Наиболее важные судебные решения по налоговым спорам

Страница 1 из 915.

следующая

Правовые позиции Верховного Суда РФ

Несколько решений Суда адресованы физическим лицам, так или иначе ставшим участниками налоговых правоотношений.

1. В Кассационном определении ВС РФ от 31 августа 2022 г. по делу № 18-КАД22-33-К4 Е.Ю. Маслаковой рассмотрен вопрос, есть ли у наследника умершего ИП право на излишне уплаченные последним налоги.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что наследник умершего ИП правом на получение излишне уплаченных денежных средств не наделен.

Апелляционным определением данный вывод признан ошибочным, поскольку внесенная ИП при жизни денежная сумма является в силу ст. 128, 218 и 1112 ГК РФ имуществом налогоплательщика и в случае его смерти подлежит включению в наследственную массу и последующему распределению между наследниками в порядке разд. 5 ГК РФ.

Отменяя апелляционное определение и соглашаясь с позицией районного суда, суд кассационной инстанции посчитал, что возврат суммы излишне уплаченных платежей наследникам умершего физического лица законодательством не предусмотрен, указанные лица лишены возможности реализовать такое право в порядке ст. 78 НК РФ, поскольку не являются участниками налоговых правоотношений; возникший между сторонами спор носит гражданско-правовой характер.

Судебная коллегия оставила в силе апелляционное определение. В ст. 44 НК РФ прямо поименованы налоги, обязанность уплаты которых переходит к наследникам умершего налогоплательщика. Но с учетом п. 7 ст. 3 НК РФ указанная норма не может толковаться как ограничивающая права наследников умершего налогоплательщика на возврат сумм излишне уплаченных денежных средств.

Дополнительный анализ:  В какой суд обращаться при возникновении налогового спора и как обжаловать решение налоговых органов

Таким образом, наследник имеет право на получение соответствующих денежных сумм тогда, когда эти суммы подлежали выплате самому наследодателю, но не получены им при жизни. Излишне поступившая от ИП в бюджет денежная сумма не является законно установленным налогом. Законодательство не содержит норм, запрещающих правопреемство в налоговых правоотношениях, а принцип самостоятельности уплаты налога сам по себе не исключает возможности правопреемства. Административный истец является наследником по закону имущества умершего ИП, состоящего из права на получение денежных средств – переплаты по НДС и переплаты по НДФЛ, полученных от осуществления предпринимательской деятельности. Отсутствие установленного НК РФ порядка обращения наследников в налоговый орган с заявлением о возврате уплаченных сумм не может быть основанием для отказа в возврате денежных средств, не подлежащих зачислению в бюджет.

2. В Кассационном определении ВС РФ от 10 августа 2022 г. по делу № 48-КАД22-6-К7 Л.А. Морозовой рассмотрен вопрос правопреемства налоговой задолженности в связи со смертью налогоплательщика-должника.

Инспекция обратилась с иском о взыскании недоимки по налогу на имущество физических лиц и земельному налогу за 2018 г., а также пеней, указав, что за ответчиком зарегистрированы объекты недвижимости, признаваемые объектами налогообложения.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что недвижимое имущество (объект налогообложения), унаследованное ответчиком в результате смерти Б., включено в конкурсную массу в связи с признанием умершего Б. несостоятельным (банкротом). Поэтому все требования по денежным обязательствам, в том числе по текущим платежам, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства. Отменяя это решение, вышестоящие судебные инстанции полагали, что включение имущества в конкурсную массу должника (наследодателя) не отменяет обязанностей наследника как собственника этого имущества нести расходы на его содержание, в том числе на уплату налогов.

Судебная коллегия указала, что выводы судов апелляционной и кассационной инстанций ошибочны, поскольку основаны на неправильном применении норм материального права. Обязательство по уплате налогов возникло в 2018 г. после принятия заявления о признании должника банкротом. В связи с этим требования об уплате налогов относятся к текущим и подлежат удовлетворению вне очереди за счет конкурсной массы преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия этого заявления. Поскольку определением арбитражного суда от 31 августа 2020 г. процедура реализации имущества гражданина в отношении умершего Б. завершена и это определение не может быть отменено, то оснований для взыскания обязательных платежей не имеется.

3. В Определении ВС РФ от 2 августа 2022 г. по делу № 19-КГ22-15-К5 Ю.Н. Снитко поднят вопрос о том, в каком случае руководитель организации может быть привлечен к ответственности за налоговые долги последней.

Постановлением суда уголовное дело по ч. 1 ст. 199 УК РФ в отношении ответчика (директора ООО) прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением давности уголовного преследования, гражданский иск прокурора оставлен без рассмотрения.

Прокурор обратился в суд с иском, указав, что, являясь директором ООО, ответчик не уплатил в бюджет НДС. Суды нижестоящих инстанций удовлетворили этот иск. Судебная коллегия отменила акты нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение. Привлечение физического лица к гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный публично-правовому образованию в размере налогов организации-налогоплательщика, в подобной ситуации возможно лишь при исчерпании либо отсутствии правовых оснований для применения предусмотренных законодательством механизмов удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам в предусмотренном законом порядке. Для возложения на директора ответственности за ущерб, причиненный бюджету неуплатой налогов ООО, суду необходимо установить, в какой части исчерпана возможность взыскания недоимки и пени с самого юридического лица (налогоплательщика). На момент рассмотрения настоящего дела судом первой инстанции ООО находилось в стадии конкурсного производства, и данных о том, что оно окончено, не имеется.

4. В Кассационном определении ВС РФ от 3 августа 2022 г. по делу № 50-КАД22-5-К8 Н.П. Позняковой рассмотрен вопрос налогообложения совместного имущества супругов, если доход от его использования получает только один супруг, но с согласия другого.

Муж (ИП, применяющий УСН) на основании доверенности от жены, удостоверяющей ее согласие на использование супругом нежилого помещения в предпринимательской деятельности с получением всей прибыли, поступающей от такого распоряжения имуществом на его расчетный счет, заключил договор аренды нежилого помещения, находящегося в совместной собственности супругов. Муж осуществлял предпринимательскую деятельность самостоятельно, как налогоплательщик вел учет доходов и расходов, сдавал декларации в налоговый орган, платил налоги. Со стороны жены притязаний на данные доходы не было.

Налоговый орган решил, что супруга также имеет право на доход от использования совместного имущества, а значит, должна уплачивать НДФЛ.

Суд не согласился с позицией налогового органа. Законодательство не запрещает ИП, применяющему УСН, в предпринимательских целях сдавать в аренду недвижимое имущество, находящееся в совместной собственности супругов, если он получил на это ее нотариально удостоверенное согласие. При соблюдении такого условия ИП имеет право заключать договоры аренды от своего имени. Полученный ИП доход от сдачи в аренду нежилого помещения с согласия супруги в полном объеме облагается единым налогом в рамках УСН.

Основания для удержания с жены НДФЛ от суммы денежных средств, поступивших по договору аренды, отсутствуют. Иное толкование допускает двойное налогообложение в отношении одной и той же налоговой базы, что налоговым законодательством не допускается.

Стоит обратить внимание и на Апелляционное определение ВС РФ от 6 сентября 2022 г. № АПЛ22-288, где рассмотрен вопрос применения института обеспечительных мер:

  • обеспечительные меры, предусмотренные п. 10 ст. 101 НК РФ, не являются мерами принудительного взыскания налога, а только направлены на обеспечение исполнения решения инспекции о привлечении к ответственности и могут касаться лишь того имущества налогоплательщика, которое может быть отчуждено исключительно им самим;
  • дебиторская задолженность не поименована в качестве вида объектов гражданских прав, относимых к имущественным правам для целей НК РФ (п. 2 ст. 38), а также в п. 10 ст. 101 НК РФ и не может использоваться при определении имеющегося у налогоплательщика имущества в целях определения возможности принятия обеспечительных мер;
  • вынесение решения об обеспечительных мерах уполномоченным лицом, которое не принимало решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, не противоречит НК РФ;
  • в отличие от обеспечительных мер, предусмотренных п. 10 ст. 101 НК РФ, приостановление операций по счетам в банке в порядке ст. 76 НК РФ применяется только после вступления в силу решения о привлечении к ответственности или решения об отказе в привлечении к ответственности, выставления на его основании требования, неисполнения требования и вынесения решения о взыскании налога, пеней, штрафа (ст. 46, 47 НК РФ) – в целях обеспечения исполнения последнего;
  • основания для отмены приостановления операций по счетам налогоплательщика, указанные в п. 3.1, абз. 2 п. 3.2, п. 7–9 ст. 76 НК РФ, к ситуации, связанной с принятием обеспечительных мер по итогам выездной проверки в порядке п. 10 ст. 101 НК РФ, неприменимы.

Правовые позиции кассационных судов

Приведем позиции судов по налоговым спорам, рассмотренным в окружных судах. Подробнее – читайте в журнале и на сайте «Налоговеда», а также в ежемесячном обзоре «Налоговые споры в округах: важные для практики выводы».

Постановление АС СКО от 19 августа 2022 г. по делу № А53-24920/2021; АО Фирма «Актис».

В случае получения продавцом от покупателя денежных средств в качестве обеспечительного платежа (аванса, депозита), подлежащего зачету в счет оплаты оказываемых услуг, указанные денежные средства на основании подп. 2 п. 1 ст. 167 и абз. 2 п. 1 ст. 154 НК РФ включаются в базу НДС в том налоговом периоде, в котором они были получены. Суд отклонил довод общества о том, что сумма обеспечительного взноса в базу НДС включается не при его получении, а при зачете обеспечительного платежа в счет оплаты по заключенному договору. Произведенная арендатором в адрес налогоплательщика оплата в сумме 21 млн руб. не может расцениваться исключительно как платеж, гарантирующий сохранность и целостность передаваемого имущества, а выступает также в качестве аванса (платежа) по договору аренды. В данном случае не имеет правового значения, как по условиям договора будет называться платеж, поскольку доход заявителем получен, у него возникло право им пользоваться.

Постановление АС ЗСО от 2 августа 2022 г. по делу № А70-13651/2021; ООО «МГС».

Объем истребуемых документов (информации) в совокупности составляет 100% всего объема взаимоотношений общества с заказчиками (покупателями) и 78% всего объема его взаимоотношений с подрядчиками (поставщиками). Совокупность запрошенных документов обеспечивает налоговым органам без назначения в отношении общества проверки (дополнительных мероприятий налогового контроля) возможность фактического проведения документального анализа совокупности указанной в требованиях информации. Истребуемый объем документов и информации следует расценивать как проведение комплексного мероприятия налогового контроля в отношении заявителя. Инспекцией допущено злоупотребление правом. Истребование документов (информации) по нескольким сделкам с контрагентами в целом не противоречит налоговому законодательству, поскольку ст. 93.1 НК РФ не исключает возможность одновременного истребования документов по нескольким сделкам. Налоговые органы наделены полномочиями на истребование документов (информации) относительно конкретной сделки, которые не ограничены рамками проверок, однако в таком случае инспекция должна руководствоваться общими принципами (целесообразность, разумность, обоснованность).

Наиболее важные судебные решения по налоговым спорам

В ходе ВНП налоговикам дали доступ непосредственно к бухгалтерскому учету компании в системе 1С. Налоговая такую откровенность не оценила и оштрафовала компанию почти на 5 млн руб. за непредставление 24 304 документов — по 200 руб. за каждую бумагу. Суды заступились за проверяемых.

За последние полгода суды и ФНС сформировали ряд новых правовых позиций. Разъяснили, как применять статью 54.1 Налогового кодекса о необоснованной налоговой выгоде: ФНС, а следом Верховный суд, закрепили параметры «налоговой реконструкции» и рассказали, как нужно оценивать добросовестность налогоплательщика. Но вот определенности по вопросу признания имущества движимым или недвижимым достичь не удалось.

Кроме того, в 2021-м случился первый в истории России разрыв соглашения об избежании двойного налогообложения с иностранным государством — и это, предупреждают эксперты, только «первая ласточка».

Необоснованная, налоговая.

В своем письме ФНС разъяснила параметры, по которым должно оцениваться поведение налогоплательщика. Так, если налогоплательщик по сделке с «технической компанией» не совершал умышленного правонарушения, следует проверить, проявил ли он «должную осмотрительность». Раньше налоговики не брали во внимание этот критерий, но теперь сами подчеркнули его важность.

Письмо дает налоговикам последовательный алгоритм выявления возможных злоупотреблений: от оценки реальности операции и исполнения обязательств по ней надлежащим лицом до установления подлинного экономического смысла операции и наличия деловой неналоговой цели ее совершения.

Налоговая реконструкция

Еще одно разъяснение касается вопроса налоговой реконструкции. Это когда налогоплательщик, который использовал схемы по уходу от налогов, доплачивает в бюджет столько, сколько заплатило бы добросовестное лицо в такой же ситуации.

С момента появления ст. 54.1 НК в 2017 году налоговая служба высказывалась против «налоговой реконструкции». Она выставляла «карательные» доначисления, зачастую превышающие объем обязательств добросовестного лица в такой же ситуации. Верховный суд был с этим не согласен и не раз указывал на недопустимость поверхностного подхода при рассмотрении таких дел.

Поэтому ФНС пришлось скорректировать свою позицию. Теперь налоговики применяют расчетный метод и выясняют, сколько налогов компания недоплатила в бюджет, и доначисляют налог не более этой суммы. И если налогоплательщик не проявил осмотрительность, но все же понес реальные затраты по сделке, а расходы и вычеты могут быть рассчитаны по документам реального исполнителя по сделке — тогда налоговая реконструкция возможна.

В то же время ведомство, как обычно, выставило условия применения реконструкции — оно поставило ее в зависимость от добросовестного поведения должника.

Подход налоговой службы по налоговой реконструкции в скором времени поддержал Верховный суд. Уже через два месяца экономколлегия обратилась к практике применения ст. 54.1 НК и дал новые разъяснения по этому вопросу.

В майском определении по делу ООО «Фирма «Мэри» (№ А76-46624/2019) ВС поддержал государство. Судьи экономколлегии пришли к выводу, что компания сама организовала схему по уходу от налогов и не помогла разобраться в реальности проведенных сделок ни в ходе проверки, ни в ходе дальнейшего судебного разбирательства. При таких обстоятельствах права на «налоговую реконструкцию» у организации нет, указал ВС. Судьи признали правильным доначисление более 92 млн руб. налогов «Фирме «Мэри».

Расчетный способ уплаты налогов должен быть доступен тем налогоплательщикам, которые участвовали в схеме, но не подтвердили операции документально, указал ВС. Такое чаще всего случается, если компания не участвовала в схеме по уходу от налогов и не получала выгоду сама, но неправильно выбрала контрагента и не проявила должной осмотрительности. Право на вычет фактически понесенных расходов при исчислении налога на прибыль доступно и тем компаниям, которые помогали сократить потери казны и раскрыли сведения и документы, позволяющие установить фактического исполнителя по договору, обложить его налогом и таким образом вывести операции из «теневого» оборота.

Налицо небезупречная, но относительно стройная система критериев оценки налоговой выгоды, которая, пожалуй, впервые унифицирована между ФНС и Верховным судом. Нижестоящие налоговые органы и суды уже начали применять соответствующие подходы в своей работе.

Еще больше судебных споров по налогам мы рассмотрим на бесплатном вебинаре 26 августа. Записывайтесь.

Налоговая оговорка

В споре АО «Фармамед» и АО «Нижфарм» (№ А40-198919/2019) экономколлегия ВС разрешила взыскать с продавца 1,8 млрд руб. долга, который образовался в результате доначисления налога.

«Фармамед» продал исключительное право на товарные знаки «Нижфарму» через цепочку иностранных компаний за € 131 млн. Налоговики выяснили, что включение иностранных компаний в сделку было нацелено на уклонение от уплаты налога на прибыль — и произвели доначисление. При этом договор между сторонами предусматривал, что все налоги оплачивает покупатель. Но это не помогло «Фармамеду» оспорить доначисление, поэтому он решил отсудить эквивалентную сумму со своего контрагента.

Две инстанции согласились взыскать с продавца долг, который образовался из-за уплаты налога. Но Суд по интеллектуальным правам с этим не согласился. Кассация объяснила это притворным характером сделок. Суд также отметил, что продавец участвовал в создании схемы уклонения от налога, поэтому доначисление не должно рассматриваться как существенное обстоятельство, влияющее на цену.

Судьи ВС пришли к выводу, что недействительным являлся только субъектный состав сделки — ведь участниками купли-продажи были российские фирмы. Условие же о цене и порядке ее формирования должно сохранять свое действие и между реальными контрагентами. Суд подтвердил, что налоговые оговорки могут сохранять силу и в тех случаях, когда их действие связано с последствиями уклонения от уплаты налога.

Расходы на ремонт

Еще одно знаковое решение Верховный суд вынес в феврале по делу «Промышленной группы «Метран» (№ А76-8895/2019). Эта организация арендовала нежилые помещения и вложилась в их восстановление: отремонтировала шахту лифта, обновила вентиляцию, водопровод, освещение, отопление, поменяла окна и отделку. Арендодатель был согласен на изменения, но никак их не компенсировал. Налоговики оценили это как «подарок» арендодателю и запретили списывать расходы на ремонт. Речь шла о 18,7 млн НДС и налога на прибыль.

ВС согласился с налоговиками, что, по общему правилу, расходы в виде остаточной стоимости неотделимых улучшений не подлежат единовременному списанию на момент возврата, а ранее принятый к вычету арендатором НДС подлежит восстановлению. С другой стороны, судьи указали исключения из этого правила, когда остаточная стоимость может быть учтена в составе расходов, а НДС не подлежит уплате.

Включение «недоамортизированной» части имущества в расходы по налогу на прибыль возможно, если арендатор докажет, что:

  • улучшения и траты на них были необходимы для деятельности налогоплательщика;
  • у налогоплательщика были намерения и возможности окупить затраты за счет использования арендованного имущества в течение срока аренды;
  • у налогоплательщика была разумная и экономически обоснованная необходимость прекратить аренду до того, как истек срок полезного использования улучшений, в том числе из-за объективной смены условий деятельности.

ВС занял по этому делу достаточно консервативную и жесткую позицию, основанную на презумпции недобросовестности налогоплательщиков. В то же время, определение ВС дает четкий и понятный алгоритм опровержения недобросовестности. Тем самым ВС повысил определенность в вопросе порядка налогообложения этих операций, которой не хватало в условиях разнородной арбитражной практики. Но проблему в полной мере это не решает, ведь критерии, которые предлагает оценивать ВС — во многом субъективные.

Движимое и недвижимое

А в деле ООО «Юг-Новый век» (№ А32-56709/2019) экономколлегия обратилась к проблеме переквалификации движимого имущества в недвижимость, что влияет на налоговую базу. Налогоплательщик в 2014 году приобрел по договору подряда распределительно-трансформаторную подстанцию для снабжения электричеством сочинской гостиницы Hyatt Regency. Ее разместили в здании энергоцентра.

Компания решила, что это движимый объект, и не платила с него налог на имущество. Ведь подстанция не зарегистрирована в ЕГРН, не состоит на техническом и кадастровом учете, разрешения на строительство и на ввод в эксплуатацию объекта капитального строительства не оформлялись, а монтаж энергоустановки в здании энергоцентра не свидетельствует о наличии прочной связи с землей.

Налоговая спорила: энергоустановка неразрывно связана с системой жизнеобеспечения здания гостиницы и «является составной частью объекта недвижимости». Поэтому чиновники доначислили почти 160 млн руб. налогов.

Суды разошлись во мнениях. Две инстанции поддержали налогоплательщика, а окружной суд разделил точку зрения ведомства. Точку в споре поставил Верховный суд. Он призвал использовать при определении вещи как движимой или недвижимой правила бухгалтерского учета, а конкретно — Общероссийский классификатор основных фондов (он, например, относит к сооружениям коммунальные сооружения для электроснабжения и связи). ВС указал, что энергоустановку нельзя отнести к коммуникациям здания энергоцентра и здания гостиницы по классификатору, ведь налогоплательщик покупал ее отдельно.

Юристы обращают внимание и на другой важный вывод суда о неприменимости гражданско-правовых институтов сложных и неделимых вещей в налоговых спорах. Судьи подчеркнули, что «прочная связь» — это не тот критерий, который можно использовать при определении налоговой ответственности. Также ВС подчеркнул, что режим движимого имущества также распространяется на некапитальные сооружения без фундамента и сопутствующих подземных сооружений.

Но при этом неясно, по какому критерию должны разграничиваться капитальные и некапитальные сооружения, которые согласно Общероссийскому классификатору основных фондов (ОКОФ) могут относиться к одной группе сооружений. Градостроительный кодекс в этой части использует тот же критерий прочности связи с землей, который Верховный суд призвал не использовать.

24 мая 2021 года, спустя несколько дней после публикации решения по делу «Юг-Новый век», ФНС опубликовала письмо о правилах разграничения движимого и недвижимого имущества. ФНС также предлагает ориентироваться на критерии квалификации имущества в качестве основных средств, установленные в бухгалтерском учете (ОКОФ). Например, согласно ОКОФ, оборудование не относится к зданиям и сооружениям, за исключением случаев, когда отдельные виды оборудования признаются неотъемлемой частью зданий.

Другие интересные споры

В ООО «ХимПром» проводили выездную налоговую проверку. Налоговикам дали доступ непосредственно к бухгалтерскому учету компании в системе 1С. Налоговый орган такую откровенность не оценил и оштрафовал компанию почти на 5 млн руб. за непредставление 24 304 документов — по 200 руб. за каждую бумагу.

Но суды апелляционной и кассационной инстанций встали на сторону компании и объяснили, в чем чиновники были не правы. Выездная налоговая проверка производилась по месту нахождения общества, которое предоставило инспекции доступ к первичной документации в полном объеме. Поэтому невозможно обвинить налогоплательщика в том, что он не дал какие-либо документы. Кроме того, налоговая не объяснила, какие конкретно документы ей нужны — поэтому она не может оштрафовать налогоплательщика. Эту позицию подтвердила и судья ВС, которая отказалась передать жалобу налоговиков на рассмотрение экономколлегии (№ А32-48817/2018).

«Резиновая» ВНП

Налоговая начала проверку общества «КомСтрин» в декабре 2015 года, закончила через год. А решение по итогам проверки вынесла еще через три года.

АСГМ в своем решении указал: с момента начала налоговой проверки до вынесения решения прошло около четырех лет, и все это время проводились мероприятия. Это означало длительную «неопределенность в правовом положении налогоплательщика.

Суд посчитал действия налоговой существенными нарушениями процедуры выездной налоговой проверки и удовлетворил требования налогоплательщика, признав незаконным доначисление налогов «КомСтрину» (№ А40-162676/2020). 16 июля 9-й ААС оставил жалобу без удовлетворения.

Правовые позиции Конституционного Суда РФ

В недавних решениях Конституционный Суд РФ ответил на вопросы, связанные с требованием представить документы (информацию) и с кругом лиц, которые вправе оспаривать решения налогового органа.

В Определении от 07.04.2022
№ 821-Опо жалобе ООО «ТД „Платина Кострома“» КС РФ указал, что положение п. 2 ст. 93.1 НК РФ не предполагает возможности истребования, если документы (информацию) нельзя связать с теми или иными сделками. Но у налогоплательщика нет оснований отказаться представить в налоговый орган документы (информацию) лишь на том основании, что последний не указал в требовании, например, реквизиты соответствующих договоров, учитывая, что некоторые реквизиты определяются сторонами сделки и могут быть в силу ряда причин не указаны либо вообще не определены. Количество запросов (требований) оспариваемая норма не устанавливает, что оставляет за налоговым органом право истребовать документы (информацию), относящиеся не только к одной, но и к нескольким конкретным сделкам.

В Определении от 31.03.2022
№ 554-О по жалобе гр. Н.В. Парахиной КС РФ посчитал, что п. 1, 4 ст. 139.2, подп. 1 п. 1 ст. 139.3 НК РФ не нарушают конституционных прав заявителя в указанном в жалобе аспекте как препятствующие бывшему генеральному директору организации, привлеченной к налоговой ответственности, оспаривать соответствующее решение налогового органа.

В марте Президиум ВС РФ рассмотрел вопрос о поручительстве при уплате таможенных платежей. И в Постановлении от 23.03.2022 по делу №
А40-269134/2019 ООО «Страховая компания „Арсеналъ“» Суд указал следующее.

При решении вопроса о прекращении поручительства, направленного на обеспечение обязанностей по уплате таможенных пошлин, налогов, применяются гражданско-правовые условия договора поручительства о сроке его действия. Сроки поручительства не являются сроками исковой давности, к ним не применяются положения гл. 12 ГК РФ. Срок действия поручительства пресекательный, ограничен сроком существования обеспечительного обязательства, не может быть продлен, восстановлен, приостановлен либо прерван.

Таможенный орган как сторона договора поручительства при согласовании договорных условий не лишен возможности своевременно провести мероприятия таможенного контроля и обнаружить факты неосуществления транзита и, как следствие, неуплаты должником таможенных платежей. Истечение срока поручительства не влечет прекращения обязательств должника по уплате таможенных платежей и пеней, чем обеспечивается возможность взыскания задолженности и соблюдения публичных интересов.

Также приведем позиции ВС РФ о начислении процентов при незаконном отказе в возмещении НДС и о применении измененной стоимости объекта обложения налогом на имущество.

В Определении от 19.05.2022 по делу №
А38-3/2021 ООО «Акватэк» СКЭС ВС РФ указала, что предусмотренные ст. 176 НК РФ проценты начисляются не в связи с фактом возникновения у налогоплательщика права на возмещение НДС, а в связи с нарушением сроков возмещения. Отсутствие нормативного закрепления порядка начисления процентов при незаконном отказе в возмещении НДС при наличии заявления о зачете не лишает налогоплательщика права на проценты. До установления этого порядка применяется общий порядок (п. 10 ст. 176 НК РФ).

В Определении от 27.04.2022 №
5-КАД22-7-К2 по делу ЗАО «Бизнес консалт» другая судебная коллегия – СКАД ВС РФ – отметила, что в случае изменения кадастровой стоимости объекта налогообложения (нежилого здания) вследствие установления его рыночной стоимости сведения об измененной кадастровой стоимости, внесенные в Единый государственный реестр недвижимости (ЕГРН), должны быть учтены при определении налоговой базы для всех налоговых периодов, в которых в качестве базы применялась эта стоимость.

Приведем некоторые позиции судов по налоговым спорам, рассмотренным в кассационном порядке в окружных судах. Они ежемесячно публикуются в журнале и
на сайте «Налоговеда».

О налогообложении имущественных прав

Основанием для доначисления налога на прибыль, пеней и штрафа послужили выводы о занижении внереализационного дохода на сумму, полученную на безвозмездной основе в результате прощения долга (отказа учредителя от действительной стоимости доли в уставном капитале общества при выходе из его состава). Суд отказал в удовлетворении требования. Отказ участника от причитающейся ему суммы действительной стоимости доли в силу ст. 415 ГК РФ признается прощением долга. В рассматриваемом случае заявитель получает доход в размере положительной разницы между действительной и номинальной стоимостью доли участника, выходящего из общества. Указанный доход не поименован в ст. 251 НК РФ. В целях гл. 25 НК РФ он подлежит учету в составе внереализационных доходов. Поэтому правомерен вывод инспекции о получении налогоплательщиком дохода в виде безвозмездно полученных имущественных прав.

Постановление АС ЦО от 21.04.2022 по делу №
А54-8490/2017 ООО «Омега» (налогоплательщик подал жалобу в ВС РФ)

О неверном толковании ст. 1 НК РФ

Инспекция ошибочно истолковала положения подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ, в результате чего были отождествлены понятия «реальность хозяйственной операции» и «исполнение сделки лицом, указанным в договоре, или лицами, которым обязательство последнего перешло по договору или закону». При таком подходе к толкованию нарушаются конституционно значимые принципы налогообложения: нейтральность налога на добавленную стоимость, недопустимость объективного вменения в публичном праве, запрета возложения на налогоплательщиков ответственности за налоговую исполнительность третьих лиц. Более того, не достигается цель введения ст. 54.1 НК РФ – защита добросовестных налогоплательщиков. Налоговый орган не доказал, что общество знало или должно было знать о фиктивности документооборота (о том, что договор заключается им с лицом, которое не ведет реальной экономической деятельности, и оформляются недостоверные документы о принятии исполнения от этого лица в ситуации, когда лицом, осуществившим исполнение, является иной субъект).

Постановление АС СКО от 14.04.2022 по делу №
А63-15560/2020 ОАО «Урожайное»

О переквалификации процентов по займу и налоговых последствиях

Общество учитывало проценты, расчет которых производился с учетом недостаточной капитализации и, соответственно, сумма которых не превышала суммы предельного процента, рассчитанного по ст. 269 НК РФ, и относило проценты по займу в состав внереализационных расходов. Ссылаясь на отсутствие фактической передачи заявителю денежных средств от его единственного участника, инспекция указала на неприменимость подп. 3.4, 11 п. 1 ст. 251 НК РФ и нарушение налогоплательщиком п. 1 ст. 54.1 НК РФ. Хозяйственная операция переквалифицирована в прощение долга. На основании п. 18 ст. 250 НК РФ обществу предложено отразить сумму, равную вычитаемым процентам, в составе внереализационных доходов. Суд отказал в удовлетворении требования. Поскольку начисленные суммы процентов по договору займа заявитель учитывал в составе расходов, реально их не выплачивал и получил прощение долга от материнской компании, указанные суммы на основании п. 18 ст. 250 НК РФ подлежат включению в состав внереализационных доходов налогоплательщика. В противном случае общество повторно уменьшит базу налога на прибыль, что противоречит экономическому основанию введенных законодателем льгот.

Постановление АС МО от 11.04.2022 по делу №
А40-32377/2020 ООО «Воздушные Ворота Северной Столицы» (налогоплательщик подал жалобу в ВС РФ)

О других правовых позициях кассационных судов читайте в обзоре «
Налоговые споры в округах: важные для практики выводы».

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий