Куда деваться молодежи: пора связать образование с рынком труда — Новости политики, Новости России — EADaily

Куда деваться молодежи: пора связать образование с рынком труда — Новости политики, Новости России — EADaily Аналитика

Избыток “научных сотрудников”, ригидность мышления профессоров и низкое качество публикаций

В России сложно начать делать исследование в аспирантуре по своей собственной теме. С одной стороны, аспиранту могут не выделить зарплату. Живи на стипендию в 7 тысяч рублей и не в чем себе не отказывай. Как совмещать качественное исследование с работой – большой вопрос. С другой стороны профессора просто могут не поддержать твою тему. Здесь самое время привести пару историй из жизни.

История 1

Где-то в 2021 году я поступил в СПИИРАН. Пришел с горящими глазами к профессору В. Попросился к нему в лабу — он занимался тогда онтологиями и немного безопасностью, я с похожей темой и пришел. Обсудили тему, он согласился стать научником. Я поступил, прихожу через несколько месяцев обсудить тему, которую мы согласовали, а в ответ: “Ну, мы же это давно согласовали, тогда всё по-другому было, будешь работать над другой темой, твоя тема мне неинтересна.”

История 2

Через год я пришел к профессору Александру М. Я хотел спросить его мнения, как мне лучше подготовиться к гранту Умник. Моя тема состояла в том, чтобы попробовать придумать механизм безопасности для встраиваемых гипервизоров. М. в ЛЭТИ когда-то вёл у нас безопасность информационных систем. 

Пожалуй, это был один самых неприятных разговоров в СПИИРАН. Сначала профессор стал мне говорить, что у меня ничего не получится, что исследовать там нечего, что грант у меня выиграть не удастся (удалось). Потом он начал говорить, что я плохо программирую, потому что не пользуюсь дебаггером. А потом он предложил мне поработать у них секретарем за 13 тысяч рублей.

И таких профессоров немало. Многие не хотят позволять аспирантам работать над собственными темами аспирантов, многие могут нагрубить в лицо.

При этом по отчетам ВШЭ у нас высокое абсолютное количество научных сотрудников, а количество цитируемых публикаций ниже среднемирового. По цитируемости Россия идет рядом с Бразилией в пересчете на одну публикацию (2021).

Информационная независимость и новые авторитеты

Параллельно растут аудитории соцсетей. Для молодых особенно важны «В контакте», Instagram и YouTube. Освоение альтернативных источников информации приводит к тому, что у молодых людей начинают формироваться собственные авторитеты (для среднестатистического россиянина значимы лишь те общественные фигуры, которые постоянно появляются на ТВ). Например, журналист и видеоблогер Юрий Дудь, практически неизвестный старшему поколению, у молодых пользуется таким же авторитетом, что и Киселев и Владимир Познер. Вплотную к ним приближается Ксения Собчак, которую молодежь воспринимает в том числе как журналиста. Это данные открытого опроса, когда респонденты без подсказок называли имена тех журналистов, «чье мнение авторитетно».

Куда деваться молодежи: пора связать образование с рынком труда: eadaily

Отсутствие в России молодежной политики может самым неблагоприятным образом повлиять на политическую и социальную стабильность в стране уже во второй половине следующего десятилетия. На фоне длительной экономической стагнации, рынок труда не сможет обеспечить работой и самореализацией вливающуюся в жизнь молодежь. Последствия могут быть самыми разными, вплоть до возрождения криминальных группировок.

Социологические опросы молодежи и родителей старших школьников и студентов в России стабильно показывают высокий приоритет таких профессий как врач или юрист, но наряду с ними также много желающих быть сотрудниками полиции, госслужащими, служить в вооруженных силах, быть экономистами и даже бухгалтерами.

Все эти и многие другие востребованные в образовании профессии объединяет то, что они не связаны или мало связаны с реальным сектором экономики.

Вместе с тем около 15% родителей готовы видеть своих детей предпринимателями, иногда дети хотят быть инженерами и почти никогда не хотят работать в отраслях, которые участвуют в создании ВВП страны. Нет желающих становиться производственниками, очень мало рассчитывающих на развитие даже в сырьевом секторе. Почти нет тех, кто хотел бы работать в пищевой промышленности, еще меньше в агропромышленном комплексе. И это несмотря на то, что на рынке труда, именно в промышленности сегодня самая стабильная ситуация, неплохие и растущие зарплаты, а секторально и очень приличная социалка. Нет желающих работать на транспорте и в отраслях, связанных с природопользованием.

Данные Минобрнауки в этом году показывают, что из действительно востребованных направлений молодежь выбирает только медицину и IT-сектор. Но большее число абитуриентов в этом году поступали на экономику, профессии в сфере медиаиндустрии и международные отношения. По данным министерства, конкурс на эти специальности составил около 14 человек на место.

По данным мониторинга Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС «Выбор семьями образовательных траекторий для детей», в 2021 году значительная часть российских родителей считали перспективным выбор своими детьми профессий в сфере информационных технологий, связи и в медицине — 40 и 35% соответственно.

Однако все еще почти столь же высоко, а в целом преобладает число родителей, которые считают перспективной службу в армии, полиции и силовых структурах — их почти столько же, сколько выбрали бы медицину — 34,5%.

Экономику, финансы и менеджмент выбирают почти 25% родителей и еще 17,2 и 13,6% соответственно выбирают юриспруденцию и государственное и муниципальное управление.

При этом в строительстве, направлении, где сейчас самый высокий недостаток кадров, хотели бы видеть своих детей только 15% родителей. И еще меньше — всего 5% — в сельском хозяйстве и в лесной отрасли — направлениях-лидерах по росту заработной платы в стране.

Одним словом, Россия — страна гуманитариев. И старшие поколения передают молодым мысль о том, что самая перспективная в стране работа — офисная. Но они ошибаются. Родительские и школьные ошибки наряду с отсутствующей государственной молодежной политикой дорого обойдутся стране.

По сведениям экономистов, в России едва ли больше 20 млн человек, чья деятельность создает национальное богатство. Вся остальная страна, если грубо говорить, живет на доходы, созданные всего лишь 15% населения страны. Было бы это все не так плохо, если бы еще хотя бы столько же, а лучше больше производили добавленную стоимость за счет собственного бизнеса. Но предпринимательский класс намного уже.

И соответственно во всех сферах, где трудятся десятки миллионов «белоручек», уже давно критическая конкуренция, переизбыток кадров. А отсюда практически закрывшиеся социальные лифты, низкая самореализация, медленная, но неуклонная оптимизация кадров.

По сведениям департамента труда и социальной защиты населения Москвы, самыми востребованными профессиями среди москвичей в возрасте от 14 до 17 лет стали официант, делопроизводитель и продавец-консультант.

В России за последние два-три года считанные десятки госслужащих смогли обеспечить себе рост из муниципального уровня на федеральный. Даже регионалы не перебираются на федеральный уровень, а тысячи чиновников ждут назначений годами. Кадровые лифты закрылись.

Или другой пример. Консерватории, выращивающие профессиональных музыкантов, ежегодно обеспечивают выпуск музыкантов в том же количестве, в каком они делали это в 80-х годах прошлого века. Тогда как в областях, скажем, центра России, нередко на весь регион сохранилось три-четыре академических коллектива, и два-три учебных заведения, весь штат которых заполнен и люди держатся за свои места — идти им некуда. Сегодня высшая точка карьеры академического музыканта — ансамбли при попсовых артистах. Куда при таком рынке труда девать себя множащейся массе молодых специалистов?

Уже сейчас ситуация на рынке труда критическая, причем в мегаполисах особенно. Это долговременная проблема, которая вносит отрицательный вклад в ВВП. Оплата труда уже сейчас съедает половину ВВП страны, при этом производительность труда не растет, в том числе потому, что рынок заполняют кадры с низким уровнем компетенции и очень значительное число в секторах и отраслях, зависящих от бюджета, где нет прямой корреляции результатов труда с материальными выгодами.

Дополнительный анализ:  Счет 50 в бухгалтерском учете | Современный предприниматель

В прошлом месяце ряд депутатов Госдумы обратились в правительство с письмом, в котором перечислили 15 наиболее востребованных в стране профессий, в которых наблюдается кадровый голод, и которые необходимо поддержать на государственном уровне. Авторы инициативы в письме министру просвещения Ольге Васильевой и главе Минтруда Максиму Топилину указывают, что в стране в квалификационной яме — когда компетенций недостаточно или они «не те» — находятся 34 млн человек. Работодателям нужны специалисты рабочих профессий, а молодежь выбирает такие, которыми перенасыщен рынок труда, говорил по этому поводу депутат Госдумы Виктор Зубков.

Кроме этого, статистика и данные исследований показывают и другие тревожные тенденции. В Москве в первую очередь наметился своего рода феномен «ранней пенсии», растущий уровень безработицы в среде людей в возрасте старше 50 лет. Причем преобладает тенденция в гуманитарных сферах.

Увеличивается разрыв во времени между окончанием учебы и началом профильной трудовой деятельности среди молодежи. Растет при этом количество людей, которые вообще оказываются вне профильного рынка труда.

И на этот рынок труда ежегодно выходят сотни тысяч молодых людей без нужных экономике специальностей, претендующих на место под солнцем в сферах, где уже давно жесточайшая конкуренция.

Автор этого материала в ходе разных программ и мероприятий с участием региональной молодежи старше 13 лет всегда задает вопрос молодым людям о выборе профессии. Каким бы ни был выбор ребят, он никогда не связан с экономической конъюнктурой и положением на рынке труда. Это понятно, дети не могут разбираться в экономике. Это знание должна давать школа в старших классах. Этого не было никогда и нет сейчас. В программе реформы образования, разработанной в прошлом году Центром стратегических разработок и Высшей школой экономики, заложены планы модернизации многих учебных программ. Но нигде ничего нет про обществознание, вероятно, в рамках этой дисциплины возможно ознакомление учащихся с азами социальной реальности их страны, знакомство с экономикой и рынком труда.

В общем, школа в обозримом будущем учить детей реальной жизни не будет. А сами по себе молодые поколения в очередной раз повторят путь старших, только теперь бессмысленный в материальном смысле.

Карьерные мотивации молодежи и то, как видят будущее детей не только родители, но и образовательная среда на местах, мы можем видеть и по предложениям, которые получают школьники во многих регионах централизованно, в рамках дней открытых дверей учебных заведений. Это с большим преобладанием военные вузы, учебные заведения системы МВД, других правоохранительных структур. Естественно, экономисты и финансисты. К отраслям реального сектора ближе лишь провинциальные учебные заведения, готовящие слабых кондитеров и пищевиков и зачем-то бухгалтеров, то есть обучающих профессии, которой осталось жить лет 10−15. Отраслевое образование, которое могло бы в принципе дать дорогу в будущее многим молодым людям, во многих случаях никак не изменилось с советских времен, это низкокачественный продукт и тоже вне всякой связи с рынком.

Научная экспертиза знает о проблеме. Летом 2021 года исследование аналитического центра НАФИ показало, что большинство подростков не могут твердо ответить на вопрос, какую профессию они хотят получить. Лишь каждый третий выпускник этого года и ближайших лет знает, чем он планирует заниматься, причем только половина из определившихся благодарны за это школе. Отдельные регионы развивают системы профориентации подростков, но в масштабах страны проблема пока не решена. Эксперты указывают, что если молодой человек покидает школу, не выбрав профессию, это создает проблемы и ему самому, и вузам, и работодателям. Лишь около трети подростков (31%) в возрасте от 14 до 17 лет твердо определились с выбором будущей профессии.

Такая ситуация обусловлена многими факторами, считает руководитель направления HR-исследований НАФИ Людмила Спиридонова. Среди них — недостаток квалифицированных специалистов по профориентации и отсутствие целостной системы сопровождения профессионального самоопределения подростков, цитируют экперта «Известия».

Пока еще не наступило то время, когда люди с молодых ногтей имели бы знания об окружающем социальном мире. Но в российской реальности в прошлом и уходящем десятилетиях активный экономической рост в стране втянул в жизнь большинство из тех, кому сегодня 35 , позволив нажить тот или иной уровень достатка и как-то состояться в жизни. Этот рост компенсировал низкое качество социальной политики в стране, всем, кто хотел что-то делать, нашлась работа.

Это радикально изменило социальную атмосферу в России. От банд 90-х и гопоты начала нулевых к сытому хипстерству начала этого десятилетия.

Но теперь ситуация принципиально меняется. Стагнирующая экономика, медленно падающие отраслевые рынки, в которых потолки развития уже достигнуты, никак не переварят вливающиеся в них новые, пусть и немногочисленные поколения молодежи. Эта масса «в целом людей с образованием», но без нужных рынку компетенций, никуда себя не денет. Спорадическая занятость, длительная безработица, отсутствие роста профессиональных компетенций, закрытые кадровые и социальные лифты — их ждет жизнь как в странах Ближнего Востока. С чего начал трудовую жизнь в 20 лет, тем и закончил в 70.

Стагнация закрывает двери для развития миллионов молодых людей. Часть из них будет биться за жизнь таксистами и сотрудниками офисов сотовых операторов. Но перед молодежью из, как бы раньше сказали социальных низов, вновь, как и в позднесоветское время, закрываются все двери. Это начало пути не только к социальным катаклизмам и протесту, который может выплеснуться во второй половине следующего десятилетия. Но это и начало дороги к социальной деградации невостребованной жизнью части населения, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Россия в середине 20-х годов может оказаться перед необходимостью отвечать на те же вызовы, какие были в 90-х. Криминализация молодежи — смотрящие на районе и гопота на улицах.

Выход есть. Он в осмысленной и эффективной молодежной политике. Которая должна основываться на академических исследованиях социального поля. Необходимо максимально связать образование с рынком труда, это позволит социализировать насколько возможно значительную массу людей и снизить социальную напряженность в стране.

Антон Кривенюк, специально для EADaily

Личное и государственное

Доверие к государству и его институтам у молодежи в целом низкое. Но есть три исключения – это волонтеры (им доверяют 49% опрошенных), армия (44%) и президент (42%). «Следует учесть, что основания «доверия» здесь принципиально различны: первое обусловлено моральным авторитетом бескорыстного и альтруистического поведения участников волонтерских движений, вторые – символическим статусом президента как «национального лидера» и «гаранта национальной безопасности и целостности страны», политика, вернувшего России статус «великой державы», с одной стороны, и армии как опоры «державы», наследницы морального авторитета победителей над фашизмом, славы во Второй мировой войне – с другой», – отмечается в исследовании.

Общее и особенное

«Когда осознаешь интересы и ценности молодежи, то понимаешь, какое будущее у страны. В Германии такие исследования проводятся уже 50 лет, и они помогают как гражданскому обществу, так и тем, кто проводит молодежную политику», – говорит руководитель Фонда им. Фридриха Эберта в России Пеер Тешендорф. Российская молодежь в целом похожа на европейскую, хотя сейчас она и не ассоциирует себя с Европой, отмечает он: «Если сравнивать с Германией, то отличие российской молодежи в том, что она мало интересуется политикой и не хочет в ней участвовать. Что же касается оптимизма, ценностей, желания иметь семью, то они общие». Осторожное отношение к политике в России есть и у взрослых, и это можно объяснить отсутствием возможности реально влиять на политику, низким доверием к государственным институтам, добавляет Тешендорф: «Молодежь видит, что если проявлять активность, то на это будет сильная реакция, поэтому и не хочет заниматься политикой».

Ключевыми характеристиками российской молодежи являются эгоизм, обращенность на себя, отсутствие представления об общественном благе, говорит социолог «Левада-центра» Наталия Зоркая: «Есть очень небольшой слой молодежи, ориентированный на политику, думающий не только о финансовом успехе, но и о правах. Молодежь растет в отсутствие реальной политики и партийной системы. После событий на Болотной площади [в мае 2021 г.], которая молодых неожиданно взбодрила, они ушли в себя, потому что ничего не получилось». Молодежь не понимает, что такое политика, нет нормальной партсистемы, конкурентных выборов, а заставить все это работать можно как раз только личным участием, отмечает социолог: «Волонтерство привлекает молодежь, но это тоже интересно скорее в определенной среде, участие же в целом в неполитических инициативах небольшое, если сравнивать с другими странами». На молодежь смотрят как на залог обновления, но она живет внутри себя, как и большинство населения, резюмирует Зоркая: «Это нарастающее недовольство властью, отказ от действий, пассивно-адаптивное поведение родители передали своим детям. В последние годы появляется небольшой слой молодежи, думающий не только о собственном комфорте, но он очень небольшой, ему не на кого опереться и некуда пойти».

Дополнительный анализ:  Глория Боргер Био, роман, развод, состояние, этническая принадлежность, зарплата, возраст, национальность, рост, политический аналитик - Биография

Отсутствие науки как таковой в провинциальных вузах

В провинциальных вузах наука практически мертва. Рассмотрим для примера вуз УГТУ. Вуз находится в небольшом городе Ухте в республике Коми. Ухта по идее должна быть довольно богатым городом, заинтересованным в науке, ведь она осуществляет нефтепереработку, транзит нефте- и газопродуктов.

Однако же если посмотреть на отчеты за 2021 год, то мы увидим печальную картину – весь УГТУ выиграл 1 (один) грант на 500 тысяч рублей. Моя немецкая лаба в 20 человек показывает результаты в десятки раз лучше, чем целый ВУЗ с 245 человек профессорско-преподавательского состава.

Плохое техническое оснащение

Техническое оснащение лабы, где мне предлагали работать в России не идёт ни в какое сравнение с тем, где я работаю сейчас. В моей немецкой лабе у меня есть кабинет на два человека с одной доской, двумя широкими столами, с двумя шкафами, удобными креслами.

С другой же стороны, в моей немецкой лабе профессор ради эксперимента спокойно закупил 20 VR-очков. Каждому сотруднику может быть предоставлен хороший ноутбук компьютер в кабинет. Как думаете, в какой из этих лаб учиться комфортнее?

Преобладание государственного финансирования

Одна из крайне интересных особенностей, которую выделяет сборник ВШЭ “Наука в цифрах” за 2021 год, это бюджетно-ориентированная модель поддержки науки.

А интересна она еще и потому, что в немецких лабах многие исследования делаются в рамках частных фондов, что частично подтверждает необходимость большего негосударственного финансирования. Так, к примеру, моя стипендия в 1500 евро тоже выплачивается из частного фонда.

В России же у меня был выбор – либо оплата из гранта профессора в рамках его проекта, либо никакой оплаты. Заниматься собственной темой и получать нормальные деньги мне не предлагали. В принципе заниматься своим проектом мне тоже не особо позволяли. А это ведет нас к следующему пункту.

Проблемное и нестабильное финансирование

Вообще говоря, трудно заниматься наукой, если ты не уверен в завтрашнем дне. Найти реальные данные о том, сколько зарабатывают ученые, не очень просто. Вот, к примеру, одна моя знакомая-физик из Екатеринбурга сказала, что в прошлом году у человека со степенью зарплата вышла в среднем 40 тысяч в месяц. И это ещё был удачный год. А вот результаты опроса из их института:

Вам не кажется, что 20-40 тысяч рублей для человека, который 10 лет учился на физмате (бакалавр магистр аспирантура), это немного мало? При этом выплачиваемый оклад составляет лишь 16 тысяч рублей.

По данным Росстата в 2021 году среднемесячная зарплата у научных работников была около 53 тысяч рублей. Интересно, может ли такая затрата полностью покрыть потребности ученого и обеспечить его качественным отдыхом?

Российская молодежь назвала главные жизненные приоритеты

Наиболее важными жизненными приоритетами для российской молодежи оказались материальный достаток и хороший эмоциональный климат в семье. Об этом свидетельствуют данные опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), передает RT.

Издание отмечает, что материальный достаток на первое место поставили 60 процентов опрошенных, а семейные отношения — 29 процентов. Менее популярными жизненными приоритетами оказались наличие свободного времени для увлечений (22 процента), жилищные условия (22 процента) и общение с друзьями (21 процента). Наименее важными молодые россияне сочли наличие постоянного партнера и получение высшего образование (по пять процентов).

В исследовании приняли участие 1,6 тысячи россиян в возрасте от 18 до 30 лет.

Ранее сексолог, президент профессионального объединения врачей-сексологов Евгений Кульгавчук, комментируя исследование американских ученых, согласно которому треть американцев в возрасте от 18 до 24 лет вообще не занимается сексом, заявил, что снижение сексуальной активности среди современной молодежи произошло из-за широкого распространения порнографии и увлечения соцсетями. Отношения в семье, по мнению сексолога, также влияют на интерес молодежи к сексу. Так, если человек вырос в неполной семье и не получил хорошего примера отношений от родителей, то он рискует «скатиться в формально-бытовой стиль общения» с противоположным полом.

До 2024 года в России планируется реализовать нацпроект «Демография». Основные его цели заключаются в снижении уровня смертности населения, а также в обеспечении дополнительным образованием граждан предпенсионного возраста и увеличении уровня доступности дошкольного образования.

Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!

Слабая культурная поддержка отечественной науки и неспособность сложившейся системы создавать качественные проекты

Удивительное дело, но два крупнейших гранта в области культуры особо не поддерживают науку и пропаганду просвещения. Так, к примеру, конкурс молодежных грантов для физ. лиц предусматривает следующие направления:

Студенческие инициативы:

– развитие студенческих клубов;
– студенческое самоуправление;
– студенческие отряды.

Добровольчество:

– экологическое волонтерство;
– событийное волонтерство;
– инклюзивное добровольчество;
– культурно-просветительское волонтерство;
– патриотическое волонтерство;
– медицинское волонтерство;
– волонтерство в чрезвычайных ситуациях.

Развитие социальных лифтов:

– мероприятия, направленные на развитие Soft-Skills навыков;
– содействие в трудоустройстве;
– профориентация молодежи.

Инициативы творческой молодежи:

– архитектура, дизайн, урбанистика;
– литература и история;
– театр и кино;
– музыка и хореография;
– художественное творчество.

Патриотическое воспитание:

– гражданско-патриотическое воспитание молодежи;
– сохранение традиционной культуры и ремесел народов страны;
– сохранение исторической памяти;
– поисковые движения.

Спорт, ЗОЖ, туризм:

– продвижение здорового образа жизни в молодежной среде;
– развитие физической культуры и спорта;
– развитие внутреннего молодежного туризма и краеведения.

Профилактика негативных проявлений в молодежной среде и межнациональное взаимодействие:

– содействие укреплению межконфессионального и межнационального согласия в молодежной среде;
– поддержка молодежи, находящейся в трудной жизненной ситуации;
– противодействие курению, алкоголизму, наркомании в молодежной среде;
– профилактика и противодействие экстремизму.

Укрепление семейных ценностей:

– семейные ценности среди молодежи;
– поддержка и развитие семейных мероприятий;
– развитие клубного семейного движения.

Молодежные медиа:

– создание и проведение Медиашкол, в том числе для начинающих блогеров и видеоблогеров;
– создание и развитие молодежных СМИ;
– развитие молодежных новостных и образовательных блогов;
– проведение мероприятий для специалистов сферы медиа;
– создание теле/радиопередач и каналов.

Дополнительный анализ:  Рыночная аналитика фондовых и финансовых рынков | Citigold

Обратите внимание, что поддержки проектов связанных с наукой вообще нет. Распределение средств Росмолодежью тоже вызывает большие вопросы (1, 2, 3).

В президентских грантах всё немного получше:

Тут науку, образование и просвещение совместили в одно направление. При этом остальные направления кажутся частично дублирующими друг друга.

Всё становится хуже, когда мы переходим к проектам от государства. Так, к примеру, “Россия – страна возможностей” предлагает такие проекты:

Есть проекты связанные с инженерией: студ. олимпиада “Я – профессионал”, “WorldSkills Russia”, Международный инженерный чемпионат «CASE-IN». Но это инженерные проекты, это не наука. В России по факту нет установленной цели пропагандировать науку и прогресс. Заметного движения в этом направлении от государства тоже не видно.

При этом попытки государства улучшить образовательные процессы не удаются из-за низкой компетентности участников процесса. Примерами могут служить: вышеупомянутый закон о “Просветительской деятельности” или сайт для иностранцев без качественной английской версии, выполненный в гугл-переводчике:

А иностранцам искать эти города на карте (6 картинок)

Стоимость же закупки на изготовление сайта – 229 млн рублей.

Кстати, будет произведена ещё и мобильная версия, порядок стоимости закупки у неё тот же.

Слабая обратная связь

Здесь я хотел бы отметить, что государство разрушает механизмы обратной связи. Так, к примеру, если в 2021 году отчет ВШЭ намекает на то, что высокая доля финансирования науки государством не есть хорошо, то в 2021 году на сайте ВШЭ (куда отсылает Росстат) тот же факт приводится скорее как достижение.

Кроме этого, государство продолжает пытаться зарегулировать сферы близкие к науке. Так, к примеру, сейчас в рассмотрении находится законопроект “О просветительской деятельности”. Крайне размытый и нечеткий, авторы законопроекта сами толком не могут его прокомментировать. Законопроект прошёл два чтения, несмотря на возражения со стороны деятелей науки.

Слабая связность системы высшего образования при низком уровне гибкости

Вообще, всё начинается с высшего образования. Даже в моём не самом плохом ВУЗе – СПБГЭТУ ЛЭТИ – немалый процент лекций вёлся по принципу “успей переписать, что говорит препод”. В западной науке уже не раз было показано, что простое начитывание лекций гораздо менее эффективно, чем методы, при которых преподаватель коммуницирует с обучающимися (Bligh, D.A., 1972.

Следующая проблема заключается в том, что процесс обучения 1-2 курсов не ориентирован ни на что. Несмотря на то, что высшая математика плотно используется во всех областях науки и техники, часто лекторы базовых дисциплин излагают материал, как самодостаточный, без примеров из будущей области деятельности.

Кажется странным не упоминать, что матрицы используются в разработке игр, в навигации, в нейронных сетях. Что комплексные числа активно применяются в обработке изображений и звука. Что знание интегралов и производных поможет познакомиться с основополагающими темами машинного обучения.

Однако, так часто и происходит. Образование неконсистентно и фактически не способно качественно подготовить инженера или научного сотрудника. На выходе часто получается выпускник с сильно фрагментированными знаниями. Такой человек часто просто не имеет целостной картины своей будущей деятельности, чтобы начать плодотворную научную деятельность.

С переходом в аспирантуру всё становится ещё немного страннее. Чтобы поступить в аспирантуру необходимо сдать экзамены по специальности и иностранному языку. Но после поступления в аспирантуру человеку необходимо снова пройти курс английского. Более того, оказывается, что немалое количество кандидатов наук плохо знает английский, но сдали экзамены по языку в аспирантуре на “отлично”.

Кроме этого, предполагается, что аспирант должен после поступления пройти курс по философии и истории науки и по педагогике. Но зачем? Мои немецкие коллеги не проходили таких курсов, что не мешает им публиковаться в журналах первого квартиля и вести лекции. Да и давайте будем честны – хороших преподавателей философии и педагогики очень мало.

Кроме этого, аспиранту при поступлении необходимо сдать экзамен по специальности. Но что делать междисциплинарным ученым? Как создавать лаборатории с междисциплинарными исследователями? Почему процесс отбора кандидатов нельзя в большей мере доверить профессору? Все эти вопросы отражают негибкость системы.

Старое и новое

К обобщениям в этом исследовании нужно относиться «очень аккуратно», считает проректор Высшей школы экономики, политолог Валерия Касамара: «К сожалению, пяти фокус-групп недостаточно, чтобы сделать вывод обо всем «поколении Z». Кроме того, в выборку из 1500 человек попали люди от 14 до 29 лет, но ценности современных подростков и работающей молодежи, их жизненный опыт, каналы коммуникации, исторические события, которые они прожили, совершенно разные. Подросток 14 лет и взрослый 29 лет – эта два совершенно разных политических поколения». В то же время портрет, получившийся у авторов, очень точно повторяет черты той молодежи, которую описывают современные исследователи, отмечает эксперт: у нее есть запрос на социальные гарантии и сильного лидера на фоне низкого доверия к политическим институтам, короткий горизонт планирования, удовлетворенность собственной жизнью и желание самореализации. Традиционно под интересом к политике понимается, ходит ли человек на выборы и смотрит ли новости по телевизору, но электоральное участие для современной молодежи – это давно изжившая себя форма политического поведения, полагает Касамара: «Их политический интерес – в участии в политических флешмобах, блогерстве, подписании онлайн-петиций и др. Сами молодые люди не воспринимают их как истинный интерес к политике, поэтому и отвечают, что политика – это не про них, и не всегда понимают, что это и есть реализация их политического интереса».

Людям до 30 лет свойственно особо не интересоваться политикой, это «средняя температура по больнице», хотя тинейджеры и отличаются от 30-летних, считает эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников: «Политика скучна и де-факто отсутствует. Ею интересно заниматься, когда есть конкуренция реальных акторов, поэтому у молодежи нет стимула для вовлечения в политику». В этом есть и риск, поскольку если случится какое-то значимое событие или появится какой-то лидер, то может начаться быстрый процесс политизации, допускает эксперт. В том, что среди институтов доверием пользуются волонтеры, армия и президент, нет ничего удивительного, продолжает Колесников: «О волонтерах много говорят президент и гражданское общество. Прежние исследования тоже показывали, что молодежь довольно конформистски настроена, что можно объяснить недостатком четко сформулированных представлений о реальности: они еще находятся в стадии становления личности и именно поэтому являются неполитизированными. Да, у них есть доступ к разным источникам информации, но им не хватает опыта ее использовать. Однако с возрастом это пройдет».

Вместо заключения

Мне бы очень хотелось знать, что можно с этим знанием делать. Видно, что проблему не получится исправить простым вливанием денег. Или может быть всё в российской молодежной науке совсем не плохо? Что конкретно нужно сделать, чтобы улучшить ситуацию в науке?

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий