Положительная практика по налоговым спорам

Рассматриваются наиболее интересные налоговые споры за 3 квартал 2022.

Рассматриваются наиболее интересные налоговые споры за 3 квартал 2022.

Общие вопросы

Определение от 1 июля 2022 г. № 308-ЭС22-10926 (с. Антонова М.К., ИП Дискаленко Дина Михайловна) –

Суд исходил из допустимости применения в рассматриваемой по настоящему делу ситуации пункта 3 статьи 48 НК РФ по аналогии закона, в связи с чем признал, что срок для взыскания налогов и пеней инспекцией не пропущен. Суд отметил, что применительно к пункту 3 статьи 48 НК РФ по требованиям налогового органа о взыскании недоимки по обязательным платежам и пени заявление о взыскании спорной суммы может быть подано в суд в течение шести месяцев после отмены судебного приказа.

Определение от 19 августа 2022 г. № 306-ЭС22-7274 (с. Завьялова Т.В., Антонова М.К., Першутов А.Г., СПЕЦИНЖИНИРИНГ) +

При этом следует признать ошибочной позицию судов об отсутствии у налоговых органов права в рассматриваемый период на исключение недостоверных сведений, содержащихся в декларациях, представленных в налоговый орган неуполномоченным лицом. Данный вывод в рассматриваемом деле повлек отказ обществу в удовлетворении части заявленных требований, призванных реально восстановить его права налогоплательщика.

Отрицание возможности исключения из обработки налоговых деклараций организаций-налогоплательщиков, поданных помимо воли самих налогоплательщиков неуполномоченными лицами, то есть, по сути, отрицание возможности исключения из обработки ничтожных документов, не создающих каких-либо правовых оснований, по причине отсутствия законодательного регулирования данного процесса, входит в противоречие с основными задачами и целями функционирования правового государства, где главной задачей налоговых органов является осуществление контроля за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) в бюджетную систему Российской Федерации налогов и сборов с соблюдением законных интересов и прав налогоплательщиков.

Налоговая ответственность

Определение от 26 августа 2022 г. № 308-ЭС22-1936 (с. Иваненко Ю.Г., Антонова М.К., Завьялова Т.В., ИП Адонин Евгений Тимофеевич) –

Дополнительный анализ:  Анализ форм бухгалтерского учета

Бездействие налогоплательщика правомерно охарактеризовано налоговым органом как носящее виновный характер, с чем согласились суды первой и апелляционной инстанций, поскольку согласно установленным в ходе налоговой проверки обстоятельствам предприниматель заведомо знал о неправомерности применения им ЕНВД и неисполнении обязанностей налогоплательщика по общей системе налогообложения, заявив о ведении деятельности через объект стационарной торговой сети (магазин по продаже автозапчастей) при фактическом отсутствии указанного объекта, а также превысил предельный размер выручки, в отношении которой может применяться УСН.

Следовательно, при доказывании виновности в совершении правонарушения налоговым органом выполнены предписания пунктов 3 и 6 статьи 108 НК РФ. При таком положении следует признать обоснованными выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что поведение предпринимателя, не представлявшего налоговую отчетность по общей системе налогообложения при наличии такой обязанности, образует состав правонарушения, предусмотренный пунктом 1 статьи 119 НК РФ, и о наличии оснований для привлечения предпринимателя к ответственности по данной статье.

Нельзя согласиться с доводами предпринимателя, приведенными при рассмотрении настоящего дела в Верховном Суде Российской Федерации, о недопустимости его одновременного привлечения к ответственности за непредставление налоговых деклараций по общей системе налогообложения (статья 119 Налогового кодекса) и за неуплату налогов (статья 122 НК РФ), мотивированными тем, что сдача налоговой декларации по УСН (ЕНВД) и, соответственно, непредставление декларации по НДС и НДФЛ являлось способом совершения правонарушения по пункту 3 статьи 122 НК РФ, а не самостоятельным правонарушением.

Поскольку виновные действия налогоплательщика, связанные с неправомерным применением специальных налоговых режимов, привели к неисполнению им двух различных обязанностей (бездействие по подаче декларации по общей системе налогообложения и бездействие в уплате налогов по указанной системе налогообложения), то привлечение налогоплательщика к ответственности одновременно по статьям 119 и 122 НК РФ повторным не является.

То обстоятельство, что поведение налогоплательщика охватывалось единым умыслом, также не является основанием для поглощения менее строгой санкции, предусмотренной пунктом 1 статьи 119 НК РФ, более строгой санкцией, предусмотренной пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса.

НДС

Определение от 1 июля 2022 г. № 310-ЭС22-7391 (с. Завьялова Т.В., ИП Стрелкова Татьяна Трофимовна) –

Отказывая в удовлетворении требований предпринимателя, суды согласились с выводом налогового органа и признали законным доначисление заявителю налога на добавленную стоимость, поскольку в подпункте 20 пункта 2 статьи 149 НК РФ четко определен перечень организаций, осуществляющих деятельность в сфере культуры и искусства, операции по реализации услуг которых освобождаются от налогообложения НДС. Указанный пункт расширительному толкованию не подлежит.

Налог на прибыль

Определение от 20 сентября 2022 г. № 305-ЭС22-12778 (с. Антонова М.К., Воздушные Ворота Северной Столицы) –

При исследовании обстоятельств дела установлено, что общество относило проценты по договору субординированного займа в состав внереализационных расходов; накопленная задолженность общества погашена материнской компанией THALITA TRADING LIMITED; соглашением о зачете урегулировано прекращение взаимных обязательств сторон (обязательства компании THALITA TRADING LIMITED по оплате дополнительного вклада и обязательства общества по компенсации суммы переведенного (погашенного) долга); денежные средства в результате зачета встречных однородных требований между обществом и компанией THALITA TRADING LIMITED в адрес налогоплательщика в целях увеличения чистых активов фактически не поступали, формально отражены в качестве зачета, при этом от обязательств по субординированному кредиту общество было освобождено.

Принимая во внимание изложенное, суды пришли к выводу о заключении соглашения о зачете однородных требований с целью освобождения налогоплательщика от кредитных обязательств, которые он не мог исполнять, то есть с целью прощения долга. Поскольку суммы процентов по договору субординированного займа общество учитывало в составе расходов, реально их не выплачивало и получило зачет (прощение) долга от материнской компании, то спорные суммы процентов на основании пункта 18 статьи 250 НК РФ подлежат включению в состав внереализационных доходов.

Транспортный налог

Определение от 26 августа 2022 г. № 305-ЭС22-8615 (с. Завьялова Т.В., Антонова М.К., Тютин Д.В., Бэлти-Гранд) –

Отменяя принятые по делу судебные акты первой и апелляционной инстанций, суд округа признал ошибочным вывод о необходимости применения повышающих коэффициентов при исчислении транспортного налога в отсутствие спорной модели автомобиля в Перечне, даже если данная модель соответствует позиции, указанной в Перечне под определенным номером.

Принимая во внимание правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, учитывая то обстоятельство, что соответствующие нормы главы 28 Налогового кодекса содержат исчерпывающие критерии, позволяющие исчислить налог с применением утвержденного Порядка и Перечня, и применение повышающих коэффициентов обусловлено необходимостью дополнительного налогообложения престижного, демонстративного потребления, в том числе, повышения налоговой нагрузки на собственников дорогостоящий транспортных средств, Судебная коллегия считает, что у суда округа отсутствовали основания для вывода о наличии неясностей, противоречий и неопределенности в рассматриваемом вопросе, а потому ссылка на статью 3 Налогового кодекса, как основание для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, необоснованна.

УСН

Определение от 12 июля 2022 г. № 309-ЭС22-4514 (с. Завьялова Т.В., Антонова М.К., Тютин Д.В., Торгово-рыночный центр на Северо-Востоке) +

Метод начисления признает доход полученным при любом увеличении имущественной сферы налогоплательщика и позволяет обеспечить равное распределение налогового бремени среди плательщиков вне зависимости от того, за счет каких именно активов (полученного в денежной или иной форме имущества) произошло увеличение благосостояния хозяйствующего субъекта. При этом предполагается, что полученные активы, в том числе права (требования) к третьим лицам, учитываемые в качестве дебиторской задолженности, как правило, являются ликвидными, то есть могут быть трансформированы налогоплательщиком в денежные средства по его усмотрению, например, путем совершения сделок по их отчуждению (уступке).

Применение метода начисления позволяет исключить риски, связанные с минимизацией налогообложения при избежании или сокрытии расчетов в денежной форме между контрагентами (статья 54.1 НК РФ).

В отличие от метода начисления, при применении кассового метода экономическая выгода от реализации имущества по общему правилу считается извлеченной налогоплательщиком при поступлении в его распоряжение денежных средств или оплаты в иной форме (например, освобождение от необходимости осуществления платежа контрагенту в результате зачета встречных однородных требований).

По сути, кассовый метод связывает получение дохода с возникновением в распоряжении налогоплательщика источника, за счет которого могут быть произведены необходимые расходы, в том числе уплачены налоги, относящиеся к той деятельности, в рамках которой получен доход.

Определение от 5 июля 2022 г. № 306-ЭС22-7624 (с. Завьялова Т.В., Строительно-монтажное управление № 3) –

Экономия застройщика от строительства определена налоговым органом как разница между средствами, привлеченными от участников долевого строительства, и суммой фактических затрат, приходящихся на строительство объектов по договорам договоров долевого участия. В расчет экономии налоговым органом включены денежные средства дольщиков, использованные обществом на строительство, в том числе и по договорам, реализация которых произошла после ввода объекта в эксплуатацию.

Определение от 19 августа 2022 г. № 301-ЭС22-13839 (с. Першутов А.Г., Инвестиционная компания) –

Если сделка фактически исполнена, ее несоответствие нормам законодательства, регулирующим хозяйственную деятельность, значения для налогообложения не имеет. Само по себе признание недействительным договора не освобождает от уплаты налога с полученного по такой сделке дохода.

Практика Конституционного Суда по налогам за 1-полугодие 2022

Вопросы добросовестности

Определение от 21 июля 2022 г. № 301-ЭС22-4481 (с. Антонова М.К., Завьялова Т.В., Павлова Н.В., ОптимаСтрой) +

Действия, направленные в обход установленных главой 26.2 НК РФ ограничений в применении УСН как специального налогового режима, предназначенного для субъектов малого и среднего предпринимательства, могут быть квалифицированы в качестве злоупотребления правом. Установив, что имело место распределение доходов от реализации товаров (работ, услуг) между несколькими лицами, которыми прикрывалась фактическая деятельность другого (одного) хозяйствующего субъекта, обладавшего необходимыми ресурсами для ее ведения, но не отвечавшего установленным законом условиям для применения УСН (так называемое «дробление бизнеса») налоговый орган вправе консолидировать доходы и исчислить налоги соответствующему плательщику по общей системе налогообложения, на что обращено внимание в пункте 4 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.07.2018.

В то же время, из существа данного правонарушения, как связанного с искусственным разделением налогооблагаемой деятельности, в действительности осуществляемой одним лицом или совокупностью лиц, вытекает, что в целях определения объема прав и обязанностей в соответствии с действительным экономическим смыслом осуществляемой деятельности должна происходить не только консолидация доходов (прибыли) группы лиц, но также – консолидация налогов, уплаченных с соответствующих доходов, таким образом, как если бы проверяемый налогоплательщик уплачивал УСН в бюджет за подконтрольных ему лиц.

Определение от 4 июля 2022 г. № 305-ЭС22-8787 (с. Завьялова Т.В., Москоу-Дэсижн) –

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды исходили из того, что общество пропустило установленный статьей 78 Налогового кодекса Российской Федерации срок на возврат налога, поскольку должно было знать о наличии переплаты в момент совершения платежей по налогу, так как в действительности не осуществляло облагаемую УСН предпринимательскую деятельность, а создало противоправную схему искусственного «дробления» бизнеса.

Определение от 25 августа 2022 г. № 309-ЭС22-15668 (с. Антонова М.К., Троицкий элеватор) +

Судебные инстанции исходили из реальности хозяйственных операций общества с обществами с ограниченной ответственностью «Климовское» и «Магнитогорский элеватор», необходимости определения действительного объема налоговых обязательств налогоплательщика с учетом неправомерного выставления счетов-фактур с выделением НДС, а также приняли во внимание доначисление органами налогового контроля НДС к уплате в бюджет по данным операциям спорным контрагентам.

ТОП-10 Налоговых споров за 2021

Другие материалы

Обзор Писем Минфина по налогам за сентябрь 2022 – ссылка

2022 год был ознаменован мощным потоком новостей, связанных с изменениями налогового законодательства. Судебная практика тоже не стояла на месте. Рассмотрим, чем закончились налоговые споры, которые дошли до Верховного суда.

Дело «Россети Кубань» (№ А40-13192/2016)

Начисление НДС при бездоговорном потреблении электроэнергии

Налогоплательщик обнаружил бездоговорное потребление электроэнергии и получил от виновных лиц компенсацию, которую включил во внереализационные доходы. Однако налоговая пришла к выводу, что эта электроэнергия должна учитываться как реализация для целей НДС.

Верховный суд поддержал позицию налогоплательщика, отметив, что при бездоговорном потреблении электроэнергии юридически значимая реализация в целях НДС:

  • может иметь место только при одновременном соблюдении следующих условий:
  • если известны лица, потребившие электроэнергию в соответствующем налоговом периоде;
  • если однозначно установлен объем фактической передачи (получения) электроэнергии.

Итог: в пользу налогоплательщика.

Дело ЛУКОЙЛа (№ А40-133756/2021)

Учет расходов на незавершенное строительство

Налогоплательщик в силу объективных причин отказался завершать инвестиционный проект, списав стоимость незавершенных капитальных вложений в состав внереализационных расходов по налогу на прибыль. При этом он опирался на пп. 20 п. 1 ст. 265 НК РФ. Налогоплательщик указал, что вправе отнести на расходы по налогу на прибыль любые затраты, направленные на достижение полезного экономического эффекта. То есть даже такие, которые ввиду объективных причин этого полезного эффекта не принесли.

Налоговая настаивала, что:

  • в НК РФ отсутствуют правила, которые позволяли бы налогоплательщику переквалифицировать прямые расходы, подлежащие списанию через амортизацию, во внереализационные;
  • отказ налогоплательщика от завершения строительства на этапе разработки проектной документации исключает экономическую обоснованность расходов.

На протяжении трех инстанций суды то вставали на сторону налогового органа, то принимали позицию налогоплательщика. Верховный суд не нашел оснований для пересмотра дела.

Итог: в пользу налогового органа.

Поэтому налогоплательщикам, досрочно прекращающим инвестиционные проекты, необходимо уделить повышенное внимание:

  • документальному обоснованию причин своего решения. Нужно быть готовым подтвердить, что причины отказа связаны с внешними обстоятельствами — например, изменились правила землепользования и застройки, что требует внесения изменений в проектную документацию, просел грунт под фундаментом, часть земельного участка оказалась в границах красных линий и т.д.;
  • правовому обоснованию возможности признать расходы, направленные на получение дохода, независимо от достижения конечного результата. Суды оценивают экономическую обоснованность расходов по намерению налогоплательщика достичь положительного эффекта. Если налоговая откажет плательщику в учете экономически обоснованных расходов, которые не принесли желаемого результата, это приведет к нарушению принципа экономического основания налога и принципа равенства налогоплательщиков;
  • периоду единовременного признания расходов. Правила НК РФ не дают ответа на вопрос, в каком периоде учитывать расходы, которые изначально квалифицировались налогоплательщиком как прямые, а в связи с отказом от завершения строительства трансформировались во внереализационные. На мой взгляд, это не лишает налогоплательщиков возможности учитывать такие расходы. В то же время тем из них, кто реализует инвестпроекты, рекомендую закрепить в учетной политике для целей налогообложения положение о том, что в случае непреднамеренного срыва проекта расходы на незавершенное строительство подлежат учету в периоде принятия решения об отказе от завершения строительства.

Дело «Специнжиниринга» (№ А55-15930/2020)

Принятие уточненной налоговой декларации, поданной неуполномоченным лицом

Неуполномоченное лицо представило в налоговую уточненные декларации (УНД), касающиеся деятельности налогоплательщика. Налогоплательщик потребовал исключить из обработки УНД и восстановить результаты первичных налоговых деклараций. Однако налоговая отказала, сославшись на отсутствие технической возможности и регламента по удалению из системы недостоверных сведений.

Верховный суд поддержал позицию налогоплательщика. Судьи отметили, что отрицание самой возможности исключения из обработки налоговых деклараций, поданных от имени налогоплательщиков неуполномоченными лицами, противоречит базовым конституционным принципам, а кроме того, не согласуется с целями и задачами правового государства.

Дело домоуправляющей компании «Сормово» (№ А43-21183/2020)

Налоговая реконструкция при выявлении схемы дробления бизнеса

Группа компаний (ГК) «УправдомЪ», объединяющая 22 юридических лица, управляла жилыми домами. Налогоплательщик, применяющий упрощенную систему налогообложения (УСН) с объектом «доходы», принял на себя полномочия единоличного исполнительного органа и оказывал организациям группы услуги по ведению бухгалтерского учета, учету административно-хозяйственных расходов и др.

Налоговая по итогам проверки пришла к выводу, что ГК «УправдомЪ» использовала схему ухода от налогов — она дробила бизнес и искусственно распределяла выручку от деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц. Налоговая учла, что организациями, входящими в ГК, руководил единый управленческий аппарат налогоплательщика. Этот же аппарат обеспечивал их деятельность. ФНС доначислила налогоплательщику налоги по общей системе налогообложения, объединив показатели деятельности всех организаций группы. Однако при расчете доначислений не учла суммы налогов, уплаченные элементами схемы дробления бизнеса в отношении дохода от искусственно разделенной деятельности.

Суды трех инстанций поддержали позицию налоговой. Но Верховный суд указал на некорректность такого подхода, отметив, что игнорирование сумм налогов, уплаченных участниками схемы дробления на специальных режимах, приводит к избыточному налогообложению, принимающему характер санкций, а это нарушает права и законные интересы налогоплательщиков.

Этот вывод важен для практики, поскольку в спорах о дроблении бизнеса налоговые органы часто отказывались проводить такой зачет, ссылаясь на отсутствие нормативно установленной методики его проведения.

Дело ИП Адонин Е. (№ А32-17746/2020)

Привлечение к налоговой ответственности по п. 1 ст. 119 НК РФ и п. 3 ст. 122 НК РФ одновременно

Индивидуальный предприниматель (ИП) применял УСН с объектом налогообложения «доходы минус расходы». Основным видом его деятельности была оптовая торговля автомобильными деталями. При этом он также вел розничную торговлю через торговую сеть и платил единый налог на вмененный доход (ЕНВД). Налоговая, проверив деятельность за 2015–2016 годы, пришла выводу, что индивидуальный предприниматель во втором квартале 2016 года превысил лимит по УСН, в связи с чем обязан был перейти на общую систему налогообложения.

Налоговая привлекла ИП к ответственности по п. 3 ст. 122 НК РФ (по тем периодам, где была недоимка) и по п. 1 ст. 119 НК РФ (за непредставление деклараций по НДС за четвертый квартал 2016 года и по НДФЛ за 2016 год). Однако ввиду того, что недоимка в этих периодах отсутствовала, штраф по каждой декларации составил 1 тыс. руб.

Суды двух инстанций — первой и апелляционной — признали законным привлечение ИП к налоговой ответственности по обеим статьям. Однако суд кассационной инстанции отменил их решения, не усмотрев оснований для привлечения к ответственности по ст. 119 НК РФ. Суд обосновал свое решение тем, что для налогоплательщиков, применяющих УСН, обязанность по представлению налоговой отчетности по НДС и НДФЛ законодательством не предусмотрена.

Верховный суд удовлетворил кассационную жалобу налогового органа, отклонив доводы налогоплательщика о том, что одновременное привлечение к ответственности по п. 1 ст. 119 НК РФ (за непредставление декларации по ОСНО) и п. 3 ст. 122 НК РФ (за неуплату налога по ОСНО вследствие совершения неправомерных действий) приводит к наступлению двойной ответственности за одно и то же деяние.

Верховный суд указал на достаточное разграничение этих двух составов и, как следствие, на возможность их одновременного применения. Однако этот подход вызвал небезосновательную критику со стороны юристов-практиков и представителей научного сообщества.

Предмет спора

По результатам выездной налоговой проверки налогоплательщику из г. Санкт-Петербурга — ООО «ЮРРОС» (далее — Общество) были предъявлены налоговые претензии по налогу на прибыль и НДС на общую сумму около 90 млн. руб., основанием для которых послужил вывод налогового органа о создании формального документооборота по сделкам с четырьмя «проблемными» субподрядчиками в нарушение пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НКРФ.

Напомним, что для вычетов НДС и учета расходов пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК требует, чтобы обязательство по сделке было исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

В обоснование своего вывода налоговый орган ссылался, в частности, на следующие обстоятельства:

  • генподрядчик работ не согласовывал с Обществом привлечение спорных субподрядчиков;
  • в представленной Обществом и генподрядчиком исполнительной документации (общих журналах работ, актах освидетельствования скрытых работ и др.) не указаны субподрядчики;
  • свидетельскими показаниями должностных лиц генподрядчика, заказчика, надзорных и контролирующих организаций опровергается нахождение на строительной площадке сотрудников и строительной техники спорных субподрядчиков;
  • у субподрядчиков отсутствуют необходимые ресурсы для выполнения работ на объектах заказчиков (численность сотрудников — 1 человек; отсутствие необходимых производственных активов для выполнения работ, строительных материалов и т.п.);
  • руководители спорных субподрядчиков в ходе проведения допроса отказались от осуществления финансово-хозяйственной деятельности в данных организациях; их налоговая отчетность представлялась с показателями, не отражающими действительных оборотов по реализации товаров (работ, услуг); при анализе их банковских выписок по операциям на расчетных счетах отсутствуют перечисления заработной платы, платежей за коммунальные услуги, за аренду помещений, аренду основных и транспортных средств и т.п.;
  • свидетельскими показаниями сотрудников Общества подтверждается, что весь объем спорных работ был выполнен собственными силами Общества, а также опровергается нахождение на строительной площадке сотрудников и строительной техники субподрядчиков.

На основании этих обстоятельств налоговый орган посчитал, что спорные операции не были исполнены четырьмя «проблемными» субподрядчиками, в связи с чем Обществом был использован формальный документооборот, а налоговым органом якобы опровергнута реальность спорных операций ввиду того, что они выполнены Обществом самостоятельно, собственными трудовыми ресурсами.

Выводы арбитражных судов

Однако арбитражные суды всех трех инстанций при рассмотрении указанного налогового спора признали законным доначисление Обществу НДС по рассматриваемым основаниям, указав, среди прочего, что реальная возможность осуществлять выполнение договорных обязательств спорных субподрядчиков отсутствовала, поскольку в период совершения операций они не имели необходимых трудовых ресурсов, имущества и транспортных средств.

Вместе с тем арбитражные суды встали на сторону Общества и признали незаконным доначисления налога на прибыль, соответствующих пеней и штрафа, обратив внимание на следующие обстоятельства:

  • налоговым органом ошибочно не учтено, что необходимость привлечения субподрядчиков объясняется значительным объемом работ по заключенному с генподрядчиком контракту, для выполнения которых собственных трудовых ресурсов Общества не хватало; при этом суды приняли во внимание выводы представленного Обществом заключения специалиста торгово-промышленной палаты, из которого следует, что для выполнения всего объема работ для генподрядчика в установленные сроки Обществу был необходим штат сотрудников, в несколько раз превышающий имеющийся.
  • приведенные налоговым органом доводы относительно выполнения спорных работ силами Общества, носят предположительный характер, документально не подтверждены, основаны лишь на отсутствии в общих журналах работ с генподрядчикоми актах скрытых работ сведений о субподрядчиках;
  • большинство допрошенных налоговым органом сотрудников Общества дали показания, что не знают о привлечении субподрядчиков, при этом такие свидетели в силу их должностных обязанностей и квалификации объективно могли и не владеть этой информацией;
  • из положений ст. 247, п. 1 ст. 252 НК РФ, пунктов 3, 7 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 No 53 следует, что при наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды определение размера налоговых обязательств должно производиться с учетом реального характера сделки и ее действительного экономического смысла; при этом из материалов дела следует и не оспаривается налоговым органом работы, отраженные в документах с Обществом в действительности выполнены и в полном объеме переданы генподрядчику;
  • при осуществлении мероприятий налогового контроля в рамках выездной налоговой проверки Инспекцией должен быть определен действительный размер налоговых обязательств Общества за проверяемый период; при рассмотрении спора по эпизоду доначисления налога на прибыль судами установлено, что Общество не имело возможности собственными силами выполнить весь объем работ, сданных генподрядчику; однако налоговым органом полностью исключены расходы Общества по операциям со спорными контрагентами; руководствуясь статьями 31, 247, 252 НК РФ, суды пришли к выводу об отсутствии у налогового органа правовых оснований для принятия оспариваемого решения в части доначисления налога на прибыль с учетом недоказанности факта самостоятельного выполнения Обществом всего объема спорных работ; при этом в подтверждение выполненных спорными субподрядчиками работ на предмет соответствия этих работ уровню рыночных цен, Обществом было представлено заключение специалиста.

Также арбитражный суд кассационной инстанции указал, что доводы налогового органа о неправильном применении судами положений ст. 54.1 НК РФ не могут быть приняты кассацией, поскольку вопреки мнению налогового органа, в отношении налога на прибыль положения ст. 54.1 НК РФ не позволяют исключить спорные расходы при недоказанности факта их самостоятельного выполнения налогоплательщиком.

Изложенные выводы содержатся в решении Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.10.2019, в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.03.2020 по делу No А56-50990/2019.

Наш комментарий

Стоит отметить, что проблема соотношения положений ст. 54.1 НК РФ с вопросом учета реальных затрат налогоплательщика (правил налоговой реконструкции) для целей налогообложения прибыли продолжает быть крайне актуальной на сегодняшний день.

Рассматриваемый налоговый спор (как и ряд других, положительно завершившихся для налогоплательщиков в конце 2019 г. — первой половине 2020 гг.), по нашему мнению, дает основание для осторожного оптимизма по вопросу налоговой реконструкции в свете применения п. 2 ст. 54.1 НК РФ (несмотря на то, что налоговый орган в настоящее время обжаловал указанные судебные акты в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ).

Действительно, п. 2 ст. 54.1 НК РФ не отменяет обязательность применения пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, то есть использование расчетного метода при документальной неподтвержденности налогоплательщиком соответствующих операций в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни или объектах налогообложения (кроме случаев отражения в учете фиктивных сделок), а также случаев невыполнения «теста надлежащей стороны сделки».

Причем вывод о необходимости применения расчетного метода для случаев отсутствия документов или признания их ненадлежащими в ситуации реальности самих операций был выработан еще Президиумом ВАС РФ в постановлении от 03.07.2012 No 2341/12 по делу АО «Камский завод ЖБИ», который впоследствии был закреплен Пленумом ВАС РФ в пункте 8 постановления от 30.07.2013 No 57 «О некоторых вопросах,возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации».

Кроме того, в Определении Верховного Суда РФ от 06.03.2018 No 304-КГ17-8961 отмечено, что выявление необоснованной налоговой выгоды предполагает доначисление суммы налога, подлежащей уплате в бюджет таким образом, как если бы налогоплательщик (налоговый агент) не злоупотреблял правом, а не применение дополнительной санкции; иной подход по существу означал бы применение к налогоплательщику меры юридической ответственности, не установленной законодательством, что недопустимо.

Между тем следует отметить, что на настоящий момент складывается весьма противоречивая судебно-арбитражная практика по вопросу применения налоговой реконструкции в делах о «проблемных» контрагентах.

Например, в деле компании Кузбассконсервмолоко суд апелляционной инстанции поддержал позицию налогового органа об отсутствии налоговой реконструкции при применении п. 2 ст. 54.1 НК РФ (см. постановление 7ААС от 20.01.2020 по делу No А27-17275/2019). Сейчас это дело не закончено и вызывает пристальный интерес всего налогового сообщества (рассмотрение кассационной жалобы налогоплательщика назначено на 01.07.2020).

Напротив, в деле компании Сива Лес Арбитражный суд Уральского округа поддержал налогоплательщика, отметив, что запрет на проведение налоговой реконструкции налогового обязательства по налогу на прибыль путем установления расходной части расчетным путем на основании пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ в положениях ст. 54.1 НК РФ отсутствует (см. постановление АС УО от 23.01.2020 по делу NoА50-17644/2019).

В этой связи приведенное противоречие в судебно-арбитражной практике будет разрешено, по всей видимости, лишь Верховным Судом РФ, причем возможно уже в ближайшее время (до конца 2020 года).

При этом мы достаточно оптимистично смотрим на рассматриваемую проблематику по вопросу налоговой реконструкции и полагаем, что Верховный Суд РФ сохранит преемственность подходов ВАС РФ и займет позицию о недопустимости полного исключения понесенных налогоплательщиком затрат для целей налогообложения при признании налоговым органом реального факта выполнения работ и несения им соответствующих затрат.

Налоговые юристы компании «Правовест Аудит» имеют значительный опыт успешного оспаривания налоговых претензий:

Мы готовы оказать юридическую поддержку при ведении налоговых споров, связанных с налоговыми претензиями.

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий