По статистике налоговые споры

По статистике налоговые споры

Содержание
  1. Можно ли начислять аванс в фиксированной сумме?
  2. Могут ли организации учесть страховые взносы при расчете УСН за 2022 год?
  3. Взыскание судебных расходов в арбитражном процессе
  4. Как правильно составить договор поручительства
  5. Как ознакомиться с материалами дела в арбитражном суде онлайн
  6. Практика правоприменения
  7. Возбуждение уголовного дела
  8. Топ-10 нарушений трудового законодательства
  9. Рассмотрение дел в первой инстанции
  10. Работа апелляции и кассации
  11. Правовые позиции кассационных судов
  12. Документы могут быть изъяты ИФНС даже без проведения налоговой проверки
  13. ИП на ПСН вправе оказывать бытовые услуги организациям
  14. Сделки с однодневками не должны лишать права на вычет по НДС
  15. Налоговики могут не указывать реквизиты договоров, по которым истребуют документы вне рамок проверки
  16. Компании не должны отвечать за нарушения, допущенные в результате действий налоговиков

Можно ли начислять аванс в фиксированной сумме?

Уточните, пожалуйста, не запрещено ли
начислять зарплату за первую половину месяца в фиксированной сумме (например, 50 или 40% от оклада с удержанием НДФЛ), а не за фактически отработанные дни с учетом вступивших с 2023 года изменений в НК РФ? Будут ли какие-то негативные последствия по результатам проверок в этой связи?

Могут ли организации учесть страховые взносы при расчете УСН за 2022 год?

Не все организации воспользовались годовой
правительственной отсрочкой уплаты по страховым взносам за апрель, июнь, июль, сентябрь 2022 года. Многие продолжили их уплачивать, чтобы учесть их при расчете налога по УСН за 2022 год. Вскоре организации обнаружили, что налоговики отражают у себя эти суммы как переплату по страховым взносам и даже могут зачесть их в счет погашения налоговых долгов. Могут ли организации учесть страховые взносы при расчете УСН за 2022 год?

По статистике налоговые споры

эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Взыскание судебных расходов в арбитражном процессе

Рассказываем, какие виды судебных расходов
бывают, а также на что обращать внимание при их взыскании, чтобы добиться решения в свою пользу. В частности, выделяем различные аспекты, связанные с доказательствами несения расходов, рассматриваем подходы судов к определению их разумного размера и к порядку распределения между сторонами в зависимости от конкретных ситуаций. Приводим образец заявления в арбитражный суд о взыскании судебных расходов.

Дополнительный анализ:  Классификация методов анализа финансовой информации и систем и методов финансового анализа

По статистике налоговые споры

ведущий юрист компании «Лексфорт», UBL Group

Как правильно составить договор поручительства

На практике у юристов и руководителей
нередко возникает вопрос: как правильно составить договор поручительства, чтобы избежать признания его недействительным или незаключенным? Автор отвечает на него, объясняя, в чем особенность договора поручительства как способа обеспечения исполнения обязательства, а также на что еще обратить внимание на этапе составления и заключения договора. Дает удобную таблицу-шпаргалку об отличиях поручительства от иных способов обеспечения исполнения обязательства (в т.ч. от банковской гарантии и залога) – ​с ее помощью быстро сориентируетесь, что лучше выбрать в конкретной ситуации. Узнаете, когда гарантийное письмо может быть признано договором поручительства. А еще в вашем распоряжении будет образец договора поручительства с удачными формулировками.

Как ознакомиться с материалами дела в арбитражном суде онлайн

Ограничительные меры в период пандемии
подтолкнули суды к созданию сервисов по удаленному взаимодействию. Одним из нововведений стало появление возможности ознакомления с материалами дела онлайн. Читайте о том, как получить доступ к аудиопротоколам и другим материалам с пошаговой инструкцией и образцом ходатайства об ознакомлении с материалами дела в электронном виде.

Практика правоприменения

Многие юристы давно привыкли к тому, что
доказательства – это или письменные документы (договоры, претензии, счета-фактуры, оплаченные счета и т.п.), или показания (в частности, свидетелей или сторон). Но прогресс не стоит на месте. Все чаще доказательствами становятся переписка по электронной почте (см. № 8’ 2011), SMS-сообщения (см. № 10’ 2011), факсограммы (читайте в следующем номере) и снимки с компьютерного монитора (скриншоты). О том, что и как можно подтвердить скриншотами, какая информация в них должна содержаться и каковы требования к таким снимкам, вы узнаете из статьи.

По статистике налоговые споры

директор юридического департамента ООО
«Пимпэй Касса»

Возбуждение уголовного дела

В работе руководителя встречаются ситуации,
когда приходится обращаться в милицию. Однако далеко не всегда вас там встретят с распростертыми объятиями: могут отказать в приеме заявления из-за неточностей, допущенных в этом документе, или просто из-за плохого настроения. К сожалению, такие случаи не редкость. Практикующий адвокат рассказывает, когда сотрудники ОВД делают это обоснованно, а когда – незаконно. Он рекомендует, как грамотно составить заявление; советует, на какие действия людей в погонах нужно обращать внимание; когда следует требовать скорейшего рассмотрения заявления, а когда стоит подождать.

к.ю.н., частнопрактикующий адвокат (адвокат-голубев.рф)

Топ-10 нарушений трудового законодательства

Сколько найдется в России работодателей,
которые ни разу не нарушали нормы Трудового кодекса РФ? Ответ очевиден: немного. А все потому, что нарушения подстерегают их практически на каждом шагу. И чтобы бороться с ними, надо знать «врага в лицо». В статье мы рассмотрим самые распространенные промахи, которые компании допускают в отношениях с работниками.

заместитель начальника службы юридического
сопровождения филиала ОАО «РОСТ БАНК»

Анализируя статистику, один из адвокатов обратил внимание на то, что при значительном снижении количества налоговых дел судиться с фискальным органом становится все сложнее. Другой заметил, что институт медиации по-прежнему остается невостребованным. Третья обратила внимание на рост числа споров, рассмотренных с применением ВКС. Четвертый обратил внимание, что, несмотря на большое количество рассмотренных дел, заявители не верят в эффективность механизма взыскания расходов, равно как и механизма обеспечительных мер. Пятый заметил, что количество отмен решений в кассации остается заметно выше, чем в апелляции.

Судебный департамент при Верховном Суде РФ опубликовал сводные статистические сведения о деятельности федеральных арбитражных судов за 2021 г., согласно которым количество поступивших исков и заявлений выросло примерно на 6,5%. При этом, хотя количество рассмотренных арбитражными судами первой инстанции дел выросло более чем на 8%, число неоконченных дел выросло сразу на 15,5%.

Адвокат МКА «Вердиктъ» Юнис Дигмар отметил, что, исходя из статистики за три последовательных года, можно говорить о скачкообразном росте остатка нерассмотренных дел на конец года. «Количество оконченных в прошлом году дел продолжительностью рассмотрения свыше одного года составило 7,8% от общего числа дел, соответственно, длительность остальных споров (92,2%) не превышала года. Количество рассмотренных в 2021 г. дел, в которых требования были удовлетворены, составило 74,9% (по сравнению с 73,8% в 2020 г. и 75,8% в 2021 г.). То есть в среднем ежегодно в 75% случаев требования истцов удовлетворяются, однако этот показатель ведет себя абсолютно по-разному в разных категориях споров», – пояснил он.

Рассмотрение дел в первой инстанции

Юнис Дигмар полагает, что нельзя сказать, что «постпандемийный» период ознаменовал себя взрывным ростом количества обращений в арбитражные суды за защитой нарушенных прав. Однако количество поданных в 2021 г. исков по разным видам споров показало разнонаправленную динамику в сравнении с 2020 г.

В частности, по экономическим спорам из гражданских правоотношений рост составил порядка 0,5%, тогда как по экономическим спорам из административных правоотношений произошло снижение на 29%. И это при том, что в 2019 г. число заявлений по указанным видам споров составляло более 713 тыс., заметил эксперт. При этом за три года количество экономических споров из административных правоотношений снизилось почти в три раза. «На мой взгляд, вряд ли нарушений прав предпринимателей в указанной сфере правоотношений становится меньше, скорее эта тенденция свидетельствует об уменьшающемся желании предпринимателей вступать в судебные споры с органами, выполняющими публично-правовые полномочия, с учетом укореняющейся в судебной практике мысли о примате публичного и фискального интереса», – предположил Юнис Дигмар.

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян с сожалением заметил, что в прошлом году традиционно сократилось количество дел об оспаривании решений третейских судов и о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, что говорит о снижении роли данных институтов в разрешении споров с участием российских субъектов.

По статистике налоговые споры

За весь 2021 г. было подано всего 1001 заявление об оспаривании решений третейских судов и почти 300 заявлений о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Уже несколько лет не рассматриваются дела с участием арбитражных заседателей. Если в начале нулевых это был достаточно эффективный механизм, то теперь он фактически изжил себя.

Юнис Дигмар обратил внимание на резкое снижение споров, связанных с применением налогового законодательства, – более чем в три раза в сравнении с 2020 г. Если же сравнивать с 2014 г., когда произошло упразднение ВАС РФ, то этот показатель снизился в шесть раз. Говоря о снижении договорных споров на 10%, он предположил, что это вызвано окончанием «пандемийного» периода неисполнения или ненадлежащего исполнения контрагентами условий заключенных договоров.

По статистике налоговые споры

Судебная практика в разрезе количества рассматриваемых споров и числа удовлетворенных заявлений наглядно показывает, что судиться с налоговым органом становится все труднее. Это связано, во-первых, с априорной лояльностью арбитражных судов к пресловутому фискальному интересу, а, во-вторых, с увеличением проверочного инструментария налоговых органов.

Артур Зурабян заметил, что традиционно для последних лет арбитражные суды «переварили» за 2021 г. более миллиона экономических дел. «При этом заявители не верят в эффективность механизма взыскания судебных расходов, равно как и эффективность механизма обеспечительных мер. Рассмотрено всего 67 тыс. заявлений о расходах, то есть фактически такое заявление подается только по итогам рассмотрения каждого 15-го дела. При этом из поданных 33 870 заявлений об обеспечительных мерах (без учета банкротных дел) удовлетворено 10 127, то есть порядка 30%, что в целом не так уж плохо. И практически всегда удовлетворялись заявления, при подаче которых было предоставлено встречное обеспечение», – полагает он.

Юнис Дигмар обратил внимание на то, что сумма заявленных требований по всем категориям споров превысила 39 трлн руб., однако было удовлетворено требований на 1,6 трлн руб., то есть всего 4% от общей заявленной суммы. «В 2020 и 2019 гг. соотношение сумм заявленных и удовлетворенных требований составило 48% и 31% соответственно. На самом деле это достаточно парадоксальная ситуация, поскольку резкий скачок суммы заявленных требований привел к обратному эффекту – снижению размеров присуждаемых сумм», – считает он, предполагая, что процент успеха зависит от категории спора: чем выше фискальный интерес, тем ниже вероятность получить удовлетворение требований.

В свою очередь, адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова обратила внимание на значительное увеличение количества дел, рассмотренных арбитражными судами с использованием технологии видео-конференц-связи, – в 2021 г. было проведено 29 610 таких судебных заседаний: «Возможно, это связано с минувшей пандемией, в условиях которой особенно проявились преимущества использования технологий ВКС при рассмотрении дел. Стороны стали более активно пользоваться возможностями, предоставленными законом».

Она также указала, что снизилось количество заявлений об отсрочке уплаты госпошлины при обращении в арбитражный суд: с 48 110 в 2020 г. до 41 892 в 2021 г. «Возможно, это свидетельствует о постепенном восстановлении экономического положения хозяйствующих субъектов, которые в условиях кризисного 2020 г. не всегда могли изыскать ресурсы на немедленную оплату пошлины при обращении в суд», – предположила она.

Партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков заметил, что медиация все также не работает: лишь два дела окончены заключением медиативного соглашения при общем количестве мировых соглашений – 30 854.

По статистике налоговые споры

Думаю, что институт медиации пока все так же мертв, в него не верят, а сторонам все так же проще и дешевле закончить спор в судебном порядке, а ведь именно этот институт мог бы серьезно разгрузить судебную систему.

Он добавил, что обеспечительных мер стало приниматься больше (в 2020 г. – 9 425 против 10 127 – в 2021-м), однако статистически все так же – шанс 1/3. Из примерно 33 тысяч удовлетворяется лишь треть заявлений. Количество судебных штрафов выросло почти в два раза. Например, за непредставление доказательств в 2021 г. суды первой инстанции штрафовали 665 раз, а в 2020 г. – 336.

Работа апелляции и кассации

В 2021 г. арбитражные апелляционные суды отменили около 6,5% решений, вынесенных по первой инстанции, сохранив этот показатель на уровне 2020 г. По мнению Виктора Глушакова, этот процент очень низкий: «В исковом производстве из 208 тыс. рассмотренных дел – 17 тыс. отмен, это меньше 10%. Статистика даже хуже, чем в 2020 г. (было от 10–15%). При этом жалоб подано на 40 тыс. больше, чем в 2020 г. (401 371 против 363 450)».

Адвокат АП г. Москвы Вячеслав Голенев при этом заметил, что хотя апелляция отменяет все меньше судебных актов, но шанс отмены в кассации стал значительно выше. «Проблема снижения апелляционной эффективности заключается не только в стабилизации судебно-арбитражной практики. Апелляционные суды не энтузиасты отмен, поскольку в случае отмены кассация будет проверять именно их постановление, поэтому в некоторых пограничных случаях “на усмотрение” имеется шанс, что апелляционный суд будет склонен оставить решение первой инстанции в силе», – заметил он.

По словам эксперта, в судах общей юрисдикции имеется противоположный тренд – из-за нестабильности судебной практики кассация отменяет достаточно много судебных актов обеих инстанций, поэтому апелляция там берет на себя функцию выработки единообразия в практике СОЮ в фарватере правовых позиций кассации – во избежание отмен в кассации. «В арбитражных судах традиционно такая функция принадлежит арбитражным кассационным судам», – подчеркнул он.

По статистике налоговые споры

На практике стало заметно, что в кассации действительно «читают» жалобы, если, конечно, они «удобно» написаны (укороченное изложение, наличие в деле одного, максимум двух правовых вопросов) или же решения нижестоящих судов существенно отклоняются от сложившейся практики. Подавляющее количество отмен в кассации за рассматриваемый период – это отмены с возвратом дела на новое рассмотрение, что свидетельствует о недоработке первой и апелляционной инстанцией вопросов исследования доказательств, неполном определении предмета доказывания, некорректной постановке выводов по результатам спора, нарушении процессуальных требований.

Текст: Зинаида Павлова
Инфографика: Андрей Тронин

Правовые позиции Верховного Суда РФ

Определение СКЭС ВС РФ от 18 января 2023 г. по делу № А33-1439/2015 ОАО «10 Арсенал Военно-Морского Флота».

Предметом спора стал вопрос о том, вправе ли общество – коммерческая организация применять льготу по земельному налогу, предусмотренную подп. 3 п. 2 ст. 389 НК РФ в отношении участков, ограниченных в обороте в соответствии с законодательством РФ, предоставленных для обеспечения обороны, безопасности и таможенных нужд.

Отказывая в удовлетворении требования, Судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии у общества такого права, поскольку условиям для применения льготы (ст. 27, 93 ЗК РФ) отвечают только участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности. Судебная коллегия признала законным решение инспекции, которым налог в отношении участка, находившегося в частной собственности налогоплательщика, исчислен по общеустановленным правилам без применения льготы.

Общество обратилось в ВС РФ с заявлением о пересмотре акта ВС по вновь открывшимся обстоятельствам. По сути, оно заявило о том, что не должно нести бремя налогообложения в отношении спорного участка, поскольку не было законным собственником имущества.

Судебная коллегия, рассмотрев заявление общества, указала следующее.

В том случае, если сделка в отношении участка фактически исполнена, ее несоответствие нормам законодательства, регулирующим хозяйственную деятельность, значения для налогообложения не имеет. Нарушение норм гражданского, земельного и иного законодательства при получении участка само по себе не является основанием для освобождения от налогообложения лица, которое согласно данным публичного (государственного) реестра выступало собственником имущества и по общему правилу имело возможность извлечения выгоды из использования имущества в своей экономической деятельности. В охваченный проверкой период по данным государственного реестра именно общество было лицом, в собственности которого находился участок, и, следовательно, в публичных отношениях оно и выступало лицом, обязанным платить налог. Последующее прекращение права собственности на участок в связи с установленными нарушениями закона, допущенными при его передаче в частную собственность, само по себе не является обстоятельством, с безусловностью освобождающим лицо от уплаты налога, и, следовательно, не позволяет сделать вывод о возникновении конфликта судебных актов.

Правовые позиции кассационных судов

Приведем также некоторые позиции судов кассационной инстанции по налоговым спорам. Подробнее можно прочесть в ежемесячном обзоре «Налоговые споры в округах: важные для практики выводы».

Постановление АС УО от 21 декабря 2022 г. по делу № А71-7374/2020 АО «ДП “Ижевское”».

Общество обратилось с заявлением о признании недействительным решения о доначислении налога на прибыль в связи с непринятием налоговым органом расходов на сумму амортизации по имуществу, полученному в качестве вклада в уставный капитал.

Отказывая обществу в удовлетворении требования, суд первой инстанции исходил из того, что это имущество приобретено за счет бюджетных средств целевого финансирования, что исключает начисление амортизации.

Суды апелляционной и кассационной инстанций удовлетворили требование общества. В ст. 256 НК перечислены виды амортизируемого имущества, которые в целях начисления налога на прибыль амортизации не подлежат, – это имущество, приобретенное (созданное) за счет бюджетных средств целевого финансирования. Между тем указанная норма не применяется в отношении имущества, полученного налогоплательщиком при приватизации (подп. 3 п. 2 ст. 256 НК). Более того, ст. 277 НК специально предусмотрено, что стоимость имущества, полученного в порядке приватизации государственного или муниципального имущества в виде вклада в уставный капитал организаций, признается для целей гл. 25 НК по стоимости (остаточной стоимости), определяемой на дату приватизации в соответствии с требованиями к бухгалтерскому учету.

Государственное имущество передается в собственность физических и (или) юридических лиц либо за плату, либо в обмен на акции (доли в уставном капитале) созданных хозяйственных обществ. Способы приватизации государственного и муниципального имущества перечислены в ст. 13 Закона № 178-ФЗ. К ним относится и внесение государственного или муниципального имущества в качестве вклада в уставные капиталы акционерных обществ. Следовательно, получение государственного имущества в порядке приватизации имеет место быть и при внесении государственного или муниципального имущества в качестве вклада в уставные капиталы акционерных обществ.

Спорное имущество передано их единственным акционером (Министерством имущественных отношении республики) в качестве вклада в уставный капитал в обмен на обыкновенные акции общества. Указанное говорит о получении последним спорного имущества при приватизации.

Поскольку имущество приобретено налогоплательщиками при приватизации, они правомерно включали суммы начисленной амортизации по этому имуществу в состав расходов для целей исчисления налога на прибыль. То обстоятельство, что до передачи спорного имущества Министерству имущественных отношении республики (по распоряжению которого имущество передано заявителю в качестве вклада в уставный капитал) Министерство транспорта и дорожного хозяйства республики приобрело это имущество за счет бюджетных средств, значения для настоящего спора не имеет.

Постановление АС СЗО от 15 декабря 2022 г. по делу № А42-1903/2018 АО «Северо-Западная Фосфорная Компания».

Общество получило лицензию на право пользования недрами с целью добычи апатит-нефелиновых руд.

Инспекция пришла к выводу, что нематериальный актив в виде права пользования недрами с целью добычи на момент проверяемого периода фактически не использовался (производство вскрышных и добычных работ на месторождении заявитель не производил, акт государственной комиссии о приемке карьера в эксплуатацию, отчетность, связанную с пользованием недрами, не представил), поэтому посчитала, что налогоплательщик неправомерно включал в состав расходов амортизационные отчисления по нематериальному активу (лицензии). Для признания нематериального актива необходимо наличие способности приносить налогоплательщику экономические выгоды (доход), а также наличие надлежаще оформленных документов.

Налоговый орган связал момент ввода в эксплуатацию нематериального актива с деятельностью общества по промышленной разработке спорного месторождения (добыче полезного ископаемого), т.е. с моментом ввода в эксплуатацию самого месторождения. Но суд указал, что для признания у заявителя права начислять амортизацию по нематериальному активу (лицензии на право пользования недрами) значение имеет документальное подтверждение налогоплательщиком начала ведения деятельности по освоению природных ресурсов (которое необязательно должно быть связано непосредственно с добычей полезного ископаемого). После получения лицензии общество производило инженерные изыскания, работы по проектированию подземного рудника и другие работы, направленные на освоение месторождения. Это свидетельствует о начале использования заявителем нематериального актива в деятельности, направленной на получение дохода.

Постановление АС МО от 14 декабря 2022 г. по делу № А40-85181/2021 ООО «ГАЗПРОМНЕФТЬ-ЯМАЛ».

Перечень имущества, относящегося к железнодорожным путям общего пользования, федеральным автомобильным дорогам общего пользования, магистральным трубопроводам, линиям энергопередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов, утв. Постановлением Правительства РФ от 30 сентября 2004 г. № 504. И этот Перечень не устанавливает ограничения для применения пониженной ставки в зависимости от вида экономической деятельности плательщиков налога на имущество. Пункт 3 ст. 380 НК содержит бланкетную норму, отсылающую в целях определения льготируемого имущества к Перечню, который, в свою очередь, построен путем ссылок на ОКОФ. Следовательно, применение пониженной ставки налога на имущество возможно в отношении объектов, наименования, описание и коды ОКОФ которых содержатся в Перечне.

Право на льготу возникает у налогоплательщика при соблюдении одновременно следующих условий: имущество по своему функциональному предназначению относится к одной из категорий, указанных в п. 3 ст. 380 НК; имущество поименовано в Перечне; имущество учтено на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Спорные основные средства являлись объектами электросетевого хозяйства и в проверяемом периоде участвовали в передаче электроэнергии не только для собственных нужд, но и третьим лицам, в связи с чем пониженная ставка налога на имущество применена обоснованно. Наличие у общества статуса сетевой организации и фактическое использование им ЛЭП и соответствующих сооружений в целях оказания услуги по передаче энергии третьим лицам не имеет значения для целей применения пониженной налоговой ставки, предусмотренной п. 3 ст. 380 НК.

Постановление АС МО от 23 ноября 2022 г. по делу № А40-38151/2022 АО «Водный Стадион Спорт Инвест».

НК РФ не возлагает на налогоплательщика обязанность неоднократно подавать заявления о возврате излишне уплаченного налога.

Обществом направлено в налоговую инспекцию заявление, содержащее его волеизъявление на возврат налога. В обоснование отказа инспекция указала на неподтверждение переплаты по причине проведения камеральных проверок. Соответственно, после их завершения не имелось оснований не вернуться к рассмотрению заявления с учетом фактических обстоятельств, установленных судом.

По статистике налоговые споры

Налоговые органы крайне редко идут на налоговую реконструкцию — то есть проводят расчет, сколько компания недоплатила в бюджет, и доначисляют налог не более этой суммы. В большинстве же случаев налогоплательщикам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки, отказывая в праве на налоговые вычеты и учет расходов.

Юридической фирмой «Арбитраж.ру» был проведен анализ, который охватил все дела по ст. 54.1 Налогового кодекса начиная с 2018 года (обзор есть у РБК), налоговые, согласно которому, налоговые органы выиграли 294 из 378 споров. Эта статья установила критерии необоснованной налоговой выгоды, вступив в силу в 2017г.

Еще в начале 2020 года глава Федеральной налоговой службы Даниил Егоров сообщал, что этот показатель вполне соответствует балансу по всем налоговым спорам: налоговая выигрывает в судах более 85% дел. Его заместитель, Виктор Бациев приводил следующую статистику споров по ст. 54.1 НК (по состоянию на 6 ноября): в судах первой инстанции рассмотрено 341 дело, в 24 из них требования налогоплательщиков удовлетворены полностью, 44 — частично, а при последующем оспаривании решения по еще 21 делу были приняты в пользу бизнеса полностью или частично. То есть 26% споров частично или полностью разрешаются в пользу налогоплательщиков, согласно данным налогового ведомства.

До 2006 года в России не было единого подхода к пониманию необоснованной налоговой выгоды. Ст. 54.1 НК должна была устранить пробелы и установить более четкие критерии признания налоговой выгоды необоснованной. Злоупотреблением теперь считаются умышленное искажение отчетности, учет фиктивных сделок, а также операции без деловой цели, сделки с единственной целью сэкономить на налогах. Все решения региональных инспекций по этой статье согласовываются с центральным аппаратом ФНС.

Объем налоговых проверок по ст. 54.1 НК значительно превышает число судебных споров. На 6 ноября завершены 862 проверки с применением этой статьи, сообщал Бациев. 80% доначислений не удается урегулировать до суда. Такой показатель говорит о высокой конфликтности применения правил ст. 54.1 НК, добавил Бациев.

Разграничиваем понятия «уход от налогов» и «коррупцию»

Мы все понимаем, как важно отличать случаи налоговой экономии от корпоративного мошенничества, ведь в большинстве дел об оспаривании крупных сделок по ст. 54.1 НК есть признаки внутренней коррупции в компании, воровства или как минимум халатности менеджмента.

Приведем наиболее распространенные обстоятельства злоупотреблений в делах по ст. 54.1 НК

— фиктивность хозяйственных операций (81 дело из 100),

— проблемные контрагенты (64 из 100),

— отсутствие деловой цели (22 из 100),

— взаимозависимость контрагентов (19 из 100),

— создание схемы получения налоговой выгоды (16 из 100),

— отсутствие права на льготу (12 из 100),

— дробление бизнеса (семь из 100).

Как правило, менеджеры крупных компаний, заключая сделки с фирмами-однодневками, чаще всего хотят нажиться, похитив средства бизнеса, а не уйти от налогов, в то время как мелкие фирмы, привлекая «экономически недееспособных» контрагентов, преследуют цель сэкономить на налогах. Бюджет в таких случаях всегда теряет.

Вообще, случаи корпоративного мошенничества, когда государственный бюджет не пострадал, не должны подпадать под действие ст. 54.1 НК, но суды не учитывают это — в итоге компания наказывается дважды. Сначала менеджмент обманул акционеров, завысив расходы. Потом налоговый орган отказал в вычетах по НДС и учете расходов.

Наказать, нельзя обжаловать

В большинстве случаев, налогоплательщики, естественно, пытаются обжаловать решения арбитражных судов первой инстанции. Налоговые органы наказывая бизнес за уход от налогов, зачастую не определяют, сколько он должен был заплатить без нарушения правил, то есть не проводят налоговую реконструкцию. В результате уклонистам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки. Доначисления налогов вкупе со штрафами до 40% порой могут превышать прибыль компаний, из-за чего бизнесу угрожает банкротство.

Правила налоговой реконструкции были применены только в восьми из 100 дел. Все эти акты приняты в 2020 году, отмечают в «Арбитраж.ру».

Мизерная доля дел с налоговой реконструкцией объясняется, с одной стороны, отсутствием единого подхода в практике, с другой — инспекции не пытаются установить третьих лиц, которые действительно исполняли обязательства по спорным договорам, а сами налогоплательщики также не способствуют выявлению истинных исполнителей.

Профессиональное и предпринимательское сообщества ждут публикации письма ФНС о порядке применения правила налоговой реконструкции в условиях действия ст. 54.1. НК, которое, предположительно, будет опубликовано до Нового года. Проект письма обсуждается уже полгода.

Бизнес-сообщество прогнозирует, что письмо повлияет на судебную практику, поможет найти баланс между фискальными интересами и интересами налогоплательщиков. Письма ФНС — ведомственные акты, они обязательны для применения нижестоящими налоговыми органами, но необязательны для судов. Но на практике суды ориентируются на рекомендации ФНС.

Текущая редакция статьи 54.1 НК имеет много вопросов и являются юридически непроработанной нормой, что выявлено правоприменительной практикой, сформированной с 2018 года.

Часть первая НК была дополнена статьей 54.1 19 августа 2017 г. (Федеральный закон от 18 июля 2017 г. N 163-ФЗ). При этом, она не несет в себе какого-либо нового правового регулирования, не меняет объема прав и обязанностей налогоплательщика и не порождает новые налоговые правоотношения.

При этом у ФНС появились возможность, в зависимости от толкования ст. 54.1 НК, пренебрегать такими принципами налогообложения как:

• Принцип нейтральности НДС. Закрепление принципа нейтральности НДС преследовало цель невмешательства в развитие торговли и конкуренции среди предпринимателей.

• Недопустимость возложения на налогоплательщика ответственности за действия третьих лиц, являющихся самостоятельными налогоплательщиками.

• Не допущение объективного вменения. Согласно части 2 статьи 54 Конституции РФ никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Кроме того, в рассматриваемой норме не закреплено требование о том, что обязательным условием применения 54.1 НК является не уплата налогов в бюджет, что также приводит к злоупотреблениям со стороны ФНС. В большинстве практических ситуаций, неуплата налогов – это всего лишь элемент состава правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 54.1 НК РФ и подп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК.

Еще один вопрос правоприменительной практики заключается в том, что должны или нет налоговые органы при проведении мероприятий налогового контроля выяснять на чьей стороне действовала т.н. «техническая» компания: на стороне покупателя или поставщика. И должны ли ФНС выявлять контролирующих ее лиц? Ведь в соответствии с п. 4 ст. 110 НК вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения. Таким образом, должно быть установлено конкретное лицо, действия которого повлекли за собой неуплату налога в бюджет, то есть тот, кто контролировал или присвоил результаты деятельности «технической» компании. А это как раз, чаще всего и не происходит, и все ограничивается доказыванием притворности отношений с «технической» компанией.

13 декабря 2019 года Минфином России было выпущено Письмо № 01-03-11/97904 о соотношении применения ст. 54.1 НК РФ и расчетного метода, которое подтвердило позицию ФНС России, а именно – отрицание «налоговой реконструкции».

Несмотря на позицию ФНС, сформированная на сегодня судебного практика дает надежду на то, что в случаях применения ст. 54.1 НК «налоговую реконструкцию» будут применять.

Ключевыми аргументами являются (по материалам ТПП РФ XVI Всероссийского налогового форума – 2020 «Налоговая вакцинация экономики»):

• ст. 54.1 НК не устанавливает те последствия невыполнения указанных в ней требований, которые налоговые органы вменяют налогоплательщикам, запрет на проведение «налоговой реконструкции» налогового обязательства по налогу на прибыль путем установления расходной части расчетным путем на основании подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ в рассматриваемой норме отсутствует;

• из ст. 54.1 НК РФ следует, что при формальном документообороте с заявленным контрагентом, но при фактическом исполнении обязательства третьим лицом при несоблюдении условий п. 2 ст. 54.1 НК РФ, установлен запрет на получение необоснованной налоговой выгоды налогоплательщиком именно по недостоверным (формальным) документам, что не освобождает налоговые органы от обязанности проверить – осуществлялись ли в действительности какие-либо хозяйственные операции под прикрытием формального документооборота, выявить их действительный экономический смысл и определить действительный размер соответствующих налоговых обязательств;

• налогоплательщик, не представивший налоговому органу на проверку никакие документы по совершенным сделкам, будет поставлен в лучшее положение по сравнению с налогоплательщиком, представившим документы, не соответствующие в полном объеме требованиям ст. 54.1 НК РФ, что противоречит принципам справедливости и правовой определенности;

• полное непринятие затрат при исчислении налога на прибыль в ситуации, когда факты поступления товара налогоплательщику и последующего использования товара в деятельности налогоплательщика не оспариваются, неизбежно влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль;

• введение ст. 54.1 НК РФ не сопровождалось изменением принципов правового регулирования в сфере налогообложения, введением дополнительных составов налоговых правонарушений и санкций, сужением полномочий налоговых органов;

• ст. 54.1 НК РФ должна применяться с учетом принципов налогового законодательства (ст. 3 НК РФ, ст. 57 Конституции Российской Федерации), в частности, налог должен иметь экономическое обоснование и не может быть произвольным;

• в обязанность налогового органа входит установление размера всех налоговых обязательств налогоплательщика за проверяемые периоды исходя из выводов, положенных в основу акта налоговой проверки, и являющихся основанием для вынесения решения о доначислении соответствующих сумм налогов (ст. 82, ст. 89 НК РФ);

• преемственность правоприменительной практики, выработанной до ст. 54.1 НК РФ (постановления Пленума ВАС РФ № 53, от 30 июля 2013 г. № 57);

• положения налогового законодательства не допускают доначисления сумм в размере большем, чем установлено законом, такое доначисление становится дополнительной мерой налоговой ответственности, которая действующим налоговым законодательством не предусмотрена;

• налоговые органы в ходе мероприятий налогового контроля определяют объем налоговой обязанности исходя из фактических показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика (Определение КС РФ от 4 июля 2017 г. № 1440).

Директор департамента консалтинга ООО АФ «Авуар» Клышкань А.Г.

Документы могут быть изъяты ИФНС даже без проведения налоговой проверки

При этом ФНС сослалась на определение Конституционного Суда РФ от 31.03.2022 № 500-О. Здесь КС РФ рассмотрел жалобу на неконституционность ст. 94 НК РФ, которая, по сути, допускает выемку документов у контрагентов проверяемых налогоплательщиков.

КС РФ пояснил, что, согласно оспариваемой норме, выемка документов проводится с соблюдением четкой процедуры, максимально защищающей права и законные интересы того лица, у которого изымаются документы и иные доказательства. Выемку проводят только при наличии у налоговых инспекторов достаточных оснований полагать, что документы, свидетельствующие о совершении правонарушений, могут быть уничтожены, сокрыты, изменены или заменены. Выемка предполагает фиксацию соответствующих процессуальных действий, изъятых документов и предметов. Потому само по себе проведение выемки у иного лица, чем проверяемый налогоплательщик, не служит основанием считать права этого лица нарушенными.

ИП на ПСН вправе оказывать бытовые услуги организациям

В п. 13 письма ФНС обратила внимание налоговиков на то, что предприниматели, применяющие ПСН, вправе оказывать бытовые платные услуги не только населению, но также и организациям и другим предпринимателям. Ведомство указало, что перечень видов деятельности, при осуществлении которых индивидуальным предпринимателям разрешается применять ПСН, установлен в соответствии с п. 2 ст. 346.43 НК РФ. Данная норма не ограничивает ИП в праве на оказание данных видов услуг (работ) по заказам юридических лиц.

По статистике налоговые споры

Напротив, ИП на ПСН не могут оказывать услуги организациям только в случаях, прямо предусмотренных нормами НК РФ. Так, ИП на ПСН не вправе оказывать платные услуги организациям и ИП, если соответствующей нормой предусмотрено, что спорные услуги можно оказывать только населению. Например, к таким услугам относится ремонт и пошив швейных, меховых изделий, ремонт электронной бытовой техники, часов, металлоизделий бытового и хозяйственного назначения. Если же в норме НК РФ нет оговорки о том, что услуги можно оказывать только населению, на стороне заказчиков такой услуги могут выступать также организации и ИП.

ВС РФ в определении  15.04.2022 № 305-ЭС21-27837 пояснил, что помимо физлиц потребителями бытовых услуг, оказываемых ИП на ПСН, могут быть организации. Организации вправе заказывать у ИП на ПСН, например, услуги промышленных прачечных, клининговые услуги, услуги химической чистки и другие бытовые услуги. Результат деятельности исполнителя бытовой услуги в этом случае направлен на удовлетворение потребности индивидуального клиента или группы клиентов, независимо от того, выступает заказчиком — гражданин либо организация.

Сделки с однодневками не должны лишать права на вычет по НДС

В таких случаях отказ в вычете возможен только в части расходов покупателя, приходящихся на фирмы-однодневки, фигурирующие в цепочке заключенных сделок. В части же расходов, осуществленных в пользу реального поставщика и исполнителя, компания вправе претендовать на вычет по НДС в общем порядке. В таком вычете нельзя отказать лишь на основании того, что в цепочку сделок по поставке продукции (выполнению работ) были включены технические фирмы, призванные искусственно повысить стоимость приобретаемых товаров и, как следствие, увеличить размер применяемого вычета по НДС.

При этом ФНС сослалась на определение Верховного Суда РФ от 12.04.2022 № А10-133/2020. Здесь ВС РФ пояснил, что извлечение налоговой выгоды из потерь бюджета налогоплательщиками, использующими формальный документооборот с участием технических компаний, не ведущих реальной экономической деятельности и не исполняющих налоговые обязательства, не допускается. Но это не значит, что организациям, сотрудничающим с фирмами-однодневками, следует отказывать в налоговых вычетах в полном объеме без учета реальности совершенных сделок.

Попытка организации получить вычеты по НДС в необоснованно завышенном размере путем формального документооборота с однодневками не свидетельствует о том, что организация вообще не понесла никаких расходов по сделке. Соответственно, данное обстоятельство не может выступать безусловным основанием для отказа в вычете по НДС.

Если в цепочку поставки товаров (работ, услуг) включены технические компании и налоговикам известно лицо, которое реально осуществило поставку (выполнило работы), то в вычете можно отказать только в той части затрат, которая приходится на наценку этих самых технических компаний. Остальную часть вычета по НДС организация вправе получить при предъявлении счетов-фактур и обосновании затрат, понесенных в пользу реального поставщика (исполнителя) по сделке.

Налоговики могут не указывать реквизиты договоров, по которым истребуют документы вне рамок проверки

К такому выводу пришел КС РФ в определении от 07.04.2022 № 821-О. Здесь суд признал обоснованной и конституционной норму п. 2 ст. 93.1 НК РФ, позволяющую налоговикам истребовать у компаний документы и сведения об их деятельности за несколько налоговых периодов без проведения налоговых проверок и без указания конкретных сделок. Судьи пояснили, что данная норма не нарушает права плательщиков, поскольку позволяет им в случае необходимости самим уточнять, какие именно документы необходимы налоговикам для проведения контрольных мероприятий.

При этом налоговый орган вправе истребовать как отдельный первичный документ, составленный в рамках сделки, так и всю серию первичных документов, если они связаны со сделкой, которую обращенное к налогоплательщику требование позволяет определить. Количество же запросов (требований) оспариваемая норма не устанавливает, что оставляет за ИФНС право истребовать документы (информацию), относящиеся не только к одной, но и к нескольким конкретным сделкам.

В то же время ФНС указала налоговикам на то, что истребование документов (информации) в излишнем объеме может привести к жалобам налогоплательщиков на действия налоговых органов и снижению репутации ФНС. В связи с этим налоговое ведомство призвало налоговиков исключать ситуации, когда вне рамок налоговых проверок у компаний истребуются сотни и тысячи документов сразу за несколько лет хозяйственной деятельности.

Компании не должны отвечать за нарушения, допущенные в результате действий налоговиков

На данное обстоятельство в определении от 23.05.2022 № А55-12839/2020 обратил внимание ВС РФ. Суд рассмотрел спор о взыскании с организации пеней и штрафа за несвоевременную уплату НДС. Из материалов дела следовало, что ранее организации по итогам выездной проверки было отказано в применении налогового вычета по НДС при приобретении оборудования. Основанием для отказа в вычете послужило то, что приобретенное оборудование не было принято к бухгалтерскому учету в качестве объекта основных средств, а учитывалось в составе инвентаря и хозяйственных принадлежностей.

Следуя позиции налоговой инспекции, организация перевела приобретенное оборудование со счета 10.09 «Инвентарь и хозяйственные принадлежности» на счет 01 «Основные средства» и заявила спорный налоговый вычет уже в другом налоговом периоде. В дальнейшем решение инспекции по результатам первоначальной выездной налоговой проверки было признано незаконным решением суда.

При этом незаконное решение инспекции послужило причиной совершения организацией соответствующих действий по переводу оборудования на другой счет бухгалтерского учета, заявления необоснованного налогового вычета и, как следствие, привело к возникновению у организации недоимки по НДС. Иными словами, недоимка по НДС у организации образовалась именно в результате ошибок, допущенных в ходе налоговой проверки и отраженных в вынесенном ИФНС решении.

Поэтому применение к организации таких мер, как начисление пени и штрафа, обусловленных ранее допущенными незаконными действиями самого налогового органа, недопустимо. Организации не должны нести ответственность за исполнение незаконных решений налоговых органов и следование содержащимся в таких решениях инструкциям и выводам.

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий