Нейропатическая боль: стадии развития и диагностика — Про Паллиатив

Нейропатическая боль: стадии развития и диагностика — Про Паллиатив Аналитика

«нет необходимости терпеть боль» — про паллиатив

До проявления болевого синдрома не все пациенты относятся к нему всерьез. Однако задуматься, как действовать в случае его возникновения, необходимо еще при получении паллиативного статуса. Главный врач ПМХ Ариф Ибрагимов объясняет, почему боль  угрожающее для жизни состояние, почему нужно соблюдать инструкцию к анальгетикам и зачем вести дневник боли.

– Почему болевой синдром – угрожающее для жизни состояние?

– Боль – это стресс для организма. Она влияет практически на все системы. При боли у человека повышается давление, нарушается работа сердца и пищеварительной системы. Также крайне важно, что при боли угнетается психоэмоциональное состояние. Когда предупреждаешь пациентов о возможном возникновении прорыва боли, многие говорят: «Ну ничего, поболит и поболит». Но когда приходит это время, мнение пациентов кардинально меняется. Человеку, который испытывал прорыв боли, не нужно объяснять, что боль – угрожающее для жизни состояние. Он это знает из своего опыта, понимает, что боль нужно купировать.

– Вам не приходится убеждать пациентов в том, что нужно принимать обезболивающие?

– Разумеется, на первом этапе мы не говорим пациенту: получил препарат – пей его. Мы объясняем, что если заболит, пожалуйста, возьмите таблетку или сделайте укол, нет необходимости терпеть боль. Очень часто приходится говорить о боли даже не с пациентами, а с родственниками и ухаживающими. Особенно, если они ухаживают за тяжелобольным пациентом, который уже недоступен для словесного контакта. Пациент в сопорозном состоянии никогда не выразит словом, что у него болит. Поэтому нужно учиться «читать» боль по невербальным признакам, обращать внимание на различные признаки, говорящие о наличии болевого синдрома.

Если родственники считают, что пациент может терпеть боль, я в беседе их обычно спрашиваю: «Если у вас очень сильно заболит, что вы будете делать? Сможете ли вы встать? Захотите ли вы есть? Захочется ли вам делать хоть что-нибудь, кроме как лежать?». Отказ от еды, от воды, движений – это и есть угрожающее для жизни состояние.

– Может ли человек умереть от боли?

– Человек может умереть от болевого шока – это состояние подробно описано в медицинской литературе. Как правило, это происходит при резком, пиковом прорыве боли в случае серьезных травм, аварий, падений. Но и к хроническому болевому синдрому это тоже относится. Рано или поздно пациент, который терпел боль, может уйти от боли. Боль будет не первопричиной, а следствием. 

–  Когда пациентам, начинающим получать паллиативную помощь, нужно задуматься об обезболивающих препаратах?

– Практически сразу. И наверное, должен задуматься не пациент, а лечащий врач. Как правило, пациенты думают: «Ну да, когда-нибудь боль может появиться, но когда это будет». По факту боль может наступить завтра, а может быть уже и сегодня. Поэтому доктору обязательно, лучше на первом визите, выслушав пациента и ознакомившись с его историей, нужно перейти к разговору о болевом синдроме. Если мы говорим про пациентов с онкологией, разговор о боли должен вести еще лечащий онколог на этапе завершения лечения. Возможно, человеку предстоит еще несколько циклов химиотерапии, лучевой терапии, может быть, даже оперативное лечение. Но если доктор понимает, что шансы на излечение малы, он должен постепенно готовить человека к паллиативной помощи. Иначе при получении направления на консультацию с врачом паллиативной помощи, на человека наваливается слишком много информации за один визит, и для человека это оборачивается дополнительным стрессом.

– Почему в терминальной стадии обезболивающие нужно принимать регулярно, а не отменять их, как только боль ушла?

– Боль возникает в результате повреждения тканей или органа, и логично предположить, что это повреждение у пациента никуда не уходит – напротив, оно продолжает расти. Если человек прекращает прием препаратов не по медицинским показаниям, а по своей воле «не болит – не буду пить», боль вернется. Кроме того, ее уже сложнее будет купировать.

Пациентам я привожу такой пример. Представьте груженый поезд, который едет 10 км/ч, а потом поезд, который едет 100 км/ч. В каком случае поезд легче остановить? Такая же ситуация с болью.

При проявлении боли человек может ощущать ее на 2-3 по шкале определения боли, а если подождать несколько часов, боль может усилиться до 10. С таким уровнем боли работать крайне сложно, придется прибегать к быстрой эскалации дозировок, а состояние пациента может заметно ухудшиться.

– То есть боль усиливается, если ее терпеть?

Да. И усиливается не только по физиологическим причинам, но и от того, что человек эмоционально истощается. Он перестает думать о еде и воде, становится агрессивен по отношению к окружающим, не может достаточно спать. Изменяется привычный образ жизни человека, меняется восприятие боли.

– Почему крайне важно соблюдать инструкцию к обезболивающим препаратам?

– Если говорить про фентаниловый пластырь, среди пациентов встречаются две распространенные ошибки: они разрезают пластырь или наклеивают его в неправильное место. Если разрезать пластырь, у него нарушится матрица, а площадь прикосновения станет неконтролируемой. Впоследствии врач даже не сможет понять, какую дозировку препарата человек получил. Если же наклеить пластырь не туда, куда назначил врач, он просто не будет действовать. Для того чтобы пластырь работал, нужен минимум подкожно-жировой клетчатки, именно через нее препарат поступает в кровь.

Иногда пациенты говорят: «Я на пластыре, а он не работает». Выясняется, что пластырь наклеен, например, на крестце. Он бы работал, просто его нужно было наклеить в другое место.

Также пациентам важно сообщать врачам о повышении температуры или о повышенном потоотделении. На фоне повышения температуры происходит ускоренное высвобождение препарата: человек первые два дня получает повышенную дозировку, а на третий день в пластыре не остается действующего вещества. При потливости нет плотного прилегания пластыря к коже, поэтому он тоже не работает.

– Если говорить про препараты в таблетках, какие могут быть ошибки?

– Самое неправильное использование препарата – когда пациенты дробят таблетки, которые делить нельзя. Делать этого ни в коем случае нельзя, становится непонятна дозировка, которую человек принимает. Еще был случай, когда пациент вместо того, чтобы запить таблетку морфин сульфата водой, рассасывал ее до полного растворения. Препарат не работал, человек страдал. Дойдя до сильной боли и согласившись с применением морфина, он не получил от него эффекта.

– А с инъекциями какие могут быть проблемы?

– Неправильного введения практически быть не может. Тут важно соблюдать правила гигиены, использовать антисептики и делать инъекции в чистых условиях. Тяжелобольные люди, как правило, находятся в состоянии иммунодефицита. У них высокий риск возникновения гнойных воспалительных осложнений в местах инъекций, поэтому крайне важно соблюдать чистоту.

– Когда вы рекомендуете пациентам начинать вести дневник боли?

– Мы обговариваем это с пациентами на первых приемах. Человек должен знать, что как только боль появилась, ему нужно связаться с доктором, приехать на прием или попросить навестить его. Дневник боли я рекомендую вести при первом проявлении боли. По записям в нем врач понимает, насколько его терапия эффективна, как именно проявляется боль и как человек реагирует на обезболивающие, возникают ли побочные эффекты. Может быть, препарат пациенту очень хорошо помогает, снимает боль, но вызывает тошноту и галлюцинации. Врачу это необходимо знать, чтобы скорректировать терапию в случае необходимости. Желательно заполнять дневник боли день в день при появлении болевого синдрома. Хотя практика показывает, что боль – это настолько яркое событие, что человек может в деталях ее описать и через неделю после эпизода. Но в идеале – пациент или его близкие должен вести письменный дневник.

Дополнительный анализ:  Тюпа В.И., Аналитика художественного. Введение в литературоведческий анализ. (торги завершены #150844275)

– Если у человека с терминальной стадией заболевания вдруг появились боли в ноге, шее или животе – в месте, не связанном с основной болезнью, нужно ли обращаться к врачу?

– Да, конечно. Помимо онкологического диагноза, у человека есть набор сопутствующих патологий. Нередко онкобольные умирают не от онкологии, а от старых хронических болячек, обострившихся на фоне онкологического диагноза. Так что заболеть может все, что угодно. При проявлении боли сначала эту боль нужно купировать, а потом уже выяснять – это следствие онкологического процесса или что-то там стороннее? Принципы снятия боли при основном и сопутствующем заболевании одинаковые. Если у человека рак легкого, он принимает базовую обезболивающую терапию, и вдруг резко и невыносимо заболела нога, нужно проконсультироваться с врачом и принять препараты. Вероятно, у человека сильная боль, поскольку слабая боль была бы уже снята на базисной терапии или имела крайне краткосрочный характер.

– Когда человеку с тяжелым заболеванием, не принимавшему ранее обезболивающие препараты, нужно обращать внимание на боль?

– Уже на двух баллах по шкале определения боли. И не факт, что человеку понадобятся именно обезболивающие. Два балла интерпретируются врачом как легкий дискомфорт. Он может возникнуть в результате урологических проблем или, например, длительного запора. То есть не факт, что придется принимать обезболивающие.

Врач осматривает пациента и понимает, разрешима ли эта ситуация без анальгетиков. Но уже два балла — это повод обратиться к врачу.

– По каким параметрам вы понимаете, что оценка боли по шкале соответствует реальности? Допустим, человеку кажется, что у него болит на 9, а вы предполагаете, что на 4.

– Врачи обращают внимание на поведение пациента, на то, какими словами он рассказывает про боль. Если человек говорит, что у него болит на 9 баллов, у него никогда не было травм и максимум, что он испытывал, это небольшую зубную боль, его оценке нужно верить. Но не следует начинать терапию с сильнодействующих анальгетиков – терапия назначается по нарастающей схеме, от слабого анальгетика к сильному в зависимости от того, подействовал назначенный препарат или нет. Кроме того, нужно принимать во внимание, что люди по-разному воспринимают боль. Если ущипнуть человека, кто-то не обратит внимания, а кто-то вскрикнет от боли, хотя уровень сдавления тканей будет одинаковый, а болевой порог разный.

– Что еще пациентам нужно знать о боли?

– В первую очередь – что боль терпеть нельзя. Также мне бы очень хотелось, чтобы пациенты знали, что делать в случае возникновения прорывной боли.  К сожалению, медики, которые занимаются пациентами с болевым синдромом, не всегда советуют людям, что делать в случае усиления боли. Допустим, пациент получает препарат в регулярном режиме, но потом у него появляется прорывная боль, и он не знает, что с ней делать – врач в схеме назначения ничего на этот случай не указал. Это связано с тем, что врачи не могут заранее выписать наркотический препарат для купирования прорыва боли. Это не позволяет сделать наше законодательство, хотя во многих странах это предусмотрено. У пациента на полке может стоять морфин в сиропе на случай прорывной боли, и врачи ему не скажут: «не пользуетесь – надо забрать».

Что же приходится делать нашим пациентам? Если они живут в Москве, к счастью, можно вызвать выездную паллиативную службу. В основном же пациентам приходится вызывать скорую помощь, но это еще, к сожалению, не значит, что человек получит адекватное обезболивание. Как правило, пациенты с прорывной болью уже получают пролонгированный морфин в малых, средних или высоких дозах и для обезболивания, скорее всего, понадобится морфин короткого действия в ампуле.

На практике человека пытаются обезболить кетоналом, анальгином, димедролом, трамадолом – и это все не работает. Статистика по расходованию морфина на скорой помощи низкая, его редко используют. Хотя с точки зрения онкологических пациентов за последние два года статистика по обезболиванию наркотическими препаратами медленно растет, отмечается хорошая тенденция.

– Что вы рекомендуете пациентам в случае возникновения прорывной боли?

– Это зависит от самого пациента. Одна ситуация, когда у человека нет никакой базисной терапии, боли его никогда не беспокоили – здесь я могу порекомендовать что-либо из слабых препаратов, которые можно купить в аптеке без рецепта. Другая ситуация: пациент длительное время находится на наркотическом обезболивании. Если это мой пациент, и у него раз в сутки бывают прорывы боли согласно анамнезу, я ему выписываю наркотический препарат короткого действия. С точки зрения врачебной практики возникновение прорыва боли один раз в сутки – это еще не повод увеличивать базисную терапию. Если же прорыв боли возникает три-четыре раза в сутки, я увеличиваю базисную терапию и опять-таки новую порцию препарата для купирования прорыва боли.

– Что делать, если врач просит потерпеть боль?

– Обратиться к другому врачу.

– А если это врач скорой помощи?

– Вызывать другую бригаду скорой. И говорить: «На данный момент я принимаю этот опиоидный препарат и этот». Врач включит в себе врача и поймет, что анальгин пациенту не поможет.

– В вашей практике были случаи, когда пациенты отказывались от назначения опиоидных анальгетиков, а потом признавались, что сожалеют об этом?

– Вот у меня сейчас пациент с тяжелым поражением костей, мы с ним работаем больше года. Я его три месяца уговаривал начинать принимать морфин, но он отказывался. У него полностью отказали ноги. У него так болело, что он мог только лежать. И потом наконец-то согласился на препараты и написал мне через два дня СМС: «Какой же я был дурак, что раньше не соглашался». Мы сняли боль, человек стал активен, теперь он пользуется коляской, общается с близкими. И родственники удивились. Они думали, что опиоидные препараты – это подчас сродни героину. А когда они на собственной практике увидели, что препарат вернул человека к жизни, их мнение изменилось. Эмоционально вся семья поднялась.

Беседовала Диана Карлинер

Googleit

Ещё вариант — встать на позицию своего потенциального клиента там, поискать конкурентов, изучить их и уже от этого двигаться дальше. Чем более точный будет ваш поисковой запрос – тем больше информации вы найдете.

Whitepaper

White paper — это бесплатный небольшой электронный документ, содержащий весомую и полезную информацию для целевой аудитории. Такие исследования постоянно публикуются. Отличный кейс – это компания CB Insights.Они изучают венчурный рынок и делают много интересных отчетов в конкретных индустриях – как платных, так и бесплатных.

Выставки

Хороший вариант — ездить на выставки. Поехал, посмотрел, пообщался с людьми. Вы вряд ли получите какую-то валидацию или продажи, но на отправную точку в виде информации можете рассчитывать.

Дополнительный анализ:  О содержании «Трансцендентной эстетики» И. Канта – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Допустим, вам нужен человек из сети отелей Best Western, как вы его найдете? Пойдете на поклон в Best Western? Вряд ли.

На выставке все гораздо проще. Сюда люди приезжают общаться, узнавать что-то новое, обмениваться информацией. Заниматься этим должен основатель компании, потому что никто не знает продукт лучше, чем он. Аналитик может собрать необходимые данные и цифры позже, но вы должны дать ему направление, куда копать, иначе он будет копать туда, куда ему удобно.

Интервью

Очень много ценной информации можно найти в интервью. Допустим, ваша целевая аудитория — отели. Вы находите интервью CEO Best Western, который говорит о том, какие перед ними стоят задачи. Например: «Мы хотим увеличить RevPAR (расчетный показатель, отражающий уровень доходности гостиничного номера).

Кому доверить исследование

Отдавать исследование на аутсорс или делать самим — зависит от первичных гугловских данных. Если ты чувствуешь, что у тебя хорошее понимание рынка, конкурентов, клиентской боли и так далее, я думаю, что можно справиться самим.

Самое ценное исследование — это Customer Development, когда вы приходите и говорите: «Мы решаем такую-то проблему». Или, например, когда на автоответчике оставляете сообщение: «Здравствуйте, мне рекомендовал к вам обратиться тот то, мы компания, которая разрабатывает ПО для решения таких-то проблем.

Но надо учитывать, что есть рынки, в которых звонки не работают вообще. Встречаются компании, где на 50 звонков трубку поднимают не больше 5 раз.  

Мрт, кт и узи как методы диагностики

Инструментальные методы диагностики назначаются врачом, если описание боли и зона иннервации нерва не совпадают или боль непостоянна и мигрирует. С помощью компьютерной томографии (КТ) или УЗИ нервной системы можно увидеть нарушение структуры нерва.

Магнитно-резонансная томография (МРТ) назначается, если врач предполагает сдавливание сосудистого пучка или деформацию сустава. Также эти методы используются для исключения серьезных патологий: опухолей, аневризм, нейродегенеративных, аутоиммунных заболеваний с поражением нервной системы.

Однако врачи не полагаются полностью на результаты инструментальной диагностики. В случае нейропатической боли они имеют небольшую диагностическую ценность. Дело в том, что при инструментальном обследовании могут быть обнаружены неспецифические изменения, которые могут увести от выявления реальной причины боли.

Люди разные и устроены чуть-чуть по-разному. Если такие изменения не приносят человеку дискомфорт, они нормальны, кроме того, с возрастом их обычно становится все больше. Самый яркий пример – выявляемый практически у всех людей по результатам любого лучевого метода исследования остеохондроза.

Такие изменения происходят у человека с возрастом, они естественны и не могут быть причиной боли и других симптомов. Так как найти однозначную причину боли с помощью инструментальной диагностики обычно не удается, ценность такого обследования не высока.

Тем более нет никакого смысла высылать врачу снимки с подписями: «Смотрите, у меня где-то здесь болит». На снимке может быть куча разных изменений, которые не болят, а причина остается невидимой. Поэтому МРТ, КТ и УЗИ нужно проводить только по рекомендации врача, если он посчитает это необходимым. И на результаты нужно смотреть только через призму осмотра и беседы с врачом.

Если говорить о периферических нервах, то найти в них повреждение можно с точностью до сантиметра. Но прежде, чем искать, нужно понять причину боли и определиться с локализацией поисков.

Опросники

Опросники необходимы врачу на этапе первой встречи с пациентом. Они учитывают субъективный опыт пациента, его жалобы и ощущения. Опросники помогают специалисту резюмировать полученную информацию и сделать вывод о том, высока ли вероятность нейропатической боли у конкретного пациента.

Наиболее популярный опросник – Pain Detect, который учитывает только чувства пациента. Другие опросники, как правило, предполагают часть, которая заполняется врачом по результатам осмотра. Обычно в клиниках используются простые опросники, в которых не больше десяти вопросов, затрагивающих наиболее часто встречающиеся проблемы.

Но есть и другая крайность, когда в опросники включают десятки вопросов по нескольким блокам, охватывая все аспекты жизни пациента, включая социальную и сексуальную активность. К примеру, невероятно сложный к исполнению канадский опросник по нейропатической боли МакГилла (McGill Pain Questionnaire, MPQ).

Я, человек с высшим образованием, занимающийся болью более десяти лет, не смог полностью заполнить этот опросник. А теперь представьте себе 70-летнюю бабушку, которой я выдам эти 20 листов опросника: скорее всего, будет увлекательней, чем кроссворд, но займет не одну неделю.

Как человек пытливый, как ученый, я стараюсь на себе проверять методы диагностики и лечения, прежде чем предлагать это пациентам. Выбирая опросник, нужно находить баланс между простотой, скоростью и рутинным анкетированием со сложными диагностическими системами, а также учитывать когнитивные способности пациента.

Мы стараемся не переоценивать эту возможность и не относиться к опросникам как к серьезному инструменту диагностики. Низкая оценка по шкале в опроснике не означает, что у пациента нет нейропатической боли. И, к сожалению, россыпь комментариев пациента и мозаичные данные осмотра не всегда можно резюмировать одной цифрой в опроснике.

Справочная информация из опросников может быть поводом для дополнительной или более пристальной диагностики. Допустим, пациент пришел с типичной клиникой ноцицептивной боли, но в анкете вдруг выявляется высокая вероятность нейропатической. Как врач, я понимаю, какую нужно выбрать тактику разговора, задаю больше вопросов, модифицирую осмотр и смотрю на его жалобы именно через эту призму. Иногда данные в анкете могут стать причиной для нейрофизиологического обследования.

Редко, но тем не менее, данные в опроснике могут стать основанием для выбора метода лечения. Допустим, человек испытывает смешанную боль, но жалуется именно на нейропатический компонент, а значит он доставляет ему больше страданий и переживаний. Тогда в лечении мы делаем акцент именно на нейропатическом компоненте.

Опросники важны как вспомогательное средство для врача, так и как методы инструментальной диагностики. Но только осмотр пациента и клиническая картина позволяют определить, есть ли у человека боль и какова причина ее появления.

Записала Диана Карлинер

Охота пуще неволи

У Макнабба боль, причиняемая острым перцем, вызывает волну наслаждения, сравнимого с удовольствием от еды, наркотиков или секса. По его словам, “боль довольно быстро отступила, осталось только наслаждение от прилива адреналина и ощущение эйфории”.

Связь между удовольствием и болью коренится в нашем биологическом устройстве. Начнем с того, что любая боль заставляет центральную нервную систему выбрасывать эндорфины – белки, блокирующие боль и действующие по принципу опиоидных наркотиков наподобие морфия, вызывая состояние эйфории.

Это явление хорошо знакомо бегунам. Интенсивная физическая нагрузка способствует выделению молочной кислоты – продукта распада глюкозы при дефиците кислорода в организме.

Кислота вызывает раздражение болевых рецепторов в мышцах, и они посылают электрические сигналы через спинной мозг в головной. На уровне органов чувств эти сигналы воспринимаются как ощущение жжения в ногах, которое обычно заставляет бегуна снизить темп или остановиться.

Но потом в процесс вмешивается гиппокамп – центр управления нервной системой. Эта мозговая структура, по форме напоминающая морского конька, реагирует на болевые сигналы стимулированием выработки в организме собственных наркотиков – эндорфинов.

Белки связываются с опиоидными рецепторами в мозге и препятствуют выделению веществ, участвующих в передаче болевых сигналов.

Это позволяет не только блокировать болевые ощущения, но и стимулировать лимбическую систему и префронтальную кору головного мозга – те же области, которые возбуждаются от страстной любви и от музыки, – вызывая приятные ощущения, похожие на действие морфия или героина.

Дополнительный анализ:  Вейновские чтения, 2009 - Портал «Боль»

Кроме того, боль от интенсивных физических нагрузок стимулирует выброс еще одного обезболивающего вещества, вырабатываемого организмом, – анандамида, который также называют “молекулой блаженства”.

Анандамид связывается с каннабиноидными рецепторами головного мозга, блокируя болевые сигналы, вызывая ощущение теплоты и приятно затуманивая сознание аналогично действию марихуаны, которая связывается с теми же рецепторами. Возбуждение усиливается благодаря адреналину, который также выделяется в ответ на боль и способствует учащению пульса спортсмена.

Считается, что ощущение жжения в ногах позволяет избежать перегрузок, в то время как удовольствие от бега, видимо, помогало нашим предкам преодолевать усталость во время долгой охоты. В целом ученые полагают, что приятные ощущения, которые приходят на смену боли, сформировались в процессе эволюции, чтобы помочь людям справляться с последствиями травм.

Поиск узких мест

Первым делом надо понять, актуальна ли на другом рынке та проблема, которую вы собираетесь решать. Скорее всего, 100% совпадения потребностей на рынках не будет никогда.

Доказать потребность в продукте вы сможете только самостоятельным приездом и проверкой на месте. Банальный пример: автоматизация труда бухгалтеров. Здесь это большое дело, примерно 20% рабочей силы — это бухгалтера. В Америке гораздо меньший рынок и не настолько регулируемый.

Показатели готовности

Цель исследования — минимизировать ошибки, понять зарубежный рынок. В 90% случаев, если рынок продукта есть здесь, то он есть и там, но в какой-то другой форме.

Готовность переехать лежит в понимании, что продавать, кому продавать и как продавать.

Природа принятия решений

Сбор информации может занять месяц-два, а то и полгода. У нас люди часто принимают решения по полгода. Каждый делает это по-своему. Есть успешные интуиты, есть удачные решения, основанные на логике. Очень многие люди в бизнесе принимают решения интуитивно.

Про осознанность

Мой совет — делать поиск быстро, примерно за месяц, и сразу приступать к планированию. Нужно четко понимать, зачем вы выходите на другой рынок. Вы можете, например, выйти на американский рынок, несмотря на то, что там «толкучка», чтобы быть международным игроком, чтобы вас здесь не затоптали. То есть вам необходимо быть глобальным проектом, иначе не будет продаж.

Целью может быть даже переезд в другую страну (почему бы и нет), главное — четко ее осознавать.

С чего начать: конкуренты

Сначала стоит присмотреться к конкурентным решениям. К нам в программу iDM USA Landing приходили ребята, которые занимаются кейс-менеджментом для адвокатов и устойчиво продают своё решение в России. Они задумались об американском рынке и начали смотреть на конкурентов и ключевых игроков. Например, являются ли те, с кем они сталкивались в России, интернациональными? Продают ли они в Америке?

Это правильный подход. Такого рода информация даёт понимание не только присутствия отечественных конкурентов на рынке, но и возможность изучить, как модифицирован их продукт по сравнению с локальной версией. Дальше можно начинать изучать зарубежный рынок и его локальных игроков. Если вы понимаете, что есть конкуренты, которые играют и тут, и там, то можно идти и бодаться с ними.

Тайны парацетомола

Взаимосвязь между сексом и болью не ограничивается миром БДСМ. Было проведено исследование, в рамках которого ученые с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии изучали мозг женщин, в то время как те приводили себя в состояние оргазма.

По итогам этого эксперимента удалось установить, что в момент оргазма были активны 30 участков головного мозга, в том числе те, которые отвечают за болевые ощущения. В рамках другого исследования ученые выяснили, что онкобольные, которым для облегчения хронических болей в животе удалили нервы спинного мозга, потеряли способность испытывать оргазм. В то же время при возобновлении болей эта способность восстанавливалась.

Барри Комисарук, сотрудник Ратгерского университета и автор томографического исследования женского мозга, полагает, что между метаболическими путями боли и оргазма существует глубинная связь. “Также было замечено, что мимика во время оргазма зачастую неотличима от гримас боли”, – рассказывает ученый.

Схожие выводы были сделаны при изучении воздействия парацетамола на эмоциональное состояние: оказалось, что этот анальгетик не только облегчает эмоциональные страдания, но и притупляет наслаждение.

В рамках данного исследования студентам давали парацетамол или плацебо и предлагали оценить интенсивность ощущений при просмотре ряда провокационных фотографий.

Под действием препарата положительные и отрицательные эмоции ослабевали в равной степени – это свидетельствует о том, что парацетамол функционирует на уровне общих биологических каналов.

Приходится констатировать, что боль и наслаждение у человека всегда тесно переплетены.

Прочитать

оригинал этой статьи на английском языке можно прочитать на сайте

BBC Future.

Теория “легкого мазохизма”

Но почему некоторые виды боли доставляют удовольствие, а некоторые приносят лишь мучения?

Одно из объяснений основано на теории “легкого мазохизма”, которая предполагает стремление людей к болевым ощущениям при условии постоянного осознания того, что эта боль не является сигналом серьезного вреда. Животные к этому неспособны.

Одним из примеров является перец чили. Его активный ингредиент капсаицин совершенно безвреден. Он вызывает болевые ощущения из-за того, что связывается с рецептором TRPV1, входящим в семейство чувствительных к температуре рецепторов, расположенных у нас на языке, которые предупреждают организм о потенциально опасном жаре или холоде. При активировании TRPV1 в мозг поступают такие же сигналы, как если бы язык попал в огонь.

Большинство маленьких детей отказываются есть чили, но, попробовав его несколько раз, учатся получать удовольствие от жгучего перца, поскольку он перестает ассоциироваться у них с реальным физическим вредом. При этом язык у любителя острого перца так же чувствителен к капсаицину, как и у любого другого человека.

Наслаждение от боли способен испытывать только человек. Попытки ученых привить любовь к чили крысам успехом не увенчались.

Животных можно приучить причинять себе вред, но только за счет “позитивного подкрепления”, когда боль начинает ассоциироваться у них с вознаграждением. “Обычно если животное получает негативный опыт, в дальнейшем оно стремится его избегать”, – поясняет Пол Розин, сотрудник Пенсильванского университета (США).

Для тех, кто увлекается БДСМ, в понятии “легкого мазохизма” нет ничего удивительного.

Госпожа Александра, профессиональная садистка из Лондона, рассказывает: “Мы отличаем полезную боль от вредной. Вредная боль подсказывает нам: что-то пошло не так, и мы сразу обращаем на это внимание. Но есть и полезная боль, которая доставляет удовольствие. К примеру, если во время бондажа начинает потягивать плечо, это может быть небезопасно, и мы ослабляем узлы”.

Считается, что эта теория также объясняет, почему люди стремятся к заведомо неприятным переживаниям, таким как леденящее душу катание на “американских горках” и просмотр грустных фильмов, и находят в этом удовольствие. “Если бы животное прокатилось на “американских горках”, оно бы испугалось и больше никогда не стало бы на них забираться”, – утверждает Розин.

Эксперты и менторы

Очень эффективно общаться с экспертами — теми, кто ориентируется на рынке. С такими запросами часто и обращаются к нам в программу. Найдите толковых менторов, и вы сэкономите кучу времени.

Итоги профильных мероприятий

Нужно обращать внимание на материалы конференций, пресс-релизы. Это также ценный ресурс для поиска какой-то специализированной информации.

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий

Adblock
detector