Коммерческие цели

Деловая цель — принцип налогообложения, в соответствии с которым налогоплательщик должен исходить в своей деятельности из разумных экономических или иных причин (деловой цели). Если у сделки налогоплательщика отсутствует деловая цель и её основной целью является уменьшение налога, то налоговая выгода, полученная по такой сделке (расход, вычет и т.п.), считается необоснованной.

Судебная практика исходит из того, что получение налогоплательщиком налоговой выгоды (налоговой экономии) должно происходить в результате действий, имеющих деловую цель.

Термин “деловая цель” на английском языке — business purpose. Применяется и business purpose doctrine — Доктрина деловой цели.

Доктрина основной цели, включенная в Налоговый кодекс

Положения статьи 54.1 НК обязывают налогоплательщиков для учета налоговой выгоды установить неналоговый характер основной цели сделки (операции).

Наличие доминирующей налоговой цели сделки должны доказать проверяющие.

Исходя из сложившихся подходов, определить мотивы и цели сделки возможно комплексно:

  • как через оценку обстоятельств, документов, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект;
  • так и с проведением допросов ответственных лиц.

Установив мотивы сделки, проверяющие смогут безошибочно определить основные цели сделки.

В международных сделках Минфин предлагает проводить тест на сопоставление размера выгоды. Для этого необходимо обосновать документами информацию об

  • ожидаемом размере налоговой выгоды;
  • ожидаемом размере коммерческой выгоды;
  • ожидаемом соотношении размеров налоговой и коммерческой выгоды;
  • резидентстве, структуре собственности, характере и объеме деятельности.
Дополнительный анализ:  Обязательное досудебное обжалование налоговых споров и досудебное обжалование ненормативных актов налоговых органов, действий и бездействия их должностных лиц ФНС России

Определение основной цели сделки через сопоставление размера ожидаемой выгоды прямо не следует из ст. 54.1 НК, но позволяет налоговым органам упростить подход к проверке соблюдения законных пределов налоговой оптимизации.

Новые рекомендации ФНС

Данный тест был приведен в комментариях ОЭСР к ст. 29 Модельной конвенции. Представляется, что такого рода заимствования тестов не уменьшат, а увеличат число споров с налоговиками, поскольку

  • условия налогового администрирования в международных отношениях отличаются от внутрироссийских;
  • в Модельной конвенции прямо предусмотрена возможность неприменения теста основной цели, если получение льготы будет соответствовать целям и задачам соответствующих положений налогового соглашения (в российской норме такого исключения нет);
  • в нашей правовой системе есть конструкции, которые призваны активизировать деятельность хозяйствующих субъектов благодаря механизмам налогового стимулирования. Например, налоговые преференции лизинга предусмотрены для ускорения обновления основных фондов в то время, когда кредитных механизмов недостаточно. В таком случае лизинговые сделки могут не пройти новый тест ФНС на основную цель, поскольку иногда решение о заключении лизинговой сделки принимается исключительно благодаря наличию налоговых преференций.

Таким образом, налоговые органы могут применить различные подходы (тесты) для оценки основной цели сделки и, соответственно, для определения законных пределов налогового планирования.

Новый подход ФНС к правовой квалификации сделки заключается в необходимости определения у сделки ее

  • действительного экономического смысла с учетом теста на разумность и
  • оценки основного мотива совершения сделки.

По своей сути требование определения действительного экономического смысла является тестом приоритета существа над формой.

Приведенный ФНС подход аналогичен тому, который применяется для классификации договора в гражданско-правовых отношениях (ст. 431 ГК), согласно которому суды должны

  • учитывать существо законодательного регулирования соответствующего вида обязательства,
  • а при невозможности установить вид договора судам необходимо в том числе выяснить действительную общую волю сторон с учетом цели договора.

Основным способом установления воли сторон являются показания сторон по условиям договора и обстоятельствам дела. Суды учитывают в совокупности все собранные по делу доказательства с целью выявления действительной воли сторон и исключения каких-либо сомнений в ее достоверности.

Таким образом, в новом письме ФНС

  • сохранена преемственность правоприменительной практики при квалификации сделки
  • и в то же время применен подход к квалификации сделки, схожий с тем, что применяется в гражданском законодательстве.

Коммерческие цели

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Пленум Верховного суда 26 июня 2018 года разъяснил, как судам разрешать споры о крупных сделках и сделках с заинтересованностью. Компании могут их заключить, а потом оспаривать, потому что нарушен особый порядок корпоративного одобрения такой сделки. Но если она совершена в ходе обычной текущей деятельности, тогда эти правила не работают. Чтобы отделить одно от другого, суды применяют не только закон, но и разъяснения Верховного суда. В нашей подборке читайте о трёх делах, где суды округов отменяли решения нижестоящих инстанций и опирались на Постановление Пленума ВС № 27.

Вместе или по отдельности

Крупной могут считать не только одну сделку, но и ряд взаимосвязанных сделок в целом. Как их определить, говорится в п. 14 постановления Пленума. О том, что сделки взаимосвязаны, могут говорить единая хозяйственная цель при заключении сделок, консолидация всего имущества у одного лица, непродолжительный период между несколькими сделками.

Это разъяснение применил АС Западно-Сибирского округа в деле о банкротстве МУП Осинниковского городского округа «Водоканал». Его конкурсный управляющий хотел признать недействительными несколько зачетов встречных требований с ПАО «Южно-Кузбасская ГРЭС» в 2018 году. Зачеты проводились на суммы от 1,8 млн до 3,3 млн руб., а всего – 38,2 млн руб. Управляющий доказывал, что «ЮК ГРЭС» знала о предбанкротном состоянии должника и следовала схеме, которую разработали аффилированные лица, чтобы получить долги в обход других кредиторов. При этом заявитель предлагал считать сделки взаимосвязанными. Их общая сумма превышала 1% от стоимости активов должника, что позволяло рассматривать их как крупные (временный управляющий подсчитал, что общая стоимость активов «Водоканала» составляет 365 млн руб.).

Тест Проверь себя: Корпоративные споры в банкротстве

Но две инстанции не согласились с его аргументами (дело № А27-1310/2018). Они отказались рассматривать сделки как взаимозависимые. А если рассматривать суммы зачетов отдельно, то крупными эти сделки нельзя было назвать. Ничего подозрительного в них суды не увидели. Они указали, что зачеты были обычными текущими сделками, а должник расплачивался за электроэнергию, что важно для продолжения хозяйственной деятельности.

С этим не согласился управляющий, который подал жалобу в АС Западно-Сибирского округа. Он настаивал, что его подозрения обоснованные. Кроме того, управляющий обратил внимание, что нижестоящие инстанции отказались считать сделки взаимосвязанными и никак не обосновали свое решение.

Суд округа согласился с доводами заявителя. В том числе с тем, что необходимо «объединить» зачеты, чтобы оценить итоговую сумму (превышает она или нет 1% от стоимости активов должника). Здесь АС ЗСО сослался на п. 14 Постановления Пленума № 27, где говорится, что взаимосвязанные сделки может объединять единая хозяйственная цель. В качестве сделок может выступать ряд хозяйственных операций. «Поскольку суды установили, что зачеты объединены единой целью погашения задолженности за электроэнергию, надо было брать общую сумму, чтобы узнать, превышен однопроцентный барьер или нет», – указал АС ЗСО. С этими и другими указаниями он вернул материалы в первую инстанцию (спор пока не рассмотрен).

Обычная сделка или нет

Практика Судебные споры: как победить в 2020 году

Он указывал, что участники не одобряли эту сделку, хотя она считается крупной и должна была быть одобрена. Она носит безвозмездный характер и не относится к сделкам в процессе обычной хозяйственной деятельности, обращал внимание участник. Две инстанции согласились, что материалы дела подтверждают необходимость признать сделки недействительными. 18-й ААС также отметил, что «Шуховской полигон ТБО» – монополист. Он знал о том, что сделка крупная, и согласился оказывать услуги только при условии перевода долга, а это недобросовестное поведение.

Иначе на дело взглянул АС Уральского округа. Он напомнил, что любая сделка считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, если не доказано иное (п. 9 Постановления Пленума ВС № 27). Истец указывал, что договор был для УК «Дом» безвозмездным, но этого еще недостаточно, чтобы доказать его необычный характер, говорится в постановлении кассации. Ведь в деле нет доказательств, что сделка вынудила «Дом» прекратить деятельность, существенно изменить ее масштабы или вид. АС УО также принял во внимание, что Забава является участником обеих управляющих компаний. Также, по мнению кассационной тройки судей, ничем не обоснован довод, что «Шуховской полигон» мог знать о крупном характере сделки. А то, является ли он монополистом или нет, вообще к делу не относится.

С такими выводами суд округа отказал в признании перевода долга недействительным.

Баланс или бухгалтерская справка

Крупная сделка – это такая, которая выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, а цена или балансовая стоимость имущества по сделке составляет от 25% балансовой стоимости активов общества (ст. 46 закона об ООО). П. 12 постановления Пленума ВС разъясняет, где найти балансовую стоимость активов. Это, согласно общему правилу, годовая бухгалтерская отчетность на 31 декабря года, предшествующего сделке. А если общество обязано составлять промежуточную отчетность, то надо ориентироваться на нее.

На это указал нижестоящим судам АС Дальневосточного округа в деле № А59-1801/2017. Там «Водолазная компания» требовала признать недействительным допсоглашение к договору аренды земельного участка с Южно-Сахалинском. Согласно этому документу, в 2017 году «Водолазная компания» с согласия собственника передала права аренды ПСК «Жилспецстрой». Но теперь прежний арендатор оспаривал соглашение, поскольку это является крупной сделкой, заключенной без надлежащего одобрения с его стороны.

«Водолазная компания» одержала победу в двух инстанциях. Рыночная стоимость прав и обязанностей по договору аренды, согласно отчету, составила 22,2 млн руб. Согласно бухгалтерской справке, стоимость участка и основных средств оценивалась в 9,6 млн руб. Из этого суды сделали вывод, что сделка крупная, и признали допсоглашение недействительным.

Но АС Дальневосточного округа указал на ошибки в решениях нижестоящих инстанций. Согласно Постановлению Пленума ВС № 27, балансовая стоимость активов устанавливается на основании годовой бухгалтерской отчетности. Бухгалтерская справка, которой руководствовались суды, не отражает состав и стоимость всех активов общества, отметила кассация в своем постановлении. Кроме того, справка не относится к документам, которые подтверждают балансовую стоимость активов общества. С такими выводами АС ДВО отправил дело на пересмотр.

Там первая инстанция отказала в иске. Согласно балансу на соответствующий год, активы «Водолазной компании» составляли 5,8 млн руб., а стоимость права аренды – 3,8 млн руб. Таким образом, цена сделки все равно превысила 25% стоимости активов. Но суд нашел неподтвержденный факт, что она привела к прекращению деятельности общества, изменению ее вида деятельности, существенному изменению масштабов. Решение устояло в апелляции.

Деловая цель при дроблении бизнеса

Если налогоплательщик применяет льготные налоговые режимы (УСН, ПСН), то нужно быть очень внимательными при организации новых компаний и ИП, а также организации взаимодействия между ними (см. Схема дробления бизнеса). Создание новых организаций и ИП, сделки между ними должны иметь деловую цель.

Организация расположенная в Москве, применяющая УСН, расширяет бизнес и планирует осуществлять деятельность в Костроме. Для этого акционеры решили создать новую компанию в Костроме. В этой ситуации деловая цель заключается в том, что компания выходит на новый рынок.

Организация, осуществляющая оптовую торговлю в Москве и применяющая УСН открыла вторую компанию в Москве, которая также применяет УСН.

В этой ситуации есть риск того, что налоговики посчитают создание второй компанией уходом от налога, путем разделения выручки между двумя компаниями так, чтобы бизнес не “слетел” с упрощенки по выручке от реализации.

Нужно быть готовыми к пояснению деловой цели. Такой деловой целью может быть, к примеру, реализация одной компанией одной группы товаров, а другой компанией другой группы товаров.

Пример из судебной практики

Три взаимозависимые ООО осуществляли финансово-хозяйственную деятельность как единая сеть продовольственных магазинов “Северный градус” (розничная торговля алкогольными и сопутствующими товарами) и применяли льготные налоговые режимы — ЕНВД, для розничной торговли и УСН, для скидок продавцов.

Все три организации взаимозависимы, так как их учредителем и руководителем является одно физическое лицо.

Налоговые органы посчитали, что налогоплательщик применил незаконный вариант схемы дробления бизнеса, путем искусственного деления бизнеса на три ООО с целью возможности сохранения условий для применения льготных налоговых режимов каждым из ООО.

Суд встал на сторону налогоплательщиков, указав:

Приведенные Обществом причины (снижение корпоративного и лицензионного рисков, экономическая устойчивость малых форм бизнеса) признаны судами достаточными и разумным экономическим обоснованием ведения торговой деятельности через три независимо действующие организации.

Подробнее: ООО «Рандеву» выиграло спор по схеме дробления бизнеса

Пример из арбитражной практики

Решение в пользу налогового органа.

Налогоплательщик (крупная организация) создал 14 предприятий, применяющих упрощенную систему налогообложения, и вывел в них сотрудников из некоторых своих вспомогательных производств (подразделений). Затем эти же сотрудники были переданы по договору на предоставление персонала обратно на предприятие. За счет этой схемы была достигнута экономия на едином социальном налоге (ЕСН – налог на заработную плату, сейчас не применяется, но существуют близкие по сути – взносы в фонды обязательного государственного страхования) за счет существовавших ранее льгот для предприятий с упрощенной системой налогообложения.

При проверке налоговый орган поднял вопрос о необоснованной налоговой выгоде по суммам ЕСН с заработной платы этих работников. Судебный орган поддержал налоговый орган, так как никакой деловой цели у реорганизации, кроме как минимизация налогов, не было.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС УРАЛЬСКОГО ОКРУГА от 19.06.2007 N Ф09-4597/07-С2 по делу N А50-18582/06 (Определение ВАС РФ от
19.10.2007 № 12639/07 по делу № А50-18582/2006-А12).

Это пример, так называемой Схемы дробления бизнеса – когда крупную организацию делят на множество мелких организаций, с целью применить преимущества Упрощенной системы налогообложения (УСН). Если налоговый орган доказывает, что единственной целью такой реорганизации является минимизация налогов, то, как правило, суды признают налоговую выгоду необоснованной, что приводит к пересчету налоговых обязательств так, как будто бы упрощенная система не применялась.

Налогоплательщик создал новое юридическое лицо (общество с ограниченной ответственностью), внес в него в качестве взноса в уставной капитал объект недвижимости и, через некоторое время, продал доли ООО покупателю. С суммы продажи доли ООО не был уплачен НДС, так как предусмотрена льгота ст. 149 НК РФ.

Налоговый орган посчитал, что путем создания нового общества фактически прикрывали сделки по продаже имущества с целью ухода от налогообложения (НДС с реализации недвижимости).

Решение налогового органа было поддержано Постановлением ФАС Уральского округа от 30.11.2006 N Ф09-230/06-С7 по делу N А50-20663/05. Высший арбитражный суд не нашел основания для пересмотра дела (Определение ВАС РФ от 10.04.2007 N 3137/07 по делу N А50-20663/2005-А16).

Примеры из арбитражной практики описаны в п. 5 Письма ФНС России от 31.10.2013 N СА-4-9/19592 «О направлении обзора практики рассмотрения жалоб налогоплательщиков и налоговых споров судами по вопросам необоснованной налоговой выгоды»:

Также ФНС России считает необходимым обратить внимание на налоговые споры, в рамках рассмотрения которых налоговыми органами собраны доказательства того, что совершенные налогоплательщиками хозяйственные операции формально соответствуют требованиям действующего налогового законодательства, однако не имеют разумной деловой цели, за исключением получения необоснованной налоговой выгоды.

Так, в постановлении от 24.07.2013 по делу N А33-17092/2012 Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к выводу о том, что перевод налогоплательщиком долга и прав требования на организацию, учредителем которой являлся работник проверяемого налогоплательщика, не осуществляющую реальную финансово-хозяйственную деятельность, с лишением дохода в виде причитающихся сумм пени за просрочку должниками оплаты оказанных услуг, лишен разумной деловой цели и направлен исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды.

Как следует из постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.03.2013 по делу N А40-62131/2012, суд пришел к выводу о том, что заключение дополнительных соглашений на оказание консультационных услуг не имело разумной деловой цели, поскольку тот же объем услуг в тот же период оказывался иным юридическим лицом, принадлежащим к той же группе лиц, что и проверяемый налогоплательщик, при этом заявителем по делу не было представлено доказательств, свидетельствующих о необходимости оказания дополнительных услуг.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 14.02.2013 по делу N А40-3941/12-107-21 пришел к выводу о том, что налогоплательщиком производилась передача векселей в адрес организаций, не осуществляющих финансово-хозяйственную деятельность, с целью имитации движения векселей, при этом оплата по указанным сделкам никогда не производилась и никаких действий по взысканию кредиторской задолженности налогоплательщик не производил.

Самостоятельным основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды может служить установление в ходе налоговой проверки факта неосуществления налогоплательщиком действий по оплате приобретенного товара и его последующей реализации (по аналогии с обстоятельствами, установленными в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.07.2011 N 17545/10).

Так, в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.08.2013 по делу N А56-8319/2013 суд указал, что налоговым органом установлена невозможность приобретения доставки, хранения обществом заявленного количества товара, отсутствие необходимых ресурсов и направленность деятельности общества и его контрагентов на получение необоснованной налоговой выгоды, что повлекло за собой отказ в возмещении сумм налога на добавленную стоимость.

На основании вышеизложенного, налоговым органам при вынесении в соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 140 Налогового кодекса Российской Федерации решений по жалобе необходимо учитывать настоящий Обзор и складывающуюся судебную практику по вопросам получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды.

Деловая цель в международных отношениях

Принцип деловой цели определен и в международных документах. Так, в статье 7 “Предотвращение злоупотреблений положениями договора” Многосторонней конвенции по выполнению мер, относящихся к налоговым соглашениям, в целях противодействия размыванию налоговой базы и выводу прибыли из-под налогообложения (Заключена в г. Париже 24.11.2016) указано:

1. Независимо от любых положений Налогового соглашения, на которое распространяется настоящая Конвенция, льгота в соответствии с Налоговым соглашением, на которое распространяется настоящая Конвенция, не предоставляется в отношении вида дохода или капитала, если, принимая во внимание все соответствующие факты и обстоятельства, есть основания полагать, что получение такой льготы было одной из основных целей какой-либо структуры или сделки, которые прямо или косвенно привели к этой льготе, если только не было установлено, что предоставление такой льготы в этих обстоятельствах будет соответствовать целям и задачам соответствующих положений Налогового соглашения, на которое распространяется настоящая Конвенция.

Историческая справка

В России термин был введен Постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды”.

В международной практике принцип Деловой цели (а также приоритета содержания перед формой ) применяется в налогообложении с начала 20 века. Так, в США этот принцип был сформулирован в деле Gregory v. Helvering (1935 г.) Верховным судом США (Supreme Court of the United States). В этом деле налогоплательщик – физическое лицо (Mrs. Evelyn Gregory) продала акции компании после формально проведенной реорганизации. В результате налога по сделке не возникло, так как налогоплательщик воспользовалась льготами, связанными с реорганизацией. Юридически реорганизация была проведена законно. Но судебный орган установив, что реорганизация была проведена без какой либо деловой цели, переквалифицировал для целей налогоообложения эту сделку в продажу акций без учета реорганизации, что привело к возникновению налога (см. Gregory v. Helvering (wikipedia.org)).

Нормативка

📙 Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды”

📙 Письмо ФНС России от 31.10.2013 N СА-4-9/19592 «О направлении обзора практики рассмотрения жалоб налогоплательщиков и налоговых споров судами по вопросам необоснованной налоговой выгоды»

Коммерческие цели

Прошли те времена, когда можно было сказать налоговой: «Мы не будем вам ничего объяснять». Тот, кто не хочет объяснять, платит налоги по полной. Остальным приходится собирать документы, чтобы доказать реальную хозяйственную деятельность компании и ее деловую цель. «Оптимизировать» налоговую нагрузку с помощью офшоров стало значительно сложнее: налоговики выводят транзитные компании на чистую воду. Эти и другие темы обсудили докладчики очередной конференции «Право.ru» «Налоговое право и налоговые споры – 2018–2019».

Фактический получатель дохода и его деловая цель

«Надо исходить из того, что бюджет пуст и налоговики будут стараться его наполнять», – со смехом предупредила управляющий партнер юрфирмы «Гин и партнеры» Кира Гин. По сравнению с тем, что было 10 лет назад, сейчас ситуация очень поменялась: средние налоговые доначисления выросли и измеряются в миллионах, налоговые органы стали профессиональнее, поделилась Гин.

Развивается и усложняется законодательство, поэтому от юристов, которые представляют интересы компаний, требуется гораздо больше знаний и навыков. Юристы посоветуют, как правильно структурировать бизнес, предупредят о рисках и помогут лишний раз не платить налоги там, где это возможно.

Например, в рамках концепции фактического получателя дохода (ФПД) применяется «сквозной» подход. Если указать такого получателя, можно сэкономить на налогах в цепочке транзакций, рассказал юрист налоговой практики  АБ

АПК и сельское хозяйство

Антимонопольное право (включая споры)

Арбитражное судопроизводство (корпоративные споры)

Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры – high market)

Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры)

Разрешение споров в судах общей юрисдикции

Семейное и наследственное право

ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии)

Фармацевтика и здравоохранение

Банкротство (реструктуризация и консалтинг)

Банкротство (споры high market)

ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование

Интеллектуальная собственность (Консалтинг)

Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market)

Международные судебные разбирательства

Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование)

Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры)

Недвижимость, земля, строительство

Ритейл, FMCG, общественное питание

Трудовое и миграционное право (включая споры)

Интеллектуальная собственность (Регистрация)

место

место
По количеству юристов

место
По выручке на юриста

Профайл компании

Торез Кулумбегов. По его словам, в законодательстве произошли изменения, которые закрепляют некоторые существовавшие на практике подходы и тем самым снимают риски.

Коммерческие цели

«Сквозной» подход теперь можно без опаски применять к любым пассивным доходам (дивиденды, проценты, роялти). Он действует, даже если непосредственный получатель дохода находится в офшоре, у которого нет соответствующего налогового соглашения с Россией, или является иностранной структурой.

Если же офшорная компания является ФПД, то применяются ставки налога в соответствии с Налоговым кодексом, добавил Кулумбегов.

Как определить и доказать статус фактического получателя дохода или его отсутствие, рассказал руководитель практики «Структурный и налоговый консалтинг»

Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование)

Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market)

Дмитрий Водчиц. По его словам, обязанность доказывания отсутствия статуса ФДП лежит на налоговых органах, которые используют запросы в иностранные государства, обыски, осмотры и т. п. Таким образом они могут обнаружить документальные и свидетельские подтверждения того, что компания – лишь «марионетка», или кондуит.

Коммерческие цели

Кондуит – это экономически несамостоятельная компания, которая не может распоряжаться полученным доходом и занимается только транзитными платежами.

Водчиц поделился разными примерами корпоративных структур и объяснил особенности кондуита. Если он используется, в налоговой льготе откажут. Водчиц перечислил условия ее получения:

  • компания ведет реальную хозяйственную деятельность;
  • у сделки есть деловая цель.

А как доказать деловую цель, рассказал партнер

Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры)

Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование)

ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование

Алексей Артюх. По его словам, сейчас много споров об этом. Один из примеров – дело корпорации «Нестле», которая решила купить подмосковную фабрику в Рузе, владевшую популярными торговыми знаками «Рузанна» и «Комильфо». Их стоимость во многом и объяснила высокую цену покупки. Пока сделка проводилась, торговые знаки были переданы в аффилированную компанию группы в Швейцарию, которой пришлось платить роялти. Поэтому ФНС и предъявила претензии. Чиновники указали, что главная цель – не купить фабрику, а получить необоснованную налоговую выгоду: во-первых, единоразово за счет «завышенной» цены договора, во-вторых – долгосрочно за счет регулярной выплаты роялти (№ А40-108591/17). Артюх рассказал, какие выводы можно сделать из этого и других подобных дел.

Коммерческие цели

Прошли те времена, когда можно было говорить налоговой: «Мы вам ничего объяснять не будем». При структурировании сделок надо исходить не из бизнес-допущений, а подтверждать документами каждый шаг, чтобы доказать деловую цель.

По словам юриста, ключевое условие – реальность операций, а еще один важный фактор в споре – отсутствие налоговой экономии. Кроме того, надо объяснять налоговикам и судьям, которые не работали в бизнесе, в чем суть сделок (получение дохода, сокращение убытков и т. д), подытожил Артюх.

Поменять резидентство – не всегда хорошая идея

О выборе налогового резидентства рассказал партнер юрфирмы «Алимирзоев & Трофимов» Илья Алещев. По его словам, у людей много заблуждений на этот счет. На самом деле сэкономить на налогах путем смены юрисдикции не так просто, а иногда это просто невыгодно, если действительно просчитать все последствия, предупредил Алещев.

Коммерческие цели

Вопреки распространенному мнению, недостаточно получить второй паспорт или вид на жительство, чтобы стать налоговым резидентом другой страны. В большинстве случаев в стране придется жить. Вы вынуждены путешествовать, вам сложно планировать количество дней, вы больше сами себе не принадлежите.

Кроме того, надо учитывать, что развод или наследование могут подпасть под регулирование иностранного законодательства. Проблемы возможны и с двойным налоговым резидентством, и с коллизией законов, предостерег Алещев.

Те, кто игнорирует правила резидентства, могут быть раскрыты. Например, подозрения банка вызовет тот факт, что клиент якобы живет в Великобритании, а его деньги идут на российские счета, поделилась старший юрист юрфирмы «Алимирзоев & Трофимов» Дарья Романова. Насторожить может и то, что такой человек, «живущий» в Великобритании, регулярно назначает встречи с менеджером банка в Москве. В итоге банк может сообщить, что у клиента два налоговых резидентства, предупредила Романова.

Определить и предупредить

Тему дробления бизнеса осветил руководитель налоговой практики Enforce Law Company Игорь Ткачев. По его словам, дробление можно рассматривать как злоупотребление принципом диспозитивности. Его можно определить по искусственному перераспределению выручки, «маскировке», когда действия нескольких лиц прикрывают деятельность одного налогоплательщика, и другим признакам, которые перечислила ФНС в своем письме от 11 августа 2017 года. А в совместном письме ФНС и СК от 13 июля 2017 имитационная схема дробления бизнеса расценивается как умысел – важнейший элемент состава налогового преступления, подчеркнул Ткачев.

Он рассказал, как налоговые органы находят подобные схемы. Сначала они выявляют взаимозависимость, потом согласованность, а после чего и формальный характер разделения бизнеса. При этом, по словам Ткачева, налоговики ориентируются на критерии, часть которых широко известна – она применяется для однодневок. Другая часть подтверждает, что участники схемы действовали согласованно. Например, произошло разделение производственного процесса между несколькими лицами, которые применяют специальные налоговые режимы (ЕНВД, УСН), излагал Ткачев. Помимо этого, налоговики проверяют, как распределяются персонал и средства производства: одни и те же или разные? Если первое – это критерий налогового риска, предупредил эксперт. Чиновники уделяют внимание и распределению контрагентов, потому что поставщики и покупатели могут быть одинаковые для нескольких компаний, поделился Ткачев.

Как юристу компании подготовиться к защите от налоговой, субсидиарной и уголовной ответственности за налоговые правонарушения, рассказала управляющий партнер юрфирмы «Гин и партнеры» Кира Гин. По ее словам, для средних и мелких компаний налоговая проверка с участием правоохранительных органов может повлечь катастрофические последствия – разрушение бизнеса, уголовные дела. Поэтому готовиться надо заранее правовыми методами. Например, уже в налоговом деле активно формировать доказательственную базу, которая пригодится в уголовном. Гин посоветовала также подумать о бенефициаре. Задача налоговиков – найти этого человека, потому что он может быть субъектом субсидиарной ответственности или фигурантом уголовного дела.

Гин дала другие советы юристам:

  • Оценивать налоговые схемы – есть ли криминал? (Многое из того, что считалось раньше налоговым планированием, сейчас стало преступлением).
  • Посчитать размер претензий – наступает ли уголовная ответственность?
  • Публичные риски – будут ли писать в СМИ, будет ли вред репутации?
  • Учитывать современные тенденции (судебная практика и налоговый контроль).

Снять барьеры, «закрасить» пробелы

Как меняется валютное законодательство, рассказал начальник Управления международного сотрудничества и валютного контроля ФНС России Дмитрий Вольвач. По его словам, работа идет в двух направлениях: с одной стороны, снимаются административные барьеры для бизнеса, с другой – ликвидируются пробелы в законах, которыми пользовались недобросовестные лица. Разрабатываются меры по защите компаний, которые страдают от санкционного давления, сообщил Вольвач. Например, их освободят от ответственности, если они не смогли из-за санкций выполнить обязанность по репатриации выручки.

Дальше он привел пример ликвидации законодательного пробела.

Коммерческие цели

В законе четко указали, что резиденты должны проводить репатриацию по договорам займа. Раньше в регулировании был пробел. Эту лазейку использовали недобросовестные лица, чтобы вывести деньги за рубеж, без риска встать на контроль со стороны банка, который обслуживает этот договор. Теперь это невозможно.

Также запрещено заключать такой договор без срока или с нереалистично большими сроками, чтобы нельзя было обойти закон, продолжал представитель ФНС.

Кроме того, предлагается отменить административную ответственность за несвоевременное предоставление уполномоченным банкам форм учета и отчетности по валютным операциям. Сейчас банки просто фиксируют информацию о нарушениях и передают в налоговые органы, а те уже привлекают к ответственности по формальным составам. Предполагается, что банки станут контролировать отчетность сами и получат право отказывать, если валютная операция противоречит закону, рассказал Вольвач. Это также снизит административную и финансовую нагрузку на участников ВЭД.

💁 Обсудить

Налоговое планирование — деятельность налогоплательщика, направленная на уменьшение налоговых платежей

Необоснованная налоговая выгода

Приоритет существа над формой

Налоговая ответственность за контрагента

В случае создания ИТ-компаний путем реорганизации налогоплательщиков, налоговики могут исследовать признаки “дробления бизнеса” >

Федеральная налоговая служба Российской Федерации (ФНС РФ) в нескольких разъяснениях указала, что в случае создания ИТ-компаний путем реорганизации налогоплательщиков, налоговики могут исследовать признаки “дробления бизнеса”.

Комментарий

Суть принципа «Деловая цель» в том, что уменьшение налоговых обязательств в результате сделки признается только в том случае, если налогоплательщик преследовал при ее заключении и исполнении деловую цель — намерение получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом уменьшение налоговых обязательств не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели.

Принцип деловой цели сформулирован в пп. 1 п. 2 ст. 54.1. Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ), который указывает, что не допускается уменьшение налоговой базы если основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога.

То есть, НК РФ прямо определяет, что цель сделки не является деловой, если её основной целью является получение налоговой экономии.

Деловая цель может подтверждаться внутренними документами налогоплательщика (например, бизнес-планами, служебными записками), пояснениями налогоплательщика в адрес налогового органа и т.п. По сделкам, в которых может быть сомнение в деловой цели, рекомендуется своевременно фиксировать документы, подтверждающие деловую цель.

ИТ-компании имеют значительные льготы по налогам (ставка налога на прибыль 3%, тариф страховых взносов 7,6%).

Если организация имела на балансе ИТ подразделение (не имевшее статуса ИТ-компании), которое было выделено и стало применять льготы для ИТ-компаний, налоговые органы, проверяя правомерность применения льгот, могут исследовать деловую цель такого выделения.

Если выяснится, что деловой цели выделения нет (основной целью выделение ИТ-бизнеса было получение льгот), то в праве на применение льгот может быть отказано.

На это указывают:

Федеральный закон от 14.07.2022 N 321-ФЗ установил, что ИТ-льготы не применяются организациями, созданными в результате реорганизации (кроме преобразования) или реорганизованными в форме присоединения к ним другого юридического лица либо выделения из его состава одного или нескольких юридических лиц после 1 июля 2022 года.

“Подпунктом 1 пункта 2 статьи 54.1 НК РФ установлен запрет для налогоплательщика уменьшать налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в случае, когда основной целью совершения сделки (операции) являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачёт (возврат) суммы налога. В этой связи основной целью сделки должна быть конкретная разумная хозяйственная (деловая) цель, а не налоговая экономия. Примером такой сделки может служить бизнес-решение, не свойственное предпринимательскому обороту (присоединение компании с накопленным убытком без актива при отсутствии экономического обоснования и т.п.) и которое не может быть обосновано с точки зрения предпринимательского риска, фактически совершенное не в своем интересе, а в интересах иного лица с целью его скрытого финансирования.”

Принцип деловой цели был введен впервые в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды”.

Отсутствие деловой цели ведет к признанию налоговой выгоды необоснованной – то есть к отказу в уменьшении налоговых обязательств в результате сделки (см. Необоснованная налоговая выгода).  Так, п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды” указывает:

“Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).”

Принцип деловой цели указан также в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53:

«9. Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала».

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий