Россия не сумела воспользоваться моментом

Помимо этого оперативно-тактической авиацией, беспилотными летательными аппаратами, ракетными войсками и артиллерией группировок войск Вооруженных сил Российской Федерации поражен во время разгрузки железнодорожный эшелон с вооружением, военной техникой и личным составом 117-й механизированной бригады ВСУ, а также скопления живой силы и военной техники противника в 127 районах.

Всего с начала проведения специальной военной операции уничтожены 616 самолетов, 276 вертолетов, 26 968 беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), 535 зенитных ракетных комплексов, 16 463 танка и других боевых бронированных машин, 1361 боевая машина реактивных систем залпового огня, 11 129 орудий полевой артиллерии и минометов, а также 23 136 единиц специальной военной автомобильной техники.

По его словам, в настоящее время внутри Украины для ее лидера сложилась критическая ситуация.

Он добавил, что держать внешний фронт Киеву помогает и необходимость для Запада и НАТО сохранить лицо при поражении Украины, которое уже стало неизбежным.

Что касается внутреннего фронта, то там, как отметил эксперт, для Зеленского сложилась критическая ситуация: по-видимому, на Украине формируются силы, готовые сместить президента. ВСУ в массовом порядке сдаются в плен, и заметно, что Киев уже не пойдет в контрнаступление, а без военных успехов в стране возможно восстание, которое приведет к потере президентом его кресла.

В таких условиях к власти на Украине, по мнению Сивкова, придет человек, которому придется ориентироваться на Россию в политических вопросах, а также отдаляться от США и стран Европы. Сейчас Украине и ее союзникам уже ничего не остается, кроме как делать попытки остановить наступление РФ на поле боя и заморозить конфликт.

Ранее в этот день Зеленский заявил в интервью изданию Philadelfia Inquirer, что Украина может вступить в переговоры с Россией при помощи стран-посредников, как это было, например, при достижении соглашения о Черноморской зерновой сделке в 2022 году. Украинский лидер отметил, что в качестве посредников смогут выступить государства разных континентов — это важно, чтобы показать, что Киев поддерживает не только коллективный Запад.

Накануне, 29 июня, американский политический обозреватель Джексон Хинкл призвал Зеленского принять мирную инициативу президента России Владимира Путина, если украинский лидер действительно хочет завершить конфликт. Хинкл также назвал мирное предложение Путина щедрым.

До этого, 27 июня, Зеленский прибыл на саммит Евросоюза (ЕС) и заявил, что Киев не хочет затягивать конфликт из-за большого количества потерь в ВСУ, а также призвал в ближайшее время выработать план для урегулирования украинского кризиса дипломатическим путем.

Президент России Владимир Путин 14 июня заявил, что РФ всегда стремилась к миру и готова сесть за стол переговоров хоть завтра. Он подчеркнул, что это станет возможно, когда ВСУ покинут регионы России, а Киев отбросит стремление интеграции в НАТО. Если Украина и Запад откажутся от этого предложения, как отметил российский лидер, ответственность за продолжающийся конфликт ляжет на них.

Последний раунд переговоров состоялся в Стамбуле 29 марта 2022 года. Они длились около трех часов. Позже Киев официально отказался от контактов с Москвой. 4 октября того же года было введено в действие решение Совета национальной безопасности и обороны Украины о невозможности проведения переговоров с Путиным.

Спецоперация по защите Донбасса, о начале которой Путин объявил 24 февраля 2022 года, продолжается. Решение было принято на фоне усугубившейся ситуации в регионе.

Россия и Украина вступили в третий год военного конфликта. Социологические опросы показывают, что завершение боевых действий ― главное ожидание россиян как от 2024 года, так и от победителя грядущих президентских выборов. Однако аналитики в России, на Западе и на Украине сходятся в том, что скорого финала не предвидится. Подробнее о вариантах и сроках окончания военной операции, ― в материале RTVI.

Что говорят на Западе

Центр стратегических и международных исследований (CSIS) в своем прогнозе на 2024 год описал три сценария развития событий для Украины, обыграв название вестерна «Хороший, плохой злой».

Хороший сценарий, согласно CSIS, предполагает продолжение военной помощи Киеву со стороны Запада. Благодаря этому Украина сможет перевооружиться, восстановиться для нового наступления и вернуть часть утраченных территорий.

По оптимистичной оценке директора отдела CSIS по Европе и России Макса Бергманна, Украина сможет противостоять России весь 2024 год и занять «сильную позицию» в 2025 году, если США продолжат оказывать Киеву финансовую помощь, а Европа нарастит производство боеприпасов.

По мнению эксперта, подпитывать военный потенциал Украины необходимо еще и для того, чтобы подтолкнуть Россию к переговорам. Обладая военным преимуществом, Москва будет стремиться к победе на поле боя. Если же дать ей понять, что поддержка Украины со стороны Запада не прекратится, российская сторона в «долгосрочной перспективе» начнет искать выход из ситуации, рассуждает Бергманн.

Россия не сумела воспользоваться моментом

Presidential Office of Ukraine / Picture alliance / TASS

Резкое сокращение или полная остановка американской помощи, соответственно, ― плохой сценарий для Украины, прогнозирует CSIS. В такой ситуации страна не сможет противостоять продвижению российских войск, что сделает ее крах «неизбежным». Чтобы предотвратить «катастрофические» территориальные потери, Киеву придется согласиться на мир на условиях России, следует из этого прогноза.

При «злом» сценарии, который CSIS считает «весьма вероятным», на фронте сохранится тупиковая ситуация. Стороны продолжат совершать локальные атаки и наносить дальние удары, но линия фронта не сдвинется. Ожидаемая поставка американских истребителей F-16, по мнению аналитиков, не поможет Украине изменить правила игры, как не помогли в этом такие западные вооружения, как ракеты Javelin, комплексы HIMARS и Patriot, танки M1 и Leopard.

Помимо очевидных исходов военных действий, ― победы одной из сторон либо мирных переговоров, ― эксперты CSIS рассматривают и четвертый, самый жесткий вариант завершения конфликта: применение ядерного оружия. Впрочем, риски, связанные с нарушением этого табу, скорее всего, перевесят любые выгоды, считает старший вице-президент CSIS Сет Джонс.

Politico рассуждает, что Евросоюз мог бы приблизить конец военных действий на Украине, ужесточив санкции против России и ударив «туда, где действительно больно». Издание назвало такие уязвимые, по его мнению, точки для российской экономики, как нефтяная, металлургическая и атомная промышленности, поставки сжиженного природного газа в Европу и параллельный импорт запрещенных товаров в Россию через третьи страны. Однако вероятность ужесточения санкций в этих секторах со стороны ЕС Politico оценивает невысоко.

Россия не сумела воспользоваться моментом

Александр Река / ТАСС

Эксперты Международного института стратегических исследований (IISS) строят свои оценки на предположении, что конфликт будет долгим. По мнению аналитиков, Украина сможет предпринять новое наступление в 2025 году. Однако сначала ей придется выстроить «эффективную глубокоэшелонированную оборону», чтобы сократить потери живой силы и боеприпасов, провести ротацию войск и призвать в армию больше молодежи. Таким образом, 2024 год должен стать для Киева решающим, говорится в публикации.

Что говорят в России

Российские военные эксперты в основном тоже не склонны прогнозировать скорое окончание конфликта. Самыми смелыми предположениями поделился командир отряда спецназа «Ахмат», заместитель командующего 2-м армейским корпусом ВС России Апты Алаудинов.

Он не исключил нового «майдана» на Украине в связи с провалом контрнаступления, сменой военного руководства и мобилизацией людей «прямо с улиц». По мнению командира «Ахмата», Соединенным Штатам на фоне грядущих выборов президента и внутренних проблем будет не до Киева. Российская же армия продвигается вперед, отметил он.

«Это все в совокупности должно привести к результату, о котором я говорю: наша победа в СВО примерно в сентябре 2024 года. Максимально близко к выборам в Америке. Я думаю, что этот мой прогноз станет реальностью», ― сказал Алаудинов NEWS.ru.

Россия не сумела воспользоваться моментом

Александр Река / ТАСС

Министр национальной политики Чечни Ахмед Дудаев, комментируя этот прогноз, заявил, что у Алаудинова «отличные источники информации», и оснований не доверять его заявлениям нет.

По мнению эксперта, военная операция может закончиться на условиях перехода под контроль всего юго-востока Украины по границе Днепра, а также Одесской и Николаевской областей. До выполнения этой задачи переговоров «быть не может», уверен Коротченко.

Бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны, генерал-полковник в отставке Леонид Ивашов считает, что Россия должна взять под контроль всю левобережную Украину, что, «конечно, вопрос не текущего года», и «технологически догнать Запад», чтобы эффективнее отражать атаки воздушных и морских дронов.

«Спецоперация будет завершена только после того, как Украина прекратит атаковать Россию дронами. И вот это может занять очень много времени», ― полагает Ивашов.

Россия не сумела воспользоваться моментом

С тем, что военная операция «быстро не закончится», согласен военный эксперт Института стран СНГ Владимир Евсеев.

«В том, что касается СВО, я как эксперт пока не вижу никаких объективных предпосылок, чтобы она завершилась раньше лета 2025 года», ― отметил он.

Евсеев объяснил, что украинское население «нас еще не принимает» и «надеется сохранить прежнюю жизнь», а российской армии пока «нет смысла проводить широкомасштабные наступления», поскольку ВСУ еще сохраняют боеспособность.

Некоторые российские эксперты допускают заморозку конфликта на Украине, но подчеркивают, что такой сценарий невыгоден России. Эксперт Финансового университета при правительстве РФ Денис Денисов считает, что в условиях проблем с финансированием и поставками западного оружия «не то, что заморозка, а даже скорее перемирие было бы в интересах Украины». Предпосылок для заморозки конфликта со стороны России, по его мнению, нет.

Эксперт Бюро военно-политического анализа Николай Костикин в свою очередь считает, что прекращение огня устроило бы Россию и принесло ей «небывалый ранее авторитет». Однако, по его мнению, заморозка возможна только при условии смены администрации США по итогам выборов в ноябре 2024 года.

Что говорят на Украине

О том, что в наступившем году ждать завершения боевых действий не приходится, говорят и украинские спикеры.

По его мнению, в ближайшие годы военные действия не закончатся. Украинские власти не отказались от желания восстановить границы государства образца 1991 года, и эта задача «должна быть такой, несмотря на то, сколько времени на это уйдет», добавил Березовец*.

На Украине отвергают вариант заморозки конфликта, хотя и не отрицают такого развития событий. Запад опасается эскалации и применения оружия массового поражения, поэтому помогает Украине «ровно на столько, сколько нужно, чтобы она не потерпела поражение», и в то же время с оглядкой на Россию, считает бывший заместитель Генштаба ВСУ, генерал-лейтенант запаса Игорь Романенко.

Россия не сумела воспользоваться моментом

Sedat Suna / EPA / TASS

В этом случае военные действия могут затянуться надолго, прогнозирует он. Главной задачей для украинской армии на 2024 год Романенко назвал проведение «стратегической оборонительной операции», для выполнения которой, по его словам, необходимо мобилизовать не менее 300 тыс. человек. Новое наступление ВСУ, по оценке генерала запаса, возможно «в лучшем случае» во втором полугодии при условии накопления необходимых ресурсов.

«Пока что все говорит о том, что война может продолжаться несколько лет. Безусловно, могут быть непредвиденные обстоятельства, которые изменят ситуацию, но в целом тенденция такова. По крайней мере, два-три года еще война может продолжаться», ― полагает он.

Заместитель командира 14-го отдельного полка ВСУ Евгений Карась высказал опасения, что в случае заморозки конфликта Запад сократит финансовую и военную поддержку Украины. Для самой страны, по его мнению, сценарий заморозки катастрофичен, поскольку она погрузится во «внутреннюю бойню».

Бывший министр иностранных дел Украины Павел Климкин предположил, что в 2024 году конфликт «не будет развиваться линейно». По его мнению, на данном этапе украинцам нужно «быть более успешными» и прийти к «новой общей стратегии с Западом».

Климкин отметил, что видения Киева и Запада на то, что считать окончанием военных действий, «фундаментально отличаются». Для Украины это «освобождение территорий и устранение угрозы со стороны России на перспективу». Возможно ли достичь этого в 2024 году, «никто не скажет», заключил Климкин.

* признан Минюстом России иноагентом

Помимо этого оперативно-тактической авиацией, беспилотными летательными аппаратами, ракетными войсками и артиллерией группировок войск Вооруженных сил Российской Федерации поражен во время разгрузки железнодорожный эшелон с вооружением, военной техникой и личным составом 117-й механизированной бригады ВСУ, а также скопления живой силы и военной техники противника в 127 районах.

Всего с начала проведения специальной военной операции уничтожены 616 самолетов, 276 вертолетов, 26 968 беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), 535 зенитных ракетных комплексов, 16 463 танка и других боевых бронированных машин, 1361 боевая машина реактивных систем залпового огня, 11 129 орудий полевой артиллерии и минометов, а также 23 136 единиц специальной военной автомобильной техники.

Россия нарастила военное производство и, вероятно, сможет продолжить боевые действия на Украине, по крайней мере, в течение следующих двух лет, пишет газета The Washington Post (WP) со ссылкой на аналитиков.

Издание отмечает, что такая оценка является «отрезвляющей» для Киева, который испытывает нехватку оружия и солдат и теряет позиции на поле боя.

Нарастить производство боеприпасов и военной техники в РФ удалось благодаря перестройке экономики на военный лад, пишет WP. Тому что российские войска перехватили инициативу на поле боя, способствовало и замедление предоставления Киеву военной помощи со стороны Запада.

Официальные лица США изначально полагали, что спецоперация на Украине серьезно ослабила вооруженные силы России, отмечает WP. Однако, как сообщил главнокомандующий войсками США в Европе генерал Кристофер Каволи, Россия демонстрируют растущую способность учиться и адаптироваться к боевым задачам как в тактическом, так и в технологическом плане.

О начале спецоперации на Украине 24 февраля 2022 г. объявил президент России Владимир Путин. Целью он называл защиту людей, которые «подвергаются издевательствам, геноциду со стороны киевского режима». В ходе боевых действий российские войска взяли под контроль ЛНР, а также большую часть ДНР, Херсонской и Запорожской областей. Впоследствии эти территории по итогам референдумов вошли в состав РФ. Власти Украины результаты референдумов не признают. С 19 октября 2022 г. в новых регионах РФ введено военное положение.

В декабре прошлого года Путин заявил, что спецоперация закончится тогда, когда будут достигнуты ее цели – «денацификация Украины, демилитаризация, нейтральный статус».

В марте пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что российская специальная военная операция переросла в войну после того, как к украинской стороне конфликта присоединились западные страны. При этом он уточнил, что юридический статус спецоперации не поменялся.

В последние месяцы войны в Украине Россия владела стратегической инициативой на большей части линии фронта, опираясь на свое превосходство в живой силе, технике и боеприпасах, однако на сегодняшний день ей удалось продвинуться лишь на незначительное расстояние. Западные страны все больше объединяются в поддержке Украины, предоставляя ей новые пакеты военной и финансовой помощи. Смогут ли украинские войска стабилизировать позиции и восстановить свои силы? Ответы на эти вопросы искали эксперты в рамках дискуссии под эгидой Фонда Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace), проходившей в вашингтонской штаб-квартире Фонда 11 июня.

В то время как российские войска не смогли воспользоваться удачным для них моментом в войне, Украина постепенно оправляется от целого ряда недостатков, ослаблявших ее позицию в конфликте, полагает старший научный сотрудник Программы Карнеги по России и Евразии Майкл Кофман (Michael Kofman). По мнению эксперта, принятие двух законов о мобилизации, а также дополнительная материальная поддержка со стороны Соединенных Штатов и других союзников, являются двумя основными факторами, дающими уверенность и ресурсы для восстановления военной мощи Украины.

«Я думаю, что для России боевые действия уже давно зашли в тупик, – считает Майкл Кофман. – В этом году у Украины есть возможность сдержать Россию и стабилизировать фронт, а затем западный потенциал в плане производства боеприпасов и других ресурсов, надеюсь, к концу года увеличится».

Бывший министр обороны Украины Андрей Загороднюк, в свою очередь, отметил, что будущий ход войны будет в большой степени зависеть от способности той или иной стороны первой разрабатывать и внедрять новые технологии в области различных типов вооружений.

«Многие люди, в том числе в странах-союзницах Украины, не осознают, насколько резко изменился характер войны за последние год-полтора, особенно в связи с применением беспилотных систем, – говорит эксперт. – Новые технологии полностью меняют доктрины, подходы и шансы на успешность в ходе различных боевых операций. Это совершенно новая война, и эта тенденция не просто будет продолжаться в ходе войны в Украине, она изменит глобальную оборонную динамику».

По мнению Загороднюка, западные страны имеют все возможности удерживать и развивать эти области, что позволит быть на шаг впереди российской военной машины.

«Нам нужно быть лидерами в этих переменах, строить исследовательские институты, наладить обмен технологиями, упорядочить технологические инновации, промышленное сотрудничество, экспортный контроль и так далее, — говорит эксперт. — Война уже никогда не будет такой, какой она была два года назад, и если мы не будем лидировать в этом вопросе, то за нас это сделают наши враги».

По мнению бывшего министра обороны Украины, Россия не собирается останавливать войну в том числе и из-за того, что, создав огромный военно-промышленный комплекс, Кремль просто не может позволить себе стремиться к миру.

«Им нужно будет кормить этот ВПК вечно, потому что если он не будет задействован и если он не будет поддержан войной, то, по сути, это создаст внутренние проблемы для России», — полагает эксперт.

Несмотря на военную ориентацию своей экономики и преимущество в живой силе, Россия в этом году восполняет свои потери на фронте гораздо более низкими темпами, в особенности в военной технике и оборудовании, полагает Майкл Кофман.

«Уничтожается очень много российской техники, и Москва больше не может позволить себе таких наступлений, подобных Авдеевке, — говорит эксперт. – Посмотрите на то, как они сейчас ведут боевые действия: в большинстве из них участвует довольно небольшое количество боевых бронированных машин и пехоты, а если посмотрите на все категории техники, которую использует Россия, то можно сказать, что 70–80% ее поступает со складов, так что она постепенно проедает свое советское наследие».

Кофман считает, что несмотря на рост производства вооружений, Россия не может полностью восполнять потери в тяжелой технике, что будет в будущем ощутимо влиять на ее способность добиваться успехов на фронте. В то же время, по мере увеличения поступления в Украину новых вооружений и боеприпасов, перевес сил в этом конфликте имеет шансы измениться.

Невозможность добиться перевеса в войне при помощи обычных вооружений вынуждает Путина прибегать в ядерной риторике, полагает директор программ по вопросам безопасности Совета внешней политики «Украинская призма» Анна Шелест. По мнению эксперта, Россия использует ядерное оружие исключительно как элемент запугивания, так как реальное его использование Москвой означало бы, в том числе и для многих внутри России, что Путин проиграл в войне, и ядерные боеголовки – это все, что у него осталось.

«Захочет ли он продемонстрировать, что проиграл, и как это будет использовано против него – это большой вопрос, — утверждает Шелест. – И здесь не имеет значения, по какой территории он будет применять ядерное оружие: это решение станет точкой бифуркации, при которой он потеряет даже такого союзника как Китай – страну, которая всегда четко предупреждала Путина не переходить эту черту».

«Ядерная риторика проста в использовании и явно направлена на внутреннюю аудиторию, — продолжает тему Кофман. – Она удовлетворяет потребность некоторых людей внутри России “почувствовать себя великими” из-за того, что Россия может уничтожить какое-то маленькое европейское государство с помощью ядерного оружия».

Эксперт полагает, что готовности российских ядерных сил соответствовать этой риторике на данный момент нет.

Угрозы применения ядерного оружия – один из способов разобщить западных партнеров, продолжает Андрей Загороднюк.

Чего на самом деле боится Путин — это единство западных партнеров, — утверждает эксперт. — Ему проще работать с каждой отдельной страной по отдельности, поэтому он ненавидит Европейский союз и НАТО, ему проще работать с Венгрией отдельно, с Германией отдельно, с Францией отдельно. А когда любая из организаций проявляет единство в своей позиции — это худший сценарий».

По мнению Анны Шелест, лучшие шансы для объединения наций в вопросах поддержки Украины представят два предстоящих мероприятия – мирный форум в Швейцарии и саммит НАТО в Вашингтоне.

«В Швейцарии мы будем пытаться найти некие универсальные принципы, на которых мы сможем объединить максимум международного сообщества, по таким вопросам, как продовольственная безопасность и обмен заключенными — говорит Шелест. – В Вашингтоне основным вопросом на повестке дня станет оборона и военная безопасность: эти решения саммита НАТО будут иметь эффект второго уровня и для глобальных партнеров НАТО и США».

Дополнительный анализ:  Профессия спортивный аналитик
Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий