По какому принципу совершались Ваши первые сделки? Была ли какая-то стратегия?

– На тот момент я считал, что будущее предсказуемо. Какие-то акции должны были вырасти. Некоторые бумаги считал перекупленными, а другие – перепроданными. Я занимался фундаментальным анализом, который, как выяснилось, не работал.

– То есть какая-то попытка анализа рынка была?

– Конечно. Я начинал с анализа новостей. Бывало, маятник даже крутил. Проблема в том, что я всячески пытался узнать будущее, и из-за этого как раз и по- страдал.

– В итоге, Вы пришли к системной торговле.

– Да, совершенно верно.

– Расскажите, как это произошло.

– На одной из велопрогулок я познакомился с Сергеем Беловым, который по воле случая оказался портфельным менеджером компании «Финам». Из нашего с ним общения сделал важный вывод: будущее непредсказуемо. И тогда понял, что на основе этой философии можно зарабатывать гораздо больше.

– И получилось?

– Получилось.

3.jpg

“Я считаю, что дорога любого трейдера лежит через “обнуление”

– Когда Вы сами пришли работать в «Финам»?

– В 2006 году. Я стал управляющим активами и проработал в компании 6 лет. Затем ушел и создал свою команду по управлению активами на финансовых рынках. Сегодня я работаю как частный управляющий, а в будущем планирую создать свою управляющую компанию. На данный момент у нас в управлении находится более 450 млн рублей.

– Хороший результат. Как Вы сейчас относитесь к фундаментальному анализу?

– Скажу честно, я не являюсь его сторонником. У меня есть понимание алгоритма поведения ценных бумаг, которые растут и падают фрактальными образованиями. И в торговле я использую собственные технические индикаторы, чтобы поймать движение котировок. Логика проста: акции растут, только если участники рынка считают, что они должны дорожать, все остальное вторично. Таким образом, все фундаментальные события отражаются в цене. Бумага, которая собирается расти, выходит на определенные уровни и там закрепляется. Мои роботы отслеживают это и совершают сделки.

– И много у Вас сейчас роботов?

– Для наших инвесторов мы запустили 9 алгоритмов, а в своей личной торговле я использую 6.

– Так много?

– Все зависит от сумм, которые инвестируются. Есть объемы, которыми один алгоритм не может оперировать. Так, например, активы некоторых крупных клиентов управляются роботами отдельно на старшем таймфрэйме – на дневках. Кроме того, алгоритмы различаются в зависимости от типа рынка. Более того, я уделяю внимание корреляции между системами – наблюдаю за поведением кривых капитала разных алгоритмов друг относительно друга. На моем Интернет-ресурсе можно наблюдать за поведением роботов в реальном времени и наглядно оценить эффект использования в портфеле систем с нулевой или отрицательной корреляцией.

– То есть Вы применяете только технический анализ?

– Да, но важно еще его правильно интерпретировать. Скажем так, я выделяю книжный теханализ, который не работает, и реальный. Силу теханализа можно продемонстрировать на примере. Недавнее сильное движение по «Роснефти» было определено этим методом еще до начала разговоров о сделке с THK-BP.

5.jpg

“Я выделяю книжный теханализ, который не работает, и реальный”

– Как можно выразить одним словом основной принцип Вашей торговли?

– Риск. Когда я торгую, знаю только то, что не потеряю больше, чем запланировал. Я ориентируюсь на известную формулу расчета математического ожидания. Можно хорошо зарабатывать, если прибыльная сделка будет приносить в 4-6 раз больше убыточной операции. Но в системном трейдинге следует избегать затачивания торговой системы под исторические данные. В 2005-2006 годах я еще сам совершал эту ошибку. Однако боковик 2007-го принес понимание, что нельзя параметры технических индикаторов подтягивать под предыдущие рыночные данные. Система должна «подогнать все движения под одну гребенку». Это, конечно, ведет к потере ее прибыльности, но незначительной. То есть, если не заниматься бесконечной оптимизацией параметров системы под исторические данные, а иметь один универсальный алгоритм под большинство ситуаций, то мы всегда сможем использовать львиную долю трендового движения, чтобы заработать.

Дополнительный анализ:  Платежный баланс, международная инвестиционная позиция и внешний долг Российской Федерации 2019 год

– Какие торговые инструменты используете и как их отбираете?

– Все просто. Каждые 3 месяца беру топ-20 наиболее ликвидных акций за последний квартал и ищу среди них 5 с наименьшей раскорреляцией и среднеквадратичным отклонением котировок. Конкретные бумаги, которые я использую в некоторых стратегиях можно посмотреть на нашем сайте.

Я также начал торговать с помощью аналогичных стратегий на западных рынках, пытаюсь оценить их работоспособность на развитых площадках. И пока результаты меня

радуют.

Кроме того, из российских инструментов использую фьючерсы на индекс РТС, доллар США, нефть и золото. Отмечу, кстати, что эта четверка достаточно раскоррелирована и хорошо подходит для среднесрочного инвестирования.

– Какой таймфрэйм используете?

– Обычно используются часовики. Они хорошо показывают, как движется рынок: обычным или коррекционным импульсом. Работая по клиентским торговым системам, мы часто остаемся в позициях на ночь.

– Как относитесь к теории Эллиотта и числам Фибоначчи?

– Негативно. Они могут иногда работать, но не дают ответа, как действовать в случае неправильного торгового решения.

– Вернемся к Вашим методам. Предпочитаете трендовые или контртрендовые стратегии?

– Наша команда использует в основном трендовые стратегии, так как они хорошо подходят для большого капитала. Однако в собственной торговле применяю и контртрендовые системы. Как выясняется, очень хорошо в этом случае работают торговые индикаторы на основе полос Боллинджера. Можно сказать, что контртрендовая стратегия часто использует определенные паттерны рынка. В целом же, не важно, какой подход применяется. Главное, процесс торговли должен быть комфортен для самого трейдера.

Купить подписку на журнал Financial One

– Андрей, сколько времени Вы уделяете рынку?

– На контроль роботов по 1 минуте 4 раза в день. Здесь нет ничего сложного, если все уже создано и работает. Нужно лишь отследить, чтобы все системы и алгоритмы были запущены и синхронизированы. С другой стороны, когда я как частный консультант разрабатываю торговый план для инвесторов, провожу серьезный анализ рынка, отслеживая порядка 75 бумаг. И это занимает около 4 часов в день.

– Чем, на Ваш взгляд, различается процесс управления своими и чужими средствами с точки зрения психологии?

– Между управлением собственными и клиентскими средствами большая разница. Так, при управлении средствами клиентов использую очень жесткий риск-менеджмент и четкую систему действий. Со своими же деньгами я оставляю возможность отключить робота и, например, что-то докупить на рынке. Кроме того, при торговле собственными средствами часто риск измеряется в реальных вещах, например, в автомобилях. По клиентским же исчисление идет в процентах, то есть клиентский капитал оценивается объективнее собственного.

– А как быть с интуитивными трейдерами? Они обречены?

– У каждого трейдера должна быть система управления рисками. Нельзя, например, покупать акцию на все деньги, если ее рост вам лишь приснился.

– Вернемся к системным трейдерам. Какое психологическое качество для них наиболее важно?

– Терпение. Чтобы понять, работает ли стратегия, как правило, требуется время. Проблема здесь заключается в том, что часто трейдер склонен делать выводы и что-то менять по итогам ее работы за пару месяцев. А этого времени обычно недостаточно, чтобы провести качественный анализ и объекивно оценить ее работу.

6.jpg

“Есть желание создать хедж-фонд клубного типа, в котором я буду участвовать собственными средствами”

– Андрей, Вы верите в торговый «Грааль»?

– Он, может быть, и есть, но в своей практике я его не встречал.

– На Ваш взгляд, из-за чего многие трейдеры теряют деньги?

– Жадность, страх и надежда. Мало что изменилось со времен Джесси Ливермора.

– То есть рынки не меняются?

– Рынки меняются, а люди нет. Изменению подвергается амплитуда колебаний котировок. Постепенно сокращается их плавность. Рынок становится более эффективным, так как благодаря интернету теперь у всех есть свободный доступ к основным потокам информации.

– Мировой финансовый кризис разделил биржевых спекулянтов на тех, кто заработал, и тех, кто потерял деньги. Как Вы пережили 2008 год?

– Торговый робот в 2008-м активно шортил. Благодаря этому мой личный брокерский счет вырос в 22 раза. Причем, этот алгоритм до сих пор используется мной.

– А как пережили кризис Ваши клиенты?

– Тогда я работал в «Финаме» и придерживался менее агрессивных корпоративных торговых стратегий. Тем не менее, и они оказались прибыльными. Отмечу, что в настоящее время я более свободен в выборе правил управления средствами клиентов.

– Расскажите о своей команде. Из кого она состоит?

– У меня два управляющих, риск-менеджер и программист.

– А сколько у Вас инвесто-

ров?

– Сегодня у нас более 50 клиентов.

– Не возникало мысли поучаствовать в ЛЧИ?

– Нет. Это отвлекло бы меня от основной работы. Кроме того, участие в подобных соревнованиях имеет высокий репутационный риск. Понятно, что я не потеряю много денег, но это все же риск. Могу сказать, что наша группа работает над системой подобной тем, которые использовали United Traders и Robot_aspirant в ЛЧИ.

Дополнительный анализ:  Звягина Д.А. Аналитические центры Германии: история успеха

– Получается, «ручная» торговля на бирже в будущем исчезнет?

– Думаю, нет. В будущем будут все те же паттерны, которые можно торговать «руками». Кстати, в этом году такой подход мог принести даже больше прибыли, чем роботы.

– Андрей, в последнее время Москву хотят превратить в Международный финансовый центр. Что Вы думаете о развитии биржевой инфраструктуры в России?

– С точки зрения работодателя, увеличение длительности торговой сессии ведет лишь к росту расходов на персонал. Относительно объединения бирж можно сказать, что теперь стало удобно открывать хедж-позиции. Например, по фьючерсу на рубль-доллар.

– Расскажите, как Вы попали на РБК ТВ?

– Еще в 2007-м участвовал в проекте «Азбука инвестора», где познакомился с командой, с которой сейчас работаю. После моего ухода из «Финама» получил предложение от РБК и не нашел причин, чтобы отказаться.

4.jpg

“В 2008 году мой личный брокерский счет вырос в 22 раза”

– Почему не остались работать в инвестиционной компании?

– Сейчас я получаю 100% вознаграждения за управление. А если бы строил свой бизнес на базе подразделения инвестиционной компании, мне бы доставалось только 35% от него, а то и меньше. Кроме того, теперь я полностью самостоятелен.

– Но как Вам удается совмещать работу на телевидении и управление активами?

– Я рано начинаю рабочий день, и у меня очень плотный график. Обычно консультирую клиентов и контролирую команду между телеэфирами. Также со своей командой работаю над созданием «виртуального офиса», где у наших действующих и потенциальных клиентов будет возможность зарегистрировать через сайт «личный кабинет». С помощью него можно будет наблюдать за своим инвестиционным портфелем, напрямую задавать мне вопросы, пользоваться инструментами аналитики и отслеживать динамику работы торговых алгоритмов. Таким образом, у меня будет возможность использовать наш сайт, чтобы находиться в постоянном контакте со всеми нужными мне людьми, а также быть в курсе того, что происходит с портфелями, рынком и системами.

– Со сколькими инвесторами работаете лично?

– Если Вы имеете в виду частные консультации, то сейчас я работаю с 6-ю клиентами. Размер счета каждого из них превышает $1 млн.

– Вернемся к работе на телевидении. В свете недавних событий, что Вы можете сказать о Степане Демуре?

– Безусловно, Степан – высококвалифицированный специалист. Мне нравится его подход в плане волнового анализа и среднесрочный взгляд на рынок. Думаю, мы еще о нем услышим.

– Расскажите о себе. Какие планы на ближайшие 5 лет? Собственная яхта и остров?

– Нет (Смеется). Яхта и остров – это пассивы, которые требуют времени и денег на содержание. В ближайшие 5 лет планирую развивать свою компанию по управлению активами и собственный проект – samurinvest.com. Мы планируем стать субброкером, а затем получить лицензию управляющей компании.

Также есть желание создать хедж-фонд клубного типа, в котором я буду участвовать собственными средствами.

– Расскажите о своих увлечениях. Чем занимаетесь в свободное время?

– У меня широкий круг увлечений. Прежде всего, это ножевой бой. Также занимаюсь парашютным спортом, хожу на фитнес, а этой зимой планирую освоить горные лыжи. Ну, и, конечно же, чтение. Важно отметить, что мой напряженный график работы требует всегда быть в тонусе. В будущем планирую делегировать своей команде больший функционал и чаще путешествовать. Я уже пробовал торговать на российском рынке, лежа на берегу моря, и могу отметить, что мне это понравилось.

– Какие еще экстремальные виды спорта Вам нравятся?

– У меня есть необычное хобби – рыбалка в «нечеловеческих условиях». С этой точки зрения, очень рекомендую побывать в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах. Я вообще считаю, что любой представитель интеллигенции должен хотя бы раз в жизни съездить на север, пройти пару километров по огромным сугробам и понять, как хорошо бывает просто посидеть после всего этого в тепле. Извечный вопрос – «человеку много ль надо?» – там сужается до животного минимума. Конечно, такой вид отдыха не из самых дешевых, зато он позволяет добиться полной психологической разгрузки.

Заключительный отзыв

Мы проанализировали ресурсы финансиста и не нашли в них практической пользы. Некоторые вебинары безнадежно устарели, а другие – не несут смысловой нагрузки.

Минусы:

  • отсутствие верификации;
  • негативные отзывы;
  • минимум информации об образовании самого финансиста.

Скорее всего, трейдер Андрей Сапунов занимается разводом начинающих инвесторов. Если вы купили вебинары финансиста, поделитесь вашей историей в комментариях.

Отзывы 2021 о трейдере андрее сапунове

В интернете много пользователей, недовольных курсами спекулянта. В материалах много бесполезной информации, ценность консультаций минимальная. Вебинары Сапунова – это набор шаблонов и всем известных истин для новичков в трейдинге.

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий

Adblock
detector