Михаил Мишустин не исключает возможности проведения эксперимента по использованию медиации в сфере налоговых споров

Медиация в налоговых спорах

Подборка наиболее важных документов по запросу Медиация в налоговых спорах (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Медиативный подход к налоговым спорам

26 июля 2013

Михаил Мишустин не исключает возможности проведения эксперимента по использованию медиации в сфере налоговых споров

2 июля 2013 года был принят Федеральный закон № 153-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации». Этот закон был подготовлен на основании предложений ФНС России и предусматривает изменение процедуры досудебного урегулирования налоговых споров. Указанный закон вступает в силу по истечении одного месяца со дня его официального опубликования1. Основными концептуальными изменениями, которые вводятся данным законом, являются введение обязательной процедуры обжалования до суда всех налоговых споров, ускоренная процедура рассмотрения жалоб на действия (бездействие) должностных лиц налоговых органов – в течение 15 дней, увеличение срока на подготовку налогоплательщиками апелляционных жалоб с 10 дней до одного месяца с целью увеличения времени на подготовку качественной и мотивированной жалобы.

Таким образом, закон нацелен на решение сразу нескольких задач: ускорение процесса рассмотрения жалоб, общее снижение финансовых и временных затрат заявителя, снижение нагрузок на суды, а также повышение качества работы налоговых органов с одновременным укреплением гарантий налогоплательщиков по защите нарушенных прав.

В связи с тем, что практика использования досудебного урегулирования уже показала свою эффективность, законом вводится досудебная процедура обжалования всех без исключения ненормативных актов налоговых органов, а также действий и бездействия их должностных лиц.

Дополнительный анализ:  Продажи оружия в России 2021-2022

Одним из основных преимуществ новой процедуры является ее ускоренный характер – ведь налоговым органам отводится 15 дней на рассмотрение жалобы, притом, что в судах рассмотрение спора может продлиться от трех месяцев до года. Решения по рассмотренным жалобам также вступают в силу в более короткие сроки. Кроме того, в отличие от судебного процесса, заявителю жалобы не нужно оплачивать государственную пошлину – его жалоба в досудебном порядке рассматривается бесплатно.

Надо отметить, что практика использования досудебного рассмотрения налоговых споров по результатам налоговых проверок, которая уже действует в нашей стране, подтверждает правильность выбранного пути. Так, за четыре года, по словам статс-секретаря-заместителя министра финансов РФ Сергея Шаталова, выступившего перед депутатами Госдумы, количество жалоб сократилось на 28%, а количество дел, которые рассматриваются судами, на 52%. Число дел, которые выиграли налоговые органы в суде, увеличилось примерно в полтора раза.

При этом количество поступивших в налоговые органы жалоб, по данным заместителя руководителя ФНС Сергея Аракелова, сокращается в среднем на 10% ежегодно.

А какова судьба жалоб, поданных налогоплательщиками? По словам Елены Суворовой, начальника управления досудебного аудита ФНС, сейчас удовлетворяется примерно 40% жалоб. Динамика здесь выглядит так: в 2009 году удовлетворялись жалобы налогоплательщиков в отношении 13% оспариваемых сумм, в 2010 году – 15%, в 2011 году – 25%. Казалось бы, результат говорит сам за себя.

Но, учитывая недолгий срок действия рассматриваемого порядка, возникают и вопросы при применении новых правил. Одним из дискуссионных пунктов закона является вопрос участия налогоплательщика при рассмотрении в досудебном порядке его жалобы. По мнению ФНС, так как процедура рассмотрения жалобы в целом нацелена на быстрое выяснение обстоятельств, в участии заявителя в рассмотрении жалобы нет необходимости, чтобы не было вероятности затягивания процедуры. Такое право налоговых служб не подтверждено действующей судебной практикой применения действовавшего до сих пор досудебного урегулирования. С другой стороны, право налогоплательщика дать разъяснения, быть услышанным по волнующим его вопросам может быть чрезвычайно важным для процесса урегулирования спора, и это признается большей частью экспертов.

Также, при введении обязательного досудебного порядка урегулирования всех налоговых споров, встал новый вопрос: как, помимо прописывания формальных правил досудебного рассмотрения жалоб, повысить качество взаимодействия должностных лиц и налогоплательщиков?

Ведь, с точки зрения разрешения споров, вынесение решения в пользу одной из сторон далеко не всегда означает исчерпание конфликта, даже наоборот. Зачастую, как признают сами руководители налоговых служб, и должностными лицами, и налогоплательщиками движут определенные эмоциональные, психологические мотивы (например, должностное лицо облечено как властью, так и значительной ответственностью, и признавать свою неправоту ему может быть довольно тяжело). А, как известно, традиционные методы разрешения споров не ориентированы на диалог и не позволяют учитывать эмоциональный аспект, человеческий фактор, наличествующий в любом споре. Вот почему зачастую в спорах, где кажется, что обе спорящие стороны правы, или спорщиков представляют высококлассные юристы, опирающиеся на значительную доказательственную базу, нередко самый разумный выход – договориться. Однако сделать это без посторонней помощи бывает трудно. И именно здесь на помощь участникам спора может прийти медиация.

Да, действительно, на сегодня применение медиации в административных публичных спорах, к которым относятся и налоговые споры, в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2010г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» не предусмотрено, то есть применение процедуры медиации невозможно. Однако использование принципов медиации при работе с налогоплательщиком со с стороны представителей налоговых органов стало бы одним из значимых факторов, способствующих повышению доверия налогоплательщика не только к налоговой службе , но и к государству в целом. Медиативный подход, разработанный Центром медиации и права, и создающий основу для использования потенциала принципов медиации в условиях повседневной профессиональной деятельности, поможет наиболее эффективно урегулировать налоговые споры, способствуя улучшению представления граждан о налоговой системе в целом. Это тем более важно, если учитывать значимость системы налогообложения для нормального функционирования общества и государства и иметь в виду тот факт, что в российском обществе культура ответственного налогоплательщика пока лишь формируется.

Как налогоплательщики, так и представители налоговых органов, при возникновении спора достаточно часто могут заблуждаться. Человек, приходя в налоговый орган с какой-то претензией, и получив при этом разъяснение (возможно, даже оставшись с тем же результатом, но чувствуя, что его услышали), может осознать, что налоговый орган действительно готов работать с гражданином, чтобы донести до него свою позицию и помочь в будущем предотвратить повторение подобной ситуации. Это само по себе играет огромную роль в разрешении конфликта. Но стоит отметить, что для подобного сценария чрезвычайно важна фигура помощника при разрешении конфликта. Только его профессионализм при разрешении конфликтной ситуации позволит сторонам спора при кажущейся несовместимости интересов самостоятельно прийти к решению. Если работник управления досудебного аудита (а именно они занимаются досудебным рассмотрением жалоб) может вести беседу и взаимодействовать со своим оппонентом, основываясь на принципах медиации, то в таком случае ему, вероятнее всего, удастся сделать так, чтобы обе стороны получили наиболее приемлемый и оптимальный для себя результат. Также целесообразно было бы интегрировать медиативный подход в работу сотрудников налоговых органов на уровне регламентов, описывающих взаимодействие с налогоплательщиками. Ведь любой спор гораздо легче предотвратить в самом начале, не доводя его до эскалации. А налоговая сфера – это по определению сфера потенциальных споров. Вот почему конфликтная компетентность, развитый социальный интеллект – это неотъемлемые элементы профессиональной компетентности сотрудников налоговой системы, работающих в условиях постоянного напряжения и облеченных огромной ответственностью. Умение разрешать и предотвращать споры для них жизненно необходимо, это не только экономит время, но и создает более здоровые условия для повседневной работы, позволяет четко решать поставленные задачи. И потому можно не сомневаться, что способность урегулировать разногласия с помощью медиативного подхода станет залогом повышения эффективности работы налоговой системы в целом.

1 Есть неопределенность с датой начала действия документа, связанная с исчислением срока вступления документа в силу. На «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru) был опубликован 3 июля 2013 года, в «Российской газете» – 5 июля 2013 года.

Михаил Мишустин не исключает возможности проведения эксперимента по использованию медиации в области налоговых споров

14 ноября 2011

Михаил Мишустин: «Наша Служба не должна восприниматься как силовая структура, налогоплательщики должны считать нас партнерами». Медиативные подходы Федеральная налоговая служба сможет уже в ближайшее время применить при организации работы с налогоплательщиками и при досудебном разрешении налоговых споров.

В конце октября 2011 года в Москве прошла IV Международная конференция «Медиация — инвестиция в будущее», сообщает портал Центр медиации и права (http://www.mediacia.com/m_index.php?PN=17&TID=134). Организаторами конференции выступили «Научно-методический центр медиации и права» и Ассоциация юристов России при поддержке Российского союза промышленников и предпринимателей и Торгово-промышленной палаты РФ.

В конференции приняли участие ведущие медиаторы-эксперты из Европы, Канады, США, Китая и других стран. Российскую сторону представляли помощник Президента РФ А.В. Дворкович, советник Президента РФ, сопредседатель Ассоциации юристов России В.Ф. Яковлев, заместитель министра юстиции В.Л. Евтухов, председатель Высшего Арбитражного Суда РФ А.А. Иванов, председатель Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Государственной Думы РФ В.Н. Плигин, президент Федеральной палаты адвокатов РФ Е.В. Семеняко.

Со стороны Федеральной налоговой службы в конференции приняли участие руководитель ФНС России М.В. Мишустин, заместитель руководителя ФНС России С.А. Аракелов, начальник Управления досудебного аудита ФНС России Е.В. Суворова, начальник Правового управления ФНС России О.В. Овчар.

Участники отметили возрастающую роль, которую играют сегодня альтернативные способы разрешения споров. Россия также идет в ногу со временем: с января нынешнего года вступил в силу Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», Правительством РФ утверждена Программа профессиональной подготовки медиаторов.

Свою поддержку институту медиации в России выразил помощник Президента РФ Аркадий Дворкович. По его словам, широкое распространения медиации позволит значительно снизить нагрузку на суды. Он отметил, что не исключает необходимости введения обязательной процедуры медиации по некоторым категориям споров, однако подчеркнул, что сначала необходимо, чтобы этот институт завоевал доверие общества. Впрочем, его зарубежные коллеги придерживаются другого мнения на этот счет. Так, британский судья в отставке, президент Европейской Ассоциации судей в поддержку медиации сэр Гэвин Лайтман (Sir Gavin Anthony Lightman) считает, что медиация должна быть полностью добровольна.

Председатель комитета по конституционному законодательству Госдумы РФ Владимир Плигин отметил важную роль медиации в развитии института саморегуляции в России. «В российском обществе недостаточно навыков саморегуляции и именно медиация создает для саморегуляции очень важный инструментарий. Поэтому Госдума поддерживает создание Национальной организации медиаторов», — отметил Плигин.

Глава Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин сообщил (http://www.nalog.ru/rub_mns_news/3856115/), что налоговое ведомство не исключает возможности проведения эксперимента по использованию медиации в области налоговых споров.

Выступая с докладом на тему: «Развитие досудебного урегулирования налоговых споров и возможности внедрения медиации», Михаил Мишустин проанализировал основные этапы развития досудебного разрешения налоговых споров в России с учетом изменения налогового законодательства, а также подвел основные итоги работы Налоговой службы по досудебному разрешению налоговых споров.

Так, за 9 месяцев текущего года, по данным ведомства Михаила Мишустина, количество жалоб налогоплательщиков в налоговые органы снизилось на 10 % с одновременным снижением сумм оспариваемых налогоплательщиками требований по жалобам на 21%. И как результат — снижение нагрузки на судебную систему. Согласно официальным данным ВАС РФ количество споров, рассмотренных арбитражными судами Российской Федерации с участием налоговых органов, ежегодно сокращается на 15-20%.

Повышение эффективности института досудебного урегулирования налоговых споров сказалось на высоких показателях результативности судебной работы налоговых органов, акцентировал Михаил Мишустин. Так, по данным ФНС России, за 2010 год по суммам налоговые органы выиграли 44% исковых требований, за 9 месяцев 2011 года – 57%, достигнув максимального за последние 3 года значения.

Михаил Мишустин отметил, что к налогоплательщикам постепенно приходит понимание того, что институт досудебного аудита имеет ряд преимуществ перед судебным порядком обжалования решений, а это не только положительно складывается на имидже Налоговой службы, но и улучшает инвестиционный климат, вносит правовую определенность при налоговом планировании.

Глава налоговой службы Михаил Мишустин особо подчеркнул значимость и актуальность такого института при разрешении конфликтов, как медиация. ФНС России сотрудничает с налоговыми органами других стран, обменивается опытом и передовыми инструментами и механизмами взаимодействия с налогоплательщиками при урегулировании налоговых споров. В настоящий момент, заявил Михаил Мишустин, налоговой службой готовятся предложения по внесению изменений в законодательство в части регламентации процедуры досудебного урегулирования налоговых споров.

Кроме того, Михаил Мишустин отметил готовность Федеральной налоговой службы рассмотреть возможность проведения эксперимента введения медиации при рассмотрении налоговых споров на примере крупнейших налогоплательщиков. Медиативные подходы Федеральная налоговая служба сможет уже в ближайшее время применить при организации работы с налогоплательщиками и при досудебном разрешении налоговых споров, акцентировал Мишустин.

Со своей стороны президент Федеральной палаты адвокатов России Евгений Семеняко заявил, что палата полностью поддерживает идею активного применения медиации. При этом он отметил, что адвокаты были в России одними из первых, кто поддержал идеи медиации и выразил надежду на то, что будет снят существующий сегодня запрет адвокатам на занятие медиацией. По его мнению, медиацию можно сделать обязательной стадией при решении трудовых, наследственных и семейных конфликтов. В качестве еще одного способа стимулирования применения медиации и мирного урегулирования споров сторонами он назвал возвращение госпошлины в случае урегулирования спора миром.

Председатель Арбитражного суда Свердловской области Ирина Решетникова говорила о важности использования медиативных технологий в суде, а также о том, что суды должны стать образцом внедрения культуры примирения: «Нам нужно изменить сам менталитет сторон, научить их осознавать свои истинные интересы. Обычно судья редко пытается узнать истинное желание сторон. И если суд начнет задаваться этим вопросом, если в нем возникнет понимание механизмов медиации, это может в достаточно близкой перспективе изменить мировоззрение спорщиков, обратив их к внесудебным методам разрешения споров».

Истинные причины конфликта лежат не в юридической плоскости, а в плоскости взаимоотношения людей – это заключение стало лейтмотивом всей конференции. Выступающие единодушно отмечали, что этот способ разрешения споров быстрее, эффективнее и доступнее, чем традиционное судебное разбирательство. Кроме того, он позволяет сторонам прийти к компромиссу и не просто установить правых и виноватых, но и восстановить отношения, предотвращая тем самым новые конфликты. Большое внимание участники конференции уделили не только юридическим, но также психологическому и социальному аспектам медиации.

Кстати, руководитель Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин уже неоднократно заявлял, что, только построив открытый диалог между госорганами и гражданами, можно добиться высоких результатов в работе.

«Наша Служба не должна восприниматься как силовая структура, налогоплательщики должны считать нас партнерами», — это заявление Михаила Мишустина было принято на вооружение налоговыми органами всех регионов. В последнее время налоговики проводят активную политику клиентоориентированности в работе: вводятся новые интерактивные сервисы на сайте ФНС России, которые экономят время налогоплательщиков: «Узнай свою задолженность» (http://www.service.nalog.ru/debt/), «Личный кабинет налогоплательщика для физических лиц» (http://www.service.nalog.ru/lk/), Федеральная информационная адресная система (http://fias.nalog.ru), подача электронных документов на государственную регистрацию (http://www.nalog.ru/el_usl/gosreg_eldocs/). С июля 2011г. на сайте ведомства Михаила Мишустина появилась услуга онлайн-оплаты налоговой задолженности. К настоящему моменту сервис доступен клиентам Сбербанка, КИВИ-банка, Газпромбанка, Промсвязь-банка. И список банков-партнеров постоянно расширяется.

Кроме того, по указанию Мишустина, налоговики проводят регулярные опросы, чтобы повысить качество обслуживания, меняют подходы в работе налоговых органов.

Меняется и отношение налогоплательщиков к налоговикам. Активную работу Михаила Мишустина по созданию более открытого образа налоговой службы отметил президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» С.Р. Борисов. По данным социологического исследования, проведенного организацией, 83% российских предпринимателей позитивно оценивают взаимодействие с Налоговой службой.

Самый большой опыт в применении медиации сегодня накоплен в США, где этот институт начал развиваться еще в 60-е годы XX века как ответ на огромную загруженность судов. Специалист в области семейной медиации из США Джей Фолберг (Jay Folberg) отметил в своем выступлении, что этому способствовал также огромная популярность профессии юриста в стране и рост числа выпускников юрвузов, которым необходимо было найти применение своим знаниям. Кроме того, судебная система не справлялась с огромным числом гражданских исков, особенно учитывая одновременный рост числа уголовных дел в стране.

В итоге, с 1970-х годов, когда в США был принят закон, обязывающий суды информировать стороны о существующих альтернативных способах разрешения споров, в стране сложилась целая новая отрасль, в которой важную роль стали играть примирители, помогающие сторонам обсудить свой конфликт в переговорном процессе и в итоге не доводить его до суда. «Теперь медиация — огромный бизнес. На каждом юридическом факультете существует как минимум 3-4 курса по медиации. И новое поколение юристов получает отличное образование в сфере АРС — поскольку теперь это необходимо, чтобы достойно оказывать услуги своим клиентам», — рассказал Фолберг. И статистика показывает, что число дел, доходящих до суда, снизилось в США с 11 до 1 % за последние полвека. В значительной степени, как отметил Фолберг, благодаря роли медиаторов.

Британский медиатор-тренер Дэвид Ричбелл (David Richbell) привел в своем выступлении убедительную статистику. По его словам, до 80 % коммерческих споров в Великобритании сегодня решается по взаимному согласию сторон. Не менее впечатляющую статистику привел основатель ведущего пекинского института переговоров Эндрю Ли (Andrew Lee, Китай). Он отметил, что в Китае сегодня работают 5-6 миллионов медиаторов, готовых заниматься любыми спорами. Вместе с тем он признал, что стране предстоит пройти еще долгий путь, найти способы сертификации медиаторов, повысить качество их работы.

Президент GEMME-France, сооснователь GEMME (Европейской Ассоциация судей в поддержку медиации) Беатрис Бреннер (Beatrice Brenneur) отметила, что право — не всегда достаточно гибкий инструмент для разрешения споров. В качестве примеров привела несколько случаев из своей практики, наглядно демонстрирующих, что за многими, казалось бы, неразрешимыми спорами, стоят на самом деле личные конфликты, которые можно разрешить, выяснив истинные интересы и проблемы сторон.

В этом случае можно почти мгновенно достичь взаимопонимания между сторонами. Будь-то спор уволенного работника с работодателем, из-за которого работник долгое время находился в депрессии, поскольку чувствовал себя оскорбленным и не был выслушан другой стороной, или спор двух предприятий, которые из-за конфликта между главными инженерами накануне важного и срочного совместного проекта вдруг разрывают отношения.

Действующий коммерческий судья и медиатор из Хорватии Срждан Шимац (Srjdan Simac), в свою очередь подчеркнул, что медиация является уникальным инструментом, позволяющим нам вновь обрести гуманистический взгляд на жизнь.

«Разногласия, противоречия, конфликты — это неотъемлемая составляющая жизни», — резюмировала выступления всех участников президент Научно-методического центра медиации и права, председатель подкомиссии Ассоциации юристов России по альтернативному разрешению споров и медиации Цисана Шамликашвили. — Хорошо, когда есть средства, позволяющие не бояться их и уметь без разрушительных последствий выходить из сложных ситуаций. Медиация как раз и является таким средством.

  • Компания и партнеры
  • Cотрудничество
  • С органами государственной власти
  • Интернет-мероприятия
  • Круглые столы
  • Досудебное урегулирование налоговых споров и медиация

Досудебное урегулирование налоговых споров и медиация

10 декабря 2012

Предлагаем ознакомиться с видеозаписью круглого стола.

10 декабря 2012 года в 11.00 часов в ИА ГАРАНТ состоялся интернет-круглый стол с директором Правового департамента Министерства финансов РФ Ячевской Светланой Викторовной, начальником Управления досудебного аудита Федеральной налоговой службы Суворовой Еленой Владимировной, заместителем начальника Управления досудебного аудита Федеральной налоговой службы Казанским Дмитрием Михайловичем, президентом Национальной организации медиаторов, научным руководителем Центра медиации и права Шамликашвили Цисаной Автандиловной.

Тема интернет-круглого стола: «Досудебное урегулирование налоговых споров и медиация».

Досудебное урегулирование споров — это процедура, являющаяся одним из важнейших средств утверждения начал законности в деятельности налоговых органов.

Институт досудебного аудита имеет ряд преимуществ перед судебным порядком обжалования решений, а это не только положительно сказывается на имидже налоговой службы, но и улучшает инвестиционный климат, вносит правовую определенность при налоговом планировании.

Реалии сегодняшнего дня и опыт ведущих зарубежных стран неоспоримо доказывают преимущества альтернативных форм разрешения налоговых споров в досудебном порядке, в числе которых — медиация.

Высокая загруженность судебных инстанций в последнее время, высокий показатель количества случаев, когда действия налоговых органов признаются неправомерными, выявили необходимость введения дополнительных средств разрешения противоречий, возникающих при применении законодательства о налогах и сборах. В связи с этим свою заинтересованность в использовании медиативного инструментария при досудебном разрешении налоговых споров и при организации работы с налогоплательщиками выразила и Федеральная налоговая служба.

В данный момент ФНС России готовит предложения по внесению изменений в законодательство в части регламентации процедуры досудебного урегулирования налоговых споров.

В ходе проведения интернет-круглого стола обсуждались актуальные вопросы и перспективы развития досудебного урегулирования налоговых споров с учетом последних изменений законодательства в налоговой сфере. Участники интернет-круглого стола рассказали о преимуществах института досудебного разрешения споров перед судебным порядком обжалования решений, рассказали интернет-аудитории о внесенных изменениях в налоговое законодательство в части регламентации процедуры досудебного урегулирования налоговых споров.

Ответы на эти и многие другие актуальные вопросы в ходе интернет-круглого стола дали директор Правового департамента Министерства финансов РФ Ячевская Светлана Викторовна, начальник Управления досудебного аудита Федеральной налоговой службы Суворова Елена Владимировна, заместитель начальника Управления досудебного аудита Федеральной налоговой службы Казанский Дмитрий Михайлович, президент Национальной организации медиаторов, научный руководитель Центра медиации и права Шамликашвили Цисана Автандиловна.

Стенограмма интервью будет размещена на сайте ИА ГАРАНТ www.garant.ru.

За два дня переговоров с участием медиатора петербургским компаниям отменили штрафы на 30 млн руб. Оказалось, что налоговики готовы пойти навстречу бизнесу и даже предоставить рассрочку, если предприниматели добровольно признают недоимку. Расскажем подробнее, как работает налоговая медиация, и чем она может быть полезна малому и среднему бизнесу.

Пилотный проект ФНС в Санкт-Петербурге

В конце 2020 года руководитель Управления ФНС России по Санкт-Петербургу Гнедых А.В. на встрече с экспертами и представителями бизнеса рассказал об удачном опыте применения механизма налоговой медиации для решения налоговых споров. В частности, были заключены два медиативных соглашения:

  • в первом случае компания признала недоимку в размере 120 млн руб. и получила рассрочку на 3 месяца для выполнения финансовых обязательств;
  • во втором случае речь шла о недоимке в размере 30 млн руб.

В отношении обеих компаний ФНС понизила уровень риска. Это значит, что организациям не грозят штрафные санкции, уголовная ответственность, а также выездные проверки. Поэтому в Петербурге решили провести эксперимент с этим направлением. Возможно, в будущем такая практика будет действовать по всей России.

Какие вопросы можно решить с помощью медиатора?

Медиация – это процедура урегулирования споров с участием третьей стороны. Медиатор, будучи независимым приглашенным экспертом, помогает предпринимателям и представителям налоговой службы достигнуть взаимопонимания по вопросам, связанным с хозяйственной деятельностью организации или ИП.

Медиативные соглашения не должны противоречить закону или менять «правила игры» (п. 27 Постановления ВАС РФ № 50 от 18.07.2014). Поэтому медиатор не может договориться с ФНС о снижении налоговой ставки или набежавших пеней, равно как освободить от обязанности по уплате налогов.

Проще говоря, стороны не могут договориться о взаимных уступках: задача медиатора – максимально полно и достоверно прояснить для каждой стороны обстоятельства, сложившиеся в рамках конкретной ситуации.

После ознакомления с мнением сторон и документами, медиатор может указать на факты, способные скорректировать сумму налоговых обязательств, исправить расхождения в налоговой отчетности или устранить риски совершения правонарушений. В качестве таких факторов стороны могут рассмотреть:

  • ранее неучтенные суммы расходов или налоговых вычетов;
  • подтверждение правовой квалификации бизнесмена (расходы экономически обоснованы и подтверждены документально, использование налоговых режимов правомерно, величина потерь не превышает средние показатели по отрасли и пр.).

Участие медиатора в диалоге между налогоплательщиком и ФНС позволяет обойтись без выездной проверки, снимает возникшие вопросы и помогает предпринимателю разобраться с налоговыми обязательствами.

Как проходит медиация?

Механизм налоговой медиации регулируется Федеральным законом № 193-ФЗ от 27.07.2010. Согласно этому документу, стороны при взаимном согласии приглашают третью сторону – медиатора. Для начала процедуры нужно заключить соглашение о применении процедуры медиации и заверить его у нотариуса.

Налогоплательщик может выбрать несколько медиаторов или ограничиться услугами одного эксперта. Если ФНС навязывает вам своего медиатора, вы можете отказаться: по закону для назначения посредников нужно согласие обеих сторон.

Далее процедура проходит следующим образом:

  • Медиатор встречается с каждой стороной по очереди, чтобы выслушать точку зрения, изучить представленные факты и документы.
  • Независимый эксперт организует совместную встречу, на которой в спокойной, уважительной и доброжелательной обстановке проходит обсуждение ситуации.
  • Если за одну встречу вопрос решить не удалось, медиатор может организовать дополнительные совещания.
  • Участники могут в любой момент прекратить процедуру, если посчитают дальнейшие беседы бесперспективными.

После того как стороны пришли к согласию, все участники оформляют медиативное соглашение. Будучи заверенным у нотариуса, документ послужит гарантией исполнения обязательств каждой стороны.

Медиативные соглашения являются конфиденциальными: в отличие от решений суда их не будут публиковать в открытом доступе.

Разберем на примере, как проходит медиация в реальных условиях:

  • ФНС в ходе камеральной проверки выявляет недочеты. Например, недоимку по НДС или незаконные, на взгляд инспекторов, вычеты.
  • В адрес организации отправляют информационное письмо, где перечисляют все претензии.
  • Компания не соглашается с мнением ФНС.
  • Сотрудников организации приглашают в налоговую для беседы. Но обе стороны остаются при своем мнении.
  • ФНС предлагает процедуру медиации. Кстати, инициатором может выступить и представитель бизнес-сообщества.
  • Руководство компании после консультаций с юристами и учредителями соглашается на переговоры, заключает соглашение о медиации и заверяет его у нотариуса.
  • Стороны ведут переговоры при участии медиатора.
  • Итог соглашения: компания подает уточненную отчетность, ФНС предоставляет рассрочку на погашение долга по НДС, начисленные штрафы отменяются, при расчете налоговой базы учитываются ранее пропущенные расходы.

Что будет, если компания умышленно откажется выполнять взятые на себя обязательства? К примеру, не оплатит недоимку по налогам? В этом случае в организацию с выездной проверкой придут налоговики, да к тому же еще и выпишут штраф в размере 40% от суммы недоимки (п. 3 ст. 122 НК РФ).

Плюсы и минусы медиации для бизнеса и ФНС

Участие медиатора повышает шансы на взаимовыгодное решение спора, в том числе:

  • доначисление налогов в бюджет;
  • улучшение показателей по сбору отчислений;
  • экономия ресурсов государства – нет расходов на организацию выездной проверки и судебных разбирательств;
  • экономия на услугах юриста и судебных издержках для бизнеса;
  • отмена начисленных штрафов;
  • рассрочка оплаты недоимки без обеспечения имуществом или банковской гарантией;
  • отказ от выездной проверки или возбуждения уголовного дела.

Впрочем, есть существенные минусы:

  • ФНС может простить только штрафы – все начисленные пени придется оплатить.
  • Медиатор не оказывает юридических или консультационных услуг. Все предложения по урегулированию спора он вносит с согласия сторон. Именно поэтому в сложных ситуациях лучше заручиться поддержкой опытного адвоката.
  • По результатам работы медиатор и налогоплательщик подписывают медиативное соглашение. Если документ заверить у нотариуса, то он станет исполнительным, то есть ФНС сможет передать его на взыскание. О том, что заверять соглашение у нотариуса не обязательно, налоговики предпочитают умалчивать.
  • На время проведения медиативной процедуры приостанавливаются сроки исковой давности. К примеру, налоговая обнаружила несостыковки в старой отчетности и пригласила на беседу представителей компании. Срок исковой давности по этим документам подходит к концу: если предприниматель согласится на медиацию, то сроки заморозят, а значит у налоговиков будет достаточно времени для всестороннего изучения вопроса и обоснования своих претензий.

Остается открытым вопрос оплаты услуг медиатора. Согласно ч. 3 ст. 15 ФЗоПМ, деятельность медиатора не является предпринимательской, а значит не направлена на извлечение прибыли. Поэтому частные посредники могут выбирать между платным и бесплатным оказанием услуг.

Кто должен платить, если в переговорах участвует платный медиатор? Во сколько обойдется такое посредничество? Пока что закон не определяет размер вознаграждения медиатора, а также кто и в каких долях должен оплачивать услуги посредника. В бюджете ФНС расходы на медиаторов не заложены, поэтому эксперты опасаются, что финансовый вопрос будут решать за счет бизнеса.

Налоговые консультанты и юристы уверены: от медиации лучше отказаться, если у предпринимателя есть реальные шансы через суд снизить размер налоговых обязательств, сократить штрафы и доначисления.

Сложности применения процедуры медиации в России

По закону в основе процедуры лежит принцип равноправия сторон: здесь нет истца и ответчика, нет цели найти виновного. В идеале медиатор должен гарантировать спокойную атмосферу взаимоуважения и неформального общения равных оппонентов.

На практике же предприниматель сталкивается с крупной структурой, которая может привлечь на свою сторону юристов, финансистов, полицию, Следственный комитет и пр. Не всегда представители малого и среднего бизнеса смогут на равных противостоять ФНС из-за ограниченности ресурсов, хотя в практике есть немало случаев, когда в ходе разбирательств суд вставал на сторону предпринимателей.

Впрочем, основная сложность – отсутствие законодательной базы. Сейчас договорное регулирование взаимоотношений ФНС и налогоплательщика недопустимо по закону: медиаторам запрещено вмешиваться вне зависимости от стадии разрешения спора. Опыт петербургской ИФНС – это эксперимент, в котором нет четких правил:

  • не прописаны требования к квалификации медиатора;
  • не рассмотрен вопрос вознаграждения посредника;
  • нет правовых гарантий равенства сторон;
  • не определен правовой статус медиатора;
  • не достигнут баланс между сутью механизма медиации и законодательным регулированием налоговых отношений.

По мнению экспертов, налоговая медиация обладает большим потенциалом, однако для этого нужно пересмотреть действующее законодательство и разработать новые правовые принципы для примирительных процедур. Пока что опыт петербургских инспекторов остается смелым экспериментом и единственным преданным огласке случаем применения налоговой медиации в России.

Центр структурирования бизнеса и налоговой безопасности taxCOACH

На сегодняшний день тема внесудебного урегулирования споров с участием посредника (медиации) набирает внушительные обороты. Её очень активно поддерживают суды, надеясь, вероятно, на возможность снижения своей нагрузки. Однако до недавнего времени мы искренне полагали, что применение процедуры медиации к отношениям между налоговыми органами и налогоплательщиками весьма проблематично в силу административного характера этих отношений. Действительно, возможность «договориться» с государством в лице его органа, да еще и в отношении налогового обязательства, кажется чем-то немыслимым.

Между тем, в сентябре это года глава Высшего Арбитражного Суда РФ Антон Иванов, выступая на международном форуме стран Азиатско-Тихоокеанского региона во Владивостоке, заметил, что «сомнительные» налоговые споры наиболее полезно решать заключением мирового соглашения, поскольку в таких тяжбах ни налоговые органы, ни налогоплательщики не могут быть уверены, чью позицию изберет суд. При этом судья отметил, что налоговые споры уже разрешались мировыми соглашениями, и не раз. Мы тоже имеем опыт заключения с налоговой инспекцией мирового соглашения (не в процессуальном смысле этого слова)  — см. рассылку от 28.09.2010 №60 (264), но каким образом налоговый спор может быть разрешен в рамках законно прописанной процедуры медиации, не совсем понимаем.

Казалось бы, финансовое ведомство, имея план сбора налогов, не согласится идти на уступки налогоплательщикам. Но нет, уже в октябре, выступая на IV Международной конференции «Медиация — инвестиция в будущее», глава ФНС РФ Михаил Мишустин отметил готовность Федеральной налоговой службы рассмотреть возможность проведения эксперимента по введению медиации при рассмотрении налоговых споров на примере крупнейших налогоплательщиков, а также применить медиативные подходы при организации работы с налогоплательщиками и при досудебном разрешении налоговых споров.

В чем же возможная причина таких изменений? Попробуем разобраться.
Самым важным положительным моментом внесудебного урегулирования любого спора является отсутствие навязанного извне его решения: стороны сами приходят к принятию того единственного соглашения, которое удовлетворяет интересы каждой из них. Решение суда может удовлетворить только одну из сторон, да и то не всегда в полном объеме. Соглашение, достигнутое в ходе медиации, удовлетворяет интересам каждой стороны. Иного быть не может. Если не достигается обоюдно выгодное решение — процедура не считается состоявшейся. Медиатор не принимает никаких решений. Его роль — создать условия для поиска этого решения самими участниками процедуры.

Дела по оспариванию актов, принятых налоговыми органами в ходе выездных проверок, зачастую многоэпизодны. В большинстве случаев решения судов по ним принимаются об удовлетворении части требований налогоплательщиков. Именно по этой причине названные А.Ивановым «сомнительные» налоговые споры и следует разрешать во внесудебном порядке: как правило, в части доначислений налоговая не права, в другой части — не прав налогоплательщик

. Отдав спор на разрешение им самим, можно получить такое его разрешение, когда и волки сыты, и овцы целы, что позволяет налогоплательщику отделаться посильным ему доначислением, а инспекции — рапортовать о реально поступивших в бюджет суммах. Ведь начисленные налоги — еще не значит взысканные.

Отсюда второй положительный момент: достигаемое в медиации решение направлено на удовлетворение именно интереса сторон. Примитивный пример: человек просит яблоко, потому что он голоден. Его цель — яблоко. Но его интерес — утолить голод. Если Вы дадите ему вместо яблока грушу — его интерес будет удовлетворен, а Вы сохраните это яблоко для себя.

Так и в налогом споре: у инспекции — интерес в поступлении денежных средств в бюджет, у налогоплательщика — отделаться малым взысканием. Если найти между этими интересами баланс — судебного решения не потребуется. Проверено на опыте.

По этой же причине медиативное решение очень часто не ограничивается рамками предмета судебного спора: способы удовлетворения интересов могут лежать в абсолютно противоположных плоскостях.

Достигаемое в процессе медиации решение не требует принудительного исполнения. Судебная статистика показывает, что количество выданных исполнительных листов на принудительное исполнение мировых соглашений приближается к числу этих соглашений. В медиации же залогом добровольного исполнения достигнутого решения является его направленность на удовлетворение интересов каждой стороны.

Медиация позволяет «не выносить сор из избы». Конфидециальными могут быть как условия медиативного соглашения, так и сам факт проведения процедуры. Большое количество налоговых споров, рассмотренных в пользу налогоплательщиков, не улучшает имидж налогового ведомства, а значит, и государства. Конфиденциальность медиации решает эту проблему, не давая, к тому же, формировать общедоступную практику применения, например, налоговых схем.

Безусловно, вопросов о возможности применения медиации в налоговом споре на сегодняшний день больше, чем ответов. Часть из них мы попытаемся найти 9 декабря на Уральском налоговом форуме в рамках панельной сессии «Медиация в налоговом споре» с участием судей Арбитражного суда Свердловской области, практикующих медиаторов и налоговых экспертов. Присоединяйтесь!

Коллектив Центра структурирования бизнеса и налоговой безопасности

Федеральная налоговая служба сообщила, что в Санкт-Петербурге инспекторы заключили первые медиативные соглашения с налогоплательщиками. Процедура урегулирования споров может, по мнению Службы, прийти на смену налоговым проверкам. Как будет работать новый механизм, в интервью журналу «Расчет» рассказала Кира Гин, управляющий партнер юридической фирмы «Гин и партнеры».

Расчетливая подписка!
Сейчас подписку на журнал «Расчёт» можно получить бесплатно вместе с бератором «Практическая энциклопедия бухгалтера». Предложение ограничено, торопитесь! Подключить бератор с «Расчётом»

Налоговая служба весной этого года разместила на своем официальном сайте информационное сообщение, в котором еще раз обратила внимание, что процедура медиации может стать новым эффективным механизмом урегулирования налоговых конфликтов между бизнесом и ФНС в досудебном порядке.

Причина появления нового института связана с развитием контрольно-аналитических инструментов ведомства. Инспекторы могут в рамках предпроверочного анализа выявлять нарушения налогового законодательства, медиация может прийти на смену налоговым проверкам, которые можно назвать крайней мерой налогового контроля.

Ранее, в сентябре прошлого года, ФНС писала со ссылкой на руководителя Управления ФНС России по Санкт-Петербургу Александра Гнедых, что количество выездных налоговых проверок за последние пять лет сократилось более чем в три раза, при этом сумма дополнительных налоговых поступлений по результатам контрольно-аналитической работы за девять месяцев 2020 года составила восемь миллиардов рублей, это в 2,6 раза больше, чем за аналогичный период 2019 года.

С учетом роста поступлений после проведения предпроверочного анализа можно предположить, что институт медиации может стать правовым механизмом закрепления договоренностей, которые берут на себя компании и ревизоры во время обсуждения выявленных нарушений Налогового законодательства.

Принцип действия

Налоговая служба предлагает ввести институт медиации для решения налоговых споров. В чем именно заключается инициатива ФНС?

У нас есть предположение, что российские налоговые органы решили обратиться к медиации и внедрить ее в российскую практику для поддержания общемирового тренда на развитие подобных институтов. На текущий момент не очень понятно, как именно будет реализована такая возможность, какие механизмы и законы будут использовать ревизоры при разрешении налоговых споров при помощи медиации.

Вы сказали про мировой тренд, можете рассказать про зарубежный опыт использования медиации для разрешения налоговых споров?

Да, институт медиации сложился и успешно действует во многих странах мира, например, в Голландии, Германии, Бельгии, Канаде, США и других государствах. Некоторые страны активно применяют данный способ разрешения налоговых споров. В России же этот институт пока находится на начальных стадиях развития. Хотя не так давно в Санкт-Петербурге, по сообщению ФНС, было заключено первое медиативное соглашение.

Каковы перспективы развития медиации в России?

ФНС называет этот способ разрешения налоговых конфликтов альтернативным. По мнению Службы, медиация может заменить досудебное урегулирование и снизить число судебных разбирательств. Глобально Налоговая видит медиацию как более гуманную замену налоговым проверками.

Давайте поговорим о том, что представляет собой эта процедура.

Это разрешение налогового спора без конфликта, без выяснения отношений, без обращения в суд. Процедура заключается в том, что стороны, в нашем случае – налоговые инспекторы и представители компании, при возникновении претензий садятся за стол переговоров и находят некую золотую середину, помогает в этом независимый эксперт – медиатор, далее стороны заключают соглашение по возникшим налоговым претензиям. Говоря проще, бизнес и Служба договариваются «на берегу», чтобы избежать негативных фискальных последствий для компании.

Но это не заключение мирового соглашения, вы избегаете этого словосочетания, почему?

Потому что медиативное соглашение имеет другую природу, оно заключается с учетом норм Федерального закона № 193-ФЗ. К слову, документ, который подписывают стороны, удостоверяется нотариально. На текущий момент процедура медиации фактически выглядит аналогично процедуре рассмотрения возражений на акт проверки. На этой встрече стороны также приходят к некоему консенсусу в рамках налогового спора по итогам выездной проверки.

Пока не совсем понятно, в чем именно заключается создание института медиации, фактически он у нас уже есть. Стороны побуждают друг друга прийти к некоему соглашению, например, ревизоры доначислили определенную сумму налога, коммерсант приходит на встречу и сообщает, что претензии не обоснованы, а позиция ревизоров достаточно слаба. Далее начинаются дебаты, где ревизоры настаивают на своей правоте, компания доказывает свою точку зрения. Спор может кончиться тем, что одна из сторон предложит сократить сумму доначислений, угрожая, что если этого не произойдет, то начнется судебное разбирательство.

Этот механизм эффективен?

Все зависит от того, насколько убедительны доказательства сторон. Если контролеры видят, что их позиция слабее, то они могут согласиться. На мой взгляд, по своей сути эти прения очень похожи на медиацию.  Но проблема в том, что сама природа медиации предполагает прийти к какому-то соглашению в конфликтной ситуации, при этом каждая из сторон согласна чем-то поступиться и пожертвовать ради мира. То, о чем мы говорим, – прения на процедуре возражений, – совсем не похоже на мировое обсуждение, это больше похоже на скрытый конфликт.

Глава ФНС Даниил Егоров несколько раз говорил, что Служба будет развиваться, как сервисная ИТ-компания. Возможно, медиация – часть процесса трансформации.

Безусловно, слова Даниила Егорова звучат впечатляюще, это действительно хорошая идея и позиция. Более того, в ФНС сейчас отличная команда, которая, я думаю, именно так и видит будущее ведомства. Но давайте посмотрим, кто воплощает эти амбициозные идеи, кто работает в обычных территориальных органах? Когда ты хочешь просто позвонить в ФНС и не можешь дозвониться, потому что там никто не берет трубку.

Тем не менее продолжим идею трансформации ФНС. Вы ранее сказали, что институт медиации может прийти на смену налоговым проверкам.

Так говорит ФНС. Ведомство планирует проводить медиацию в рамках контрольно-аналитической работы на стадии предпроверочного анализа. Но дело в том, что уже сейчас существует добровольное побуждение к уточнению обязательств.

Налоговая инспекция может пригласить представителя компании после предпроверочного анализа и предложить предприятию доплатить, потому что ФНС уже выявила нарушение. Если компания откажется перечислить средства в бюджет, то ей грозит налоговая проверка или передача материалов в правоохранительные органы. Я знаю случаи, когда на таких встречах ревизоры предлагают доплатить и обещают взамен не проверять другие периоды. Некоторые налогоплательщики соглашается.

Как вам кажется, от кого должна исходить идея подписания медиативного соглашения между сторонами?

На мой взгляд, выходить с таким предложением должен налогоплательщик. Но этот вопрос, опять же, пока остается без ответа.

На текущий момент вопросов больше, чем ответов.

Именно так. А вопросов очень много: гарантируется ли, например, в медиативном соглашении, что налоговый орган не придет с проверкой через некоторое время? Или может ли такое соглашение защитить от уголовного преследования руководителей компании? А от субсидиарной ответственности?

Кто может быть медиатором и каков его юридический статус?

К сожалению, пока и на этот вопрос ответить нельзя. Эксперт, который выступил медиатором в Санкт-Петербурге, остался неназванным. Но если российский институт мирового урегулирования налоговых споров пойдет по западному пути, то можно предположить, что медиатором выступает или должен выступать сотрудник специализированного подразделения налоговой администрации.

Михаил Мишустин не исключает возможности проведения эксперимента по использованию медиации в сфере налоговых споров

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий