«ООН — не панацея от всех бед» | Статьи | Известия

«ООН — не панацея от всех бед» | Статьи | Известия Аналитика

«оон — не панацея от всех бед»

ООН смогла избежать судьбы Лиги Наций и предотвратила третью мировую войну. Об этом в эксклюзивном интервью «Известиям» заявил постпред России при организации Василий Небензя. По его словам, это произошло во многом благодаря работе ее Совета безопасности. Дипломат признал: ООН не идеальна, но она отражает недостатки и противоречия нашего мира. Он также отметил, что в год 75-летия Победы во Второй мировой войне Россия считает неприемлемой позицию стран Запада, обеляющую нацизм — в прошлом году РФ и еще свыше 60 государств внесли в СБ ООН резолюцию против героизации нацизма. Против выступили только США и Украина, 52 страны, включая членов ЕС, воздержались.

— 26 июня 1945 года был подписан Устав ООН — договор, учреждающий международную Организацию Объединенных Наций. В чем ключевое отличие ООН времен создания и сегодняшнего дня?

— Наверное, трудно говорить о каком-то одном ключевом отличии. Их несколько. С точки зрения численного состава, например. В начале своего существования ООН, по сути, еще не была всемирной организацией. Ведь многие страны находились под колониальным господством. Кстати говоря, процесс деколонизации окончательно еще не завершен, и в ООН продолжает работу соответствующий Комитет, на повестке которого всё еще немало нерешенных вопросов.

ООН смогла избежать незавидной судьбы Лиги Наций, предотвратить третью мировую войну, несмотря на подчас глубокие противоречия между странами-членами. Во многом это стало возможным в связи с договоренностями о создании Совета Безопасности — уникального органа, обладающего существенными полномочиями для поддержания международного мира и безопасности и благодаря праву вето его пяти постоянных членов, которое служит важнейшим инструментом поддержания баланса интересов.

Условия работы Организации за прошедшие 75 лет тоже существенно поменялись, и сам мир меняется. Первые 45 лет ее существования проходили в условиях биполярного мира, затем был непродолжительный период доминирования в мировых делах одного государства. В настоящее время мы являемся свидетелями становления многополярного мира. Процесс этот, конечно, еще не завершен. Однако он необратим и в конечном счете скажется и на работе ООН, сделает ее решения более сбалансированными и отражающими мнение всех участников международной жизни.

Под стать времени меняется и сама организация. В ней создаются новые органы — Комиссия по миростроительству, Совет по правам человека и другие. Что не меняется, так это фундаментальные принципы ее работы, заложенные в Уставе ООН. Это краеугольный камень современного миропорядка, а заложенные в нем 75 лет назад принципы так же актуальны и сегодня.

Основа деятельности ООН — диалог, консультации, поиск компромиссов, которые, как правило, никого не устраивают на 100%, но позволяют двигаться вперед. Именно это, на наш взгляд, обеспечивает устойчивость и, самое главное, востребованность организации при решении тех или иных мировых проблем.

ООН не идеальна, но ведь и наш мир не идеален. Всемирная организация не может не отражать его противоречия и недостатки. Она — сама его часть. По мере того, как будет меняться к лучшему наш мир, будет становиться лучше и ООН.

— Имеет ли ООН и ее резолюции прежний авторитет в условиях нынешнего мира? Почему так много вопросов остаются нерешенными по итогам обсуждения в ООН? Что мешает?

У меня нет никаких сомнений, что большинство решений ООН по-прежнему пользуются весомым авторитетом. Недаром заинтересованные страны добиваются их принятия. Многие резолюции Совета Безопасности имеют практические последствия, часть из них предусматривает задействование санкций или даже применение силы. На ооновские решения опираются процессы урегулирования очень многих конфликтов.

В большинстве случаев несомненную роль играют и резолюции Генеральной Ассамблеи, хотя они и носят рекомендательный характер. Другое дело, что в последнее время укрепилась тенденция выдвижения рядом государств проектов, носящих откровенно политизированный характер и вызывающих раскол среди членов ООН, что подрывает авторитет Генассамблеи как одного из главных органов ООН. Всё-таки наша организация — это площадка для поиска взаимоприемлемых решений. Но, к сожалению, авторы подобных проектов упрямо проецируют свои внутренние проблемы и комплексы на работу ГА и ООН в целом.

Важно помнить, что ООН — ни в коем случае не панацея от всех бед. Но альтернативы ей у мира нет. И ООН своим 75-летним существованием доказала, что она может сделать много, чтобы наш мир стал лучше.

— Какая работа ведется в ООН по борьбе с фальсификацией истории?

— Мы делаем всё, что можем, чтобы ООН не оставалась в стороне от этой темы. Так, по инициативе нашей страны Генеральная Ассамблея ООН ежегодно принимает резолюцию «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». На основе этой резолюции специальный докладчик по современным формам расизма ежегодно готовит и представляет в Нью-Йорке и в Женеве отдельный доклад, в котором в том числе рассматриваются попытки искажения истории Второй мировой войны.

Российская инициатива неизменно пользуется широкой поддержкой государств — членов ООН, что подтверждает актуальность затрагиваемых ею проблем. В 2021 году число соавторов документа превысило 60 стран. Как и в предыдущие годы, против выступили лишь делегации США и Украины, а 52 страны (включая государства — члены ЕС) при голосовании воздержались. Мы считаем такую позицию неприемлемой.

Дополнительный анализ:  Корень китайской силы :: Политика :: Газета РБК

Мы убеждены, что эта тема должна служить объединению государств — членов ООН, особенно с учетом 75-летнего юбилея Победы во Второй мировой войне.

В этом документе, в частности, осуждаются попытки оправдания и даже героизации участников нацистского движения, включая бывших членов организации «Ваффен-СС», принимавших участие в истреблении мирного населения и признанных Нюрнбергским трибуналом преступными. Один из ключевых элементов последней резолюции — осуждение набирающей обороты в отдельных странах войны с памятниками борцам с нацизмом и фашизмом на фоне открытия мемориалов и возведения монументов в честь эсэсовцев и разного рода коллаборационистов.

Помимо этой ежегодной резолюции, принимая во внимание значимость предстоящего юбилея ООН и 75-й годовщины Победы, мы вместе с партнерами по СНГ и КНР инициировали включение в повестку дня 74-й сессии Генеральной Ассамблеи дополнительного пункта и выступили с инициативой проведения отдельного торжественного заседания ГА, посвященного 75-летию Победы.

Мы также распространили проект резолюции «75-я годовщина окончания Второй мировой войны», которая призвана подчеркнуть значение Победы как общего достояния государств ООН. Считаем, что сегодня это весьма актуально.

Наконец, мы стараемся использовать и другие возможности ООН для постановки вопроса о борьбе с фальсификацией истории, как например неформальную видеоконференцию членов СБ ООН по «формуле Арриа» по теме «75-летняя годовщина окончания Второй мировой войны в Европе», которая состоялась 8 мая. На этой встрече были обозначены серьезные проблемы, с которыми человечество сталкивается 75 лет спустя разгрома нацизма. Прежде всего, речь идет о возрождении движений, основанных на ненависти и неонацизме, попытках обеления нацистских преступников, ревизии истории Второй мировой войны, войне с памятниками героям-освободителям.

Не собираемся ослаблять внимание к этим вопросам, снижать активность на этом направлении.

Два лика оон

Противоречивая позиция общественности вполне объяснима. С одной стороны, официальный нарратив десятилетиями подчеркивает важность ООН для внешней политики России. Термины «неделимая безопасность», «сетевая дипломатия» и «многостороннее сотрудничество» уже давно стали неотъемлемой частью российских внешнеполитических документов и публичных выступлений высших должностных лиц.

ООН в российском внешнеполитическом дискурсе стала олицетворять все многостороннее, инклюзивное, гибкое и равноправное — в противовес односторонним действиям и жестким союзам. С другой стороны, из ООН нечасто приходят хорошие новости: все, о чем становится известно широкой публике, — дискуссии в Совете Безопасности, где Россия традиционно в меньшинстве, и споры, возникающие каждый сентябрь после открытия очередной сессии Генеральной Ассамблеи.

Впрочем, противоречивость общественного мнения во многом отражает и особенности современной внешнеполитической стратегии Российской Федерации — неполное соответствие практического содержания внешней политики России ее концептуальному наполнению и избирательность репрезентаций ООН в политическом дискурсе.

В последние годы России явно не удается задавать тон деятельности ООН. Члены Совета Безопасности, согласно Концепции внешней политики РФ, «несущие главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности», стали особенно часто выносить на голосование резолюции, прямо или косвенно направленные против интересов Российской Федерации.

Свидетельством тому является статистика использования права вето постоянными членами Совета Безопасности ООН: с 2007 г. почти все резолюции, принятие которых было заблокировано, были ветированы Российской Федерацией (или РФ вместе с КНР). Так было не всегда: с 1972 г.

Личности в историях

Призывы к переменам прозвучали в этом году и в индивидуальных видеообращениях лидеров и дипломатов к Генассамблее. Так, в своем выступлении канцлер Германии Ангела Меркель подчеркнула, что для решения проблем международной безопасности, включая затянувшиеся конфликты в Ливии и Сирии, критически необходимо единство наций-участниц — но Совет Безопасности нередко оказывается в тупике, когда требуется принять решение.

К ней присоединился премьер-министр Индии Нарендра Моди, который отметил необходимость проведения реформы ООН и желание своей страны играть более значимую роль в структуре организации. «В течение последних восьми-девяти месяцев весь мир борется с пандемией коронавируса.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, еще один активный сторонник реформы ООН и ее Совета Безопасности, также раскритиковал организацию за не слишком оперативное реагирование на распространение коронавируса. Он отметил, что «потребовались недели и даже месяцы, прежде чем пандемия появилась в повестке, и решения начали приниматься».

Однако увеличить число постоянных членов Совета Безопасности не так и просто. Для любой реформы ООН потребуются голоса по меньшей мере двух третей членов Генеральной Ассамблеи, а также, что немаловажно, поддержка всех постоянных членов Совбеза. В целом страны «пятерки» не то чтобы выступают против самой идеи расширения, однако единой позиции по тому, кто именно должен дополнить список постоянных членов, нет.

Так, Франция и Великобритания публично одобрили идею африканского постпредства и заявку G4. Россия тоже неоднократно говорила о поддержке стран Африки в этом вопросе и постоянного членства своих партнеров по БРИКС — Индии и Бразилии, а США в свою очередь поддержали соответствующие амбиции Японии и Индии.

Кроме того, государства-претенденты могут столкнуться с сопротивлением своих региональных соперников. Например, противники заявки G4 и оппоненты ее участников — Аргентина, Италия, Канада, Колумбия и Пакистан — создали свой собственный блок, который назвали «Объединившиеся ради консенсуса». Они выдвинули альтернативное предложение: сохранить «пятерку», но увеличить число непостоянных членов с 10 до 20.

И наконец, нет гарантий того, что расширение Совбеза не окажется своего рода ящиком Пандоры и не сделает организацию еще более неповоротливой в решениях — особенно если у каждого нового постоянного члена будет право вето.

Нерепрезентативная выборка

Одна из главных претензий к ООН в ее нынешнем виде — это состав Совета Безопасности. Места в этом ключевом органе при его создании удостоились пять стран-победительниц Второй мировой войны — Китайская Республика (с 1971 года — КНР), Франция, Великобритания, США и СССР (с 1991 года — Российская Федерация). Остальные 10 непостоянных членов избираются на двухлетний срок по географическому принципу.

Дополнительный анализ:  "НАМ НУЖЕН НОВЫЙ ГЕРМОГЕН, КОТОРЫЙ СПАСЕТ РОССИЮ!" Об «экономической глобализации» и живом слове Церкви. Профессор В.Катасонов » Москва - Третий Рим

75 лет назад это было логичным решением. Но сейчас такая структура больше не отражает реального положения дел и расстановки сил в мире

Например, Германия, тогда проигравшая войну, сейчас занимает лидирующее место в политике Евросоюза и заметно влияет на процессы не только у себя в регионе, но и во всем мире. Однако в Совбезе она так и не имеет постоянного членства.

А если смотреть с точки зрения объема ВВП, то в «пятерке» должны были бы остаться США и Китай, а места остальных заняли бы Япония, ФРГ и Индия. С точки зрения географии все тоже неравномерно: среди постоянных членов совершенно не представлены Латинская Америка, Ближний Восток и Африка. И это при том, что в повестке Совбеза нередко оказываются события, происходящие именно в этих регионах.

Необходимость перестановок или расширения Совета Безопасности обсуждаются далеко не первый год. Еще в 2005 году Бразилия, Германия, Индия и Япония сформировали «Группу четырех» (G4), целью которой было взаимное продвижение заявок на постоянное членство.

За увеличение числа постоянных членов СБ также последовательно выступают и другие объединения, в том числе Организация исламского сотрудничества. Африканский союз же предлагает создать для стран Африки два дополнительных постоянных места, а Лига арабских государств — предоставить одно место арабским государствам.

Новые вызовы старой организации

Генеральная Ассамблея ООН традиционно оказывается одним из главных политических событий года. В дни ее проведения в штаб-квартиру организации в Нью-Йорке слетаются главы государств и ведущие дипломаты, в кулуарах и «на ногах» вершатся судьбы человечества, с трибуны нередко звучат громкие или даже сенсационные заявления, а реакция зала на отдельные выступления нередко сама по себе становится новостью.

В этом году, однако, Генассамблею не обошла участь большинства публичных мероприятий: лидеры стран-участниц обращались к миру не с трибун, а по видеосвязи, да и марафон кулуарно-коридорных переговоров сменили онлайн-встречи. Все события последних 10 месяцев, впрочем, никак не преуменьшили важности ООН.

ООН учредили в 1945 году. В первую очередь для того, чтобы уберечь последующие поколения от повторения ужасов мировых войн. И в каком-то смысле, несмотря на мощные геополитические сдвиги, с задачей беречь мир она по-прежнему справляется: мы и правда ни разу за 75 лет не столкнулись с вооруженным конфликтом сразу на нескольких континентах, и ни одна страна после Хиросимы и Нагасаки не применила к другой атомную бомбу.

Однако предотвратить кровопролитие удается далеко не всегда. Чего стоят лишь события последних 20-30 лет: геноциды в Руанде и Камбодже, резня в Сребренице, Югославские войны, вооруженные конфликты в Сомали, Судане и на Шри-Ланке. Не стоит забывать и вновь вспыхнувший конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха

Вряд ли стоит вменять одной лишь ООН в заслугу отсутствие новой всемирной войны: человечество в целом отошло от формата прямых столкновений между крупными державами. Сейчас войны ведутся на территориях третьих государств и чужими руками — отсюда многолетние вооруженные конфликты в Йемене, Сирии и Ливии.

Эти вызовы, несомненно, обсуждаются в ООН, но у организации сейчас нет эффективных механизмов по борьбе с ними. Ее посреднические усилия далеко не всегда приносят ощутимые результаты: этому часто противодействуют страны-интересанты.

Впрочем, критикуют организацию не только за то, как она противостоит военным угрозам. Входящая в структуру ООН Всемирная организация здравоохранения в 2020-м должна была возглавить глобальные усилия по борьбе с пандемией коронавирусной инфекции и стать ориентиром для всего человечества.

Но по факту ВОЗ стала объектом нападок и упреков стран-участниц — прежде всего США, которые даже объявили о своем выходе из организации. Она столкнулась с недоверием общественности, обвинениями в ангажированности и, как итог, нехваткой финансирования для новых инициатив по COVID-19.

Есть и позитивные моменты: например, Всемирная продовольственная программа ООН получила Нобелевскую премию мира за усилия по борьбе с голодом. Но в целом ООН остро нуждается в реформах — институциональных, юридических и финансовых. В этом сходятся как бывшие, так и действующие мировые политические лидеры. Однако мнения относительно того, как эти реформы должны выглядеть, сильно расходятся.

Оон – последние новости

Главные новости дня в России и мире.
Самая быстрая лента новостей от ведущих информационных агентств.
Все свежие новости за сегодня в реальном времени онлайн.
Самое главное за последний час.

Оон в российском общественном мнении

Расхождения между теорией и практикой в контексте восприятия ООН в России начинаются с уровня социума. Согласно исследованию Фонда «Общественное Мнение», в 2021 г. 41% россиян негативно оценивали роль ООН в мире при лишь 22% позитивных оценок.

Тогда же 59% респондентов указывали, что ООН выражает позиции «одной или нескольких стран мира», 57% — что государства не обязаны подчиняться решениям ООН, «если они считают эти решения неправильными». Самый тревожный сигнал — 62% участников опроса отмечали, что деятельность ООН не отвечает интересам России, и лишь 13% респондентов давали противоположный ответ. В 2021 г.

исследование ВЦИОМ показало, что 48% россиян считают ООН «устаревшим форматом сотрудничества между странами», хотя 49% респондентов назвали участие Российской Федерации в работе Организации «важным инструментом влияния на мировые процессы».

По данным Европейского социального исследования, в 2021 г. средняя оценка россиянами доверия к Организации Объединенных Наций составила 2,94 балла из 10 возможных — при показателе 5,01 балла в среднем по странам Европы, где проводилось исследование.

Дополнительный анализ:  Ростуризм: до конца года туроператоры закроют все долги по Турции

На первый взгляд, различия в оценках вполне объяснимы: в странах Западной и Центральной Европы, вовлеченных в европейские интеграционные процессы, сложилась устойчивая толерантность к многосторонним институтам. Однако глобальное исследование, проведенное центром «Пью» в 2021 г., демонстрирует, что россияне выделяются не только среди европейцев: по данным центра, в России к ООН отрицательно относились 43% населения (положительно — 34%)

Политические альтернативы

Представляется, что существуют три сценария развития отношений России с ООН. Первый — сохранение статус-кво. В рамках этого сценария Россия и далее будет подтверждать свою приверженность укреплению роли ООН, однако будет не столь активно стремиться к достижению этой цели на практике.

Очевидное преимущество данного сценария — сохранение концептуальной последовательности внешней политики: России не придется тратить финансовые и интеллектуальные ресурсы на выработку новой внешнеполитической стратегии, а после этого вновь объяснять всему миру основы собственного курса.

В этом контексте можно выделить две сложности. Во-первых, риторика многостороннего сотрудничества будет эффективно работать лишь на внутреннюю аудиторию: США и их союзники будут по-прежнему приписывать России ревизионистскую политику, полагая, что одной лишь борьбой с унилатерализмом и верой в особую роль ООН объяснить внешнеполитический курс России нельзя.

Во-вторых, разрыв между риторикой и политикой может порождать новые внешнеполитические «ловушки»: критикуя иностранных партнеров за применение политических инструментов, которые в той или иной степени представлены в арсенале самой России, Москва не может не столкнуться с обвинениями в использовании двойных стандартов. Не стоит питать иллюзий: повод для подобных обвинений всегда найдется.

Второй сценарий — адаптация концептуальных основ внешней политики России к существующим реалиям. Москва могла бы откровенно признать, что ООН и принципы многосторонности являются не единственным источником легитимности в международных отношениях. В рамках данной парадигмы России было бы проще объяснять свои внешнеполитические акции и устремления и приобрести репутацию предсказуемого игрока с ясными международно-политическими устремлениями.

На первый взгляд, выбор данной стратегии может лишить Россию справедливых оснований для критики США и НАТО. Однако, на самом деле, осуждение унилатерализма как основа внешнеполитической доктрины перестало быть выигрышной опцией уже давно. Критика односторонних действий США была актуальна на уровне международного сообщества после вторжения Соединенных Штатов в Ирак в 2003 г., которое стало самым вопиющим примером американского унилатерализма; тогда это был важный объединяющий мотив в том числе и в рамках межправительственных органов ООН.

Сегодня же международная повестка мультилатерализма «перехвачена» Европейским союзом и непосредственно Францией и Германией, инициировавшими 2 апреля 2021 г. «Альянс за многосторонность», который придает идее мультилатерализма не самое благоприятное для России содержание.

Третий сценарий — приведение практического компонента внешней политики России в соответствие с ее концептуальным наполнением. Москва могла бы на практике присоединиться к призывам «старых» членов Европейского союза к реформированию международных институтов (включая ООН) и укреплению международного порядка.

. Совет Безопасности ООН (2007), S/2007/14.

. Совет Безопасности ООН (2008), S/2008/447.

. Совет Безопасности ООН (2021), S/2021/508.

. Генеральная Ассамблея ООН (1974), Декларация об установлении нового международного экономического порядка.

. Генеральная Ассамблея ООН (2021), A/RES/68/262.

Право навета

Само по себе право вето, позволяющее постоянному члену Совета Безопасности блокировать любую резолюцию, даже если ее поддержат все остальные — еще один камень преткновения. Ряд политиков и экспертов отмечает, что оно нередко тормозит дипломатические процессы и вредит общей способности договариваться.

Некоторые даже говорят о том, что члены «пятерки» в последнее время все чаще злоупотребляют этим правом для обеспечения собственных интересов. Из-за этого многие важные события последних десятилетий нередко не находили отражения в резолюциях Совбеза.

Как отмечается на сайте Совбеза ООН, с 1946 года право вето применялось 293 раза. При этом общее число резолюций и заявлений, принятых Советом Безопасности в 2021 году, стало самым низким за 18 лет. Поэтому реформа права вето — не последняя по важности среди всех изменений: предложения разнятся от его ограничения вопросами национальной безопасности до полного упразднения.

Президент России Владимир Путин даже коснулся этого вопроса в своем обращении к 75-й Генеральной Ассамблее ООН. «Наша логика в том, чтобы Совбез полнее учитывал интересы всех стран, все многообразие их позиций, опирался на принцип самого широкого согласия государств, но при этом, как и прежде, служил ключевым звеном системы глобального управления, чего нельзя обеспечить без сохранения права вето постоянных членов Совбеза», — отмечал он.

Не только Россия, но и остальные члены пятерки не спешат прощаться со своими привилегиями. Любая реформа права вето, согласно уставу организации, требует согласия обладателей этого права — и потому перспективы у подобных инициатив еще более сомнительны, чем у потенциального расширения Совбеза.

Разумеется, структура и полномочия членов Совета Безопасности — далеко не единственная сфера, в которой назрели реформы. Но без обеспечения адекватного функционирования ключевого руководящего органа, который мог бы оперативно и беспристрастно реагировать на важнейшие вызовы современности без скатывания в политические интриги и злоупотребления правом вето, даже самые продуманные и хорошо исполненные управленческие и кадровые реформы будут иметь незначительный эффект.

Достаточно точно охарактеризовал происходящее почетный профессор Австралийского национального университета Рамеш Тхакур. «Жестокая правда заключается в том, что сопротивление реформе Совета Безопасности не дало продвинуться большей части остальной программы реформ ООН.

Таблица 1. использование права вето в сб оон россией (ссср) и сша с 1972 г. по 2020 г.

Период Всего использовано право вето Право вето использовано США Право вето использовано Россией (СССР)
1972–2006 93 77 10
2007–2020 28 4 24
Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий

Adblock
detector