Гомеровский вопрос

Гомеровский вопрос Аналитика

Билеты. вариант 3. билет 5. гомеровский вопрос

5. Гомеровский вопрос

-проблема возникновения и создания гомеровских поэм

• жил в «семи городах», приписывавших себе честь быть родиной

• время жизни – различные датировки, начиная с XII и кончая VII вв. до н. э.

• имя «Гомер» = «слепец», изображался слепым

• собирательный хар-р имени – Г. приписывались многие произведения и эпич и стихотворные. С V до н. э., с зарождением исторической критики, начинают отделять «подлинного» Г.

• В более позднее время отдельные античные ученые Г. приписывали только «И». А «О»-другой автор, но большинство: обе Г. Различие в стиле – Г. составил «И» в молодости, а «О» на склоне лет.

• текст гомеровских поэм прошел три этапа: целостный и законченный в устах самого Г.> искажения со стороны рапсодов > редакция Писистрата восстановила целостность, не имея уже возможности устранить противоречия между отдельными песнями.

• до XVI в «И» и «О» были образцом и нормой художественного творчества, предметом «подражания» и «соревнования» для позднейших поэтов.

• В эпоху классицизма развилось отрицательное отношение. Критика искала недостатки, главное – невыполнения «правил» эпической композиции классицизма – нет единого плана, героя, повторения и противоречия. Аббат д`Обиньяк доказывал, что «И» – соединение самостоятельных песен об осаде Трои, что Г. не было, а было много слепых певцов, исполнявших эти песни. Современники не поддержали.

• 1-я научная постановка «гомеровского вопроса» – Вольф, 1795 «Приложение к Гомеру». «И» – свод разных песен, сочиненных в разные времена и разными поэтами.

• Немец Гердер к XVIII считал Г. народным поэтом, песни которого были записаны из уст позднейших певцов. Доказывает:

1. сравнительно позднее развитие письменности у греков, VII — VI вв. до н. э.

2. один человек не может в памяти столько удержать

3. отдельные вставки и противоречия в поэмах

• Считали, что единство и целостность поэм лежит в самом материале, в мифе, и не требует единого автора. Большинство песен принадлежит Г., позднее – просто добавляли.

• 1796 немец Шлегель, развивая положения Гердера и Вольфа, сделал вывод: худож. целостность поэм связана не с творческим замыслом индивидуального автора, а с единством «творящего народа». > результат коллективного творчества народных поэтов.

• После появления труда Вольфа исследователи «гомеровского вопроса» разделились на два лагеря – вольфианцев (= аналитики), считавших, что отдельные части гомеровских поэм сложены различными певцами и искали эти отдельные части, и унитариев (Гете) («единый» Г.).

• Позднее было доказано, что письменность была уже в VIII в.

• Последователи Вольфа: Лахман, Кирхгофф.

Несомненно:

1. в «И» и «О» имеются наслоения различного времени в пестром смешении.

2. несомненны элементы единства: построение сюжета, обрисовка действующих лиц.

3. неувязки, противоречий в движении сюжета, не доведенных до конца мотивов и т. л.

4. Песенная теория ошибочна, эпическое творчество поднимается на более высокую ступень по сравнению с песней, и она не может возникнуть из механического объединения песен. Создаваясь на основе песенного материала, поэма представляет собой творческую переработку этого материала в соответствии с более высоким культурным уровнем и более сложными эстетическими запросами.

5. Конкретная история сложения гомеровского эпоса остается, таким образом, спорной.

В основе поэм лежат циклы мифов. Это скорее мифологические поэмы, чем исторические. Со временем мифы все больше вытесняют факты.

Временное ограничение

Вопрос о том, когда именно эти стихи приняли бы фиксированную письменную форму, является предметом споров. Традиционным решением является «гипотеза транскрипции», когда неграмотный певец диктует стихотворение грамотному писцу в VI веке до нашей эры или ранее.

Источники из древности единодушно заявляют, что Писистрат , тиран Афин , первым поручил написать стихи Гомера и расположил их в том порядке, в котором мы их теперь читаем. Более радикальные гомеристы, такие как Грегори Надь , утверждают, что канонический текст гомеровских поэм не существовал до тех пор, пока александрийские редакторы не создали его в эллинистический период (с 3 по 1 век до н.э.).

Современная дискуссия началась с Пролегоменами от Фридриха Августа Вольфа (1795). По словам Вольфа, дата написания – один из первых вопросов текстологической критики Гомера. Убедившись, что письмо было неизвестно Гомеру, Вольф рассматривает реальный способ передачи, который он якобы обнаружил у рапсодистов , потомственной школой которых были Гомериды.

Вольф пришел к выводу, что « Илиада» и « Одиссея» не могли быть составлены в той форме, в которой мы их знаем, без письменной речи. Следовательно, они должны были быть, как сказал Бентли, продолжением песен и рапсодий, свободных песен, собранных вместе в форме эпической поэмы примерно через 500 лет после их первоначального сочинения.

Этот вывод Вольф поддерживает характер, приписываемый циклическим стихотворениям (отсутствие единства которых показало, что структура Илиады и Одиссеи должна быть произведением более позднего времени), одним или двумя указаниями на несовершенную связь и сомнениями античные критики относительно подлинности некоторых частей.

Эта точка зрения расширяется за счет усложняющего фактора периода времени, который теперь называют « греческими темными веками ». Этот период, который варьировался примерно от 1100 до 750 до н.э., последовал за периодом бронзового века микенской Греции, в течение которого разворачивается Троянская война Гомера . С другой стороны, композиция « Илиады» помещена сразу после периода греческих «темных веков».

Дальнейшие разногласия связаны с различием дат сочинения между « Илиадой» и « Одиссеей» . Похоже, что последний был составлен позже, чем первый, потому что различные характеристики финикийцев в произведениях совпадают с различным греческим общепринятым мнением о финикийцах между 8 и 7 веками до нашей эры, когда их навыки начали наносить ущерб греческой торговле.

В то время как описание щита Ахилла Гомером в « Илиаде» демонстрирует детально проработанные металлические изделия, характерные для финикийских ремесел, в « Одиссее » они охарактеризованы как «многочисленные обманщики, вызывающие цингу».

Гомеровский вопрос

Пока песенное творчество не отрывалось от исполнения, и прозвучавшая песня бесследно исчезала, поэтическая индивидуальность аэда-им- провизатора терялась в общем потоке коллективного эпического творчества. На рапсодической стадии эпоса, при исполнении более или менее закрепленного текста, уже может встать вопрос об «авторстве» в отношении данного текста, о поэте, давшем определенное художественное оформление героических сказаний. На первых порах, однако, имя поэта не вызывает к себе особого интереса и легко забывается. Эпические поэмы часто остаются безыменными, несмотря на наличие письменно зафиксированного текста: таковы, например, старофранцузская «Песнь о Роланде» или немецкая «Песнь о Нибелунгах».

«Илиада» и «Одиссея» связаны в античной традиции с определенным именем поэта, с Гомером.

Точных сведений о предполагаемом авторе «Илиады» и «Одиссеи» античность не имела: Гомер был легендарной фигурой, в биографии которой все оставалось спорным. Известно античное двустишие о «семи городах», приписывавших себе честь быть родиной Гомера. В действительности этих городов было больше, чем семь, так как в разных вариантах предания имена «семи городов» перечисляются по-разному. Не менее спорным было время жизни Гомера: античные ученые давали различные датировки, начиная с XII и кончая VII вв. до н. э. То, что рассказывается о его жизни, фантастично: таинственное внебрачное рождение от бога, личное знакомство с мифическими персонажами эпоса, странствие по тем городам, которые считали Гомера своим гражданином, украденные у Гомера рукописи произведений, относительно авторства которых существовали споры,— все это типичные домыслы биографов, пытавшихся чем- либо заполнить жизнеописание Гомера при отсутствии сколько-нибудь прочного предания. Самое имя «Гомер», вполне мыслимое как греческое собственное имя, нередко истолковывалось и в древности и в Новое время, как имя нарицательное; так, источники сообщают, что у мало- азийских греков слово «гомер» обозначало слепца. Предание рассказывает о слепоте Гомера, и в античном искусстве он всегда изображается слепым стариком. На острове Хиосе существовали эпические певцы «го- мериды», возводившие свое происхождение к Гомеру. Имя Гомера имело почти собирательный характер для эпической поэзии. Гомеру приписывались, кроме «Илиады» и «Одиссеи», многие другие поэмы, входившие в репертуар рапсодов; под именем Гомера дошел до нас сборник эпических гимнов и мелких стихотворений. В V в. до н. э., с зарождением исторической критики, начинают на основании различных соображений отделять «подлинного» Гомера от неподлинного. В результате этой критики за Гомером признаются лишь «Илиада» и «Одиссея», а также «Маргит», не дошедшая до нас пародийная поэма о герое-дурачке. В более позднее время отдельные античные ученые высказывали мысль, что «Илиада» и «Одиссея» принадлежат разным авторам, и Гомеру они приписывали только «Илиаду». Преобладало, однако, противоположное мнение, связывавшее имя Гомера с обеими поэмами; различие в стиле между патетической «Илиадой» и более спокойной «Одиссеей» объясняли тем, что Гомер составил «Илиаду» в молодости, а «Одиссею» на склоне лет. Ни у кого не возникало сомнения в том, что каждая из поэмы является плодом творчества индивидуального поэта; спор шел лишь о личном тожестве творца «Илиады» с творцом «Одиссеи». Не возникало также сомнения в историческом существовании Гомера и в том, что он является автором по крайней мере «Илиады».

Дополнительный анализ:  Что предлагает онлайн-сервис знакомств Tinder в пандемию - Ведомости

Исходя из положения о единоличном авторе (или двух авторах) гомеровского эпоса, античная критика считала себя, однако, вправе поставить другой вопрос: сохранились ли поэмы в своем первоначальном виде? Античные филологи, издавая и комментируя Гомера, замечали в поэмах многочисленные <;южетные неувязки, противоречия, повторения, стилистический разнобой. Относить эти недостатки на счет автора, Гомера, решались очень немногие. В представлении древних Гомер всегда оставался величайшим поэтом, «Илиада» и «Одиссея» — недосягаемыми образцами эпоса. Причину недостатков усматривали поэтому в дурной сохранности гомеровского текста, пострадавшего от произвольных вставок. Ученые издатели считали своим долгом очищать текст поэм, устраняя или по крайней мере отмечая подозрительные места. Так поступал, например, знаменитый издатель и комментатор Гомера Аристарх (около 217—145 гг.). Другое направление в античной критике предложило более радикальное решение вопроса. Были сведения, что Писи- страт, вводя на панафинейском празднестве рапсодическое исполнение гомеровских поэм (стр. 46), позаботился и об установлении некоторого официального текста. С редакционной работой, проделанной при Писи- страте, связывали, например, несколько вставок в гомеровские поэмы, относящихся к прославлению Афин. С другой стороны, античные ученые замечали, что гомеровские герои не пользуются письменностью, что от эпохи Троянской войны не сохранилось письменных памятников. В связи с этими наблюдениями предание о писистратовской редакции «Илиады» и «Одиссеи» полупило новую форму: Гомер не пользовался письмом, и произведения его сохранились лишь устно, в памяти певцов, в виде отдельных песен; при Писистрате эти разрозненные песни были собраны воедино. С этой точки зрения текст гомеровских поэм прошел три этапа: целостный и законченный в устах самого Гомера, он распылился и подвергся искажениям со стороны рапсодов; наконец, писистратовская редакция восстановила утраченную целостность, не имея уже возможности устранить противоречия между отдельными песнями, накопившиеся в период их устной передачи. Высказывалось также предположение, что писистратовские редакторы включили в текст и такие песни Гомера, которые к составу поэм не относились, что, например, 10-я книга «Илиады» (стр. 37) представляет собой самостоятельное произведение. Эти радикальные гипотезы находили, однако, немного сторонников и известны нам, к сожалению, лишь отрывочно. •

Сомнения в первоначальной целостности поэм вообще не возникало. Признавая гомеровский эпос образцом и нормой художественного творчества, предметом «подражания» и «соревнования» для позднейших поэтов, античность не могла отказаться от представления об изначальном совершенстве, а стало быть и законченности каждой из поэм. На этой же позиции стояли теоретики эпохи Возрождения вплоть до XVI в.

В эпоху классицизма XVII в. развилось отрицательное отношение к поэмам Гомера (ср. стр. 11), и литературная критика отыскивала в них всевозможные недостатки, главным образом с точки зрения невыполнения устанавливавшихся классицизмом «правил» эпической композиции.

В «Илиаде» замечали отсутствие «единого плана», «единого героя», повторения и противоречия. Уже тогда аббат д’Обиньяк доказывал, что «Илиада» не является единым целым и представляет собой механическое соединение самостоятельных, не связанных между собой песен об осаде Трои, что единого Гомера не существовало, а было много «гомеров», т. е. слепых певцов, исполнявших эти песни. Идеи д’Обиньяка не имели успеха у современников: к проблемам «устного» творчества поэтика классицизма относилась пренебрежительно.

Первая строго научная постановка «гомеровского вопроса» принадлежит Фридриху-Августу Вольфу, выпустившему в 1795 г. «Введение к Гомеру» (Prolegomena ad Homerum). Вольф писал уже в обстановке повышенного интереса к народной поэзии, развившегося в Англии и в Германии в эпоху Просвещения. Враждебное классицизму направление в литературе и эстетике устанавливало глубокую, принципиальную разницу между «естественным» народным и «искусственным» книжным эпосом; поэмы Гомера относили к первой категории. Немецкий поэт и критик Гер д е р (1744—1803) считал Гомера «народным поэтом», импровизатором, песни которого впоследствии были записаны из уст позднейших певцов. Этим идеям, высказывавшимся ведущими писателями и мыслителями эпохи, Вольф пытался дать исторически документированное обоснование. Он приводит три аргумента против традиционного представления о единстве гомеровских поэм: 1) сравнительно позднее развитие письменности у греков, которое он относит к VII—VI вв. до н. э.;

2) античные сообщения о первой записи поэм при Писистрате; 3) отдельные вставки и противоречия в поэмах. Невозможность создания больших поэм в бесписьменное время [1] и ненужность их в эпоху, когда требовались лишь краткие застольные песни в честь богов и героев, приводят Вольфа к убеждению, что «Илиада» и «Одиссея» не что иное, как собрание отдельных песен. Песни эти сохранились в памяти рапсодов и были записаны лишь при Писистрате; тогда же была проведена некоторая редакционная работа по их объединению. Вольф не отрицает единства и целостности поэм, но считает, что это единство лежит уже в самом материале, в мифе, и не требует поэтому предположения о едином авторе поэм. Тем не менее Вольф допускает, что большинство отдельных песен, вошедших в поэмы, принадлежит одному певцу, которого он называет Гомером; позднейшие певцы составили ряд других песен, которые сохранялись в рапсодическом предании вместе с подлинным Гомером и были объединены с ним при Писистрате. Это последнее предположение Вольфа является компромиссом, уступкой традиции и не вытекает из его основных доводов. Уже в 1796 г. известный немецкий романтик Ф р. Шлете ль, развивая положения Гердера и Вольфа, сделал из них последовательный вывод: художественная целостность поэм связана не с творческим замыслом индивидуального автора, а с единством «творящего народа». Другими словами: гомеровский эпос является результатом коллективного творчества народных поэтов.

После появления труда Вольфа исследователи «гомеровского вопроса» разделились на два лагеря — «вольфианцев», или «аналитиков», считавших, что отдельные части гомеровских поэм сложены различными певцами, и «унитариев», защитников «единого» Гомера.

В дальнейшем развитии науки один из основных доводов, выдвигавшихся Вольфом в пользу его теории, был признан совершенно ошибочным, а именно — его взгляд на позднее развитие греческой письменности. Открытия в области греческих надписей показали, что письменность, исчезнувшая было в «темный» период, уже в VIII в. была в широком употреблении. Эпоха создания «Илиады» и «Одиссеи» не может рассматриваться как бесписьменное время. С другой стороны, было выяснено, что сообщения о писистратовской редакции представляют собой в значительной мере домыслы позднеантичных ученых и не дают основания видеть в работе над текстом, проведенной при Писистрате, первую запись гомеровских поэм. Центр тяжести «гомеровского вопроса» перешел на третий аргумент Вольфа, им самим менее всего разработанный, на противоречия и неувязки между отдельными частями поэм. Вскрывая эти противоречия, вольфианцы пытались выделить в «Илиаде» и «Одиссее» их составные части и нарисовать картину возникновения гомеровского эпоса.

В 30-х гг. XIX в. среди вольфианцев оформилось два направления. Одно из них видело в гомеровских поэмах только механическое объединение независимых друг от друга эпических стихотворений на темы из сказаний троянского цикла. Эта мысль нашла наиболее яркое выражение в «песенной теории» Лахмана (1837), который считал «Илиаду» состоящей из 18 самостоятельных песен малого размера. Ни одна из этих песен не является законченным целым, многие не имеют ни начала ни конца, но Лахмана это обстоятельство не смущало: он полагал, что народные сказания имеют общеизвестный твердый и устойчивый сюжет и что народный певец может начать с любого момента движения сюжета и любым моментом кончить. Другой разновидностью этого же направления является так наз. «теория компиляции», усматривавшая в гомеровских поэмах объединение не песен, а единиц большего размера, «малых эпосов». Так, по Кирхгофу (1859), «Одиссея» является «обработкой» четырех самостоятельных поэм — поэмы о путешествии Телемаха, двух поэм о странствиях Одиссея и, наконец, поэмы о возвпащении Одиссея на родину. «Малый эпос» представляется с этой точки зрения посредствующим звеном между песней и большой поэмой.

Второе направление представлено «теорией первоначального ядра», созданной Германом (1832). Согласно этой теории «Илиада» и «Одиссея» возникли не как соединение самостоятельных произведений, а как расширение некоего «ядра», заключавшего в себе уже все основные моменты сюжета поэм. В основе «Илиады» лежит «пра-Илиада», в основе «Одиссеи» — «пра-Одиссея», и та и другая — небольшие эпосы. Позднейшие поэты расширяли и дополняли эти эпосы введением нового материала; иногда возникали параллельные редакции одного и того же эпизода. В результате ряда последовательных «расширений» «Илиада» и «Одиссея» разрослись к VI в. до тех размеров, в которых они и поныне нам известны. Противоречия внутри поэм создались в процессе «расширения» их разными авторами, но наличие основного «ядра» в каждой из поэм обеспечило сохранение известных элементов единства.

Дополнительный анализ:  Бизнес-аналитик (специалист по бизнес-процессам) вузы Нижнего Новгорода: где получить профессию

В противоположность всем этим теориям унитарии выдвигали на первый план моменты единства и художественной цельности обеих поэм, а частные противоречия объясняли позднейшими вставками и искажениями. К числу решительных унитариев принадлежал Г егель (1770— 1831). По мнению Гегеля, гомеровские поэмы «образуют истинную, внутренне ограниченную эпическую целостность, а такое целое способен создать лишь один индивид. Представление об отсутствии единства и простом объединении различных рапсодий, составленных в сходном тоне, является антихудожественным и варварским представлением». Гомера Гегель считал исторической личностью.

Не было единогласия по «гомеровскому вопросу» и среди русских ученых. Так, С. П. Шестаков создал оригинальный вариант «теории ядра».1 В качестве защитника унитарной гипотезы выступил Ф. Ф. Соколов.[2][3] Резко отрицательно отнесся к теории Вольфа глубоко изучивший гомеровские поэмы в многолетней работе над переводом «Илиады» Н. И. Г не д и ч.

В последнее время унитарная теория получила широкое распространение, особенно у англо-американских филологов, которые придали ей ярко выраженную реакционную, антинародную форму. «Нео-унитаристы» отрывают гомеровский эпос от народного творчества и от исторической среды: «Гомер» будто бы творил совершенно «свободно», не считаясь с традицией и руководясь одними лишь художественными соображениями в своем сознательном воссоздании героического прошлого; для противоречий эпоса «нео-унитаристы» пытаются также отыскать — иногда самые невероятные — «художественные основания». Антиисторичность, искусственность и тенденциозность этой «теории» совершенно очевидна.

Оригинально и глубоко подошел к гомеровской проблеме В. Г. Белинский, указавший, что по отношению к таким произведениям, как •«Илиада», понятия «народного» и «личного» творчества не являются взаимоисключающими.

«,,Илиада“,— писал Белинский,— была столько же непосредственным созданием целого народа, сколько и преднамеренным, сознательным произведением Гомера. Мы считаем за решительно несправедливое мнение, будто бы «Илиада» есть не что иное, как свод народных рапсодов: этому слишком резко противоречит ее строгое единство и художественная выдержанность. Но в то же время нельзя сомневаться, чтобы Гомер не воспользовался более или менее готовыми материалами, чтоб воздвигнуть из них вековечный памятник эллинской жизни и эллинскому искусству. Его художественный гений был плавильною печью, ‘через которую грубая руда народных преданий и поэтических песен и «отрывков вышла чистым золотом».[4]

Проблема происхождения гомеровских поэм остается нерешенной и по настоящее время. Современное состояние «гомеровского вопроса» можно свести к следующим положениям.

  • а) Несомненно, что в материале «Илиады» и «Одиссеи» имеются «аслоения различного времени, от «микенской» эпохи вплоть до VIII— VII вв. до н. э. То обстоятельство, что гомеровский эпос сохранил ряд «воспоминаний о времени, письменных источников о котором у позднейших греков не было, свидетельствует о непрерывности устного эпического предания. Песни о «микенском» времени передавались из поколения в поколение, переделывались, дополнялись новым материалом, переплетались между собой. Многовековая история греческих героических сказаний, их странствия и переход из европейской Греции на малоазийское -побережье, эпическое творчество эолян и ионян,— все это отложилось напластованиями в сюжетном материале и стиле эпоса и в картине гомеровского общества. Однако эти напластования не лежат в поэмах сплошными массами; обычно они находятся в пестром смешении.
  • б) Столь же несомненны элементы единства, связывающие каждую из поэм в художественное целое. Единство это обнаруживается как в построении сюжета, так и в обрисовке действующих лиц. Если бы «Илиада» была циклом песен о Троянском походе или о подвигах Ахилла,, она содержала бы последовательное изложение всего сказания о Трое или об Ахилле и заканчивалась бы, если не пожаром Трои, то, по крайней мере, гибелью Ахилла. Между тем «Илиада» ограничена рамками «гнева Ахилла», т. е, одного эпизода, сюжета небольшой длительности, и в пределах этого эпизода развертывает обширное действие. Песенным циклам такая композиционная манера не свойственна. Когда, с погребением Патрокла и Гектора, все последствия «гнева» исчерпаны, поэма заканчивается. Целостность «Илиады» достигается подчинением хода действия двум моментам: «гнев Ахилла» дает возможность выдвинуть ряд других фигур как ахейских, так и троянских, действующих в его отсутствие, и вместе с тем создать из Ахилла центральную фигуру поэмы; с другой стороны, «решение Зевса» объясняет неуспех ахейцев и разнообразит действие введением олимпийского плана. Еще резче выражены моменты единства в «Одиссее», где оно обусловлено целостностью сюжета о «возвращении мужа», и даже такая сравнительно обособленная часть поэмы* как поездка Телемаха, не имеет характера самостоятельного целого. Метод развертывания обширного действия в рамках короткого эпизода применен и в «Одиссее»: поэма начинается в тот момент, когда возвращение Одиссея уже близко, и все предшествующие события, скитания Одиссея* вложены в уста самому герою, как его рассказ на пиру у феаков, в соответствии с традиционной формой повести о сказочных землях (ср. стр. 41). Образы действующих лиц в обеих поэмах последовательно выдержаны на всем протяжении действия и постепенно раскрываются в его ходе; так,

чОбраз Ахилла, данный в 1-й книге «Илиады», все время усложняется, обогащаясь новыми чертами в книгах 9, 16 и 24.

  • в) Наряду с наличием ведущего художественного замысла, и в «Илиаде» и в «Одиссее» можно установить ряд неувязок, противоречий в движении сюжета, не доведенных до конца мотивов и т. п. Эти противоречия эпоса, по крайней мере в значительной своей части, проистекают из разнородности объединенного в поэмах материала, не всегда приведенного в полное соответствие с основным ходом действия. Самое стремление к концентрации действия приводит иногда к невыдержанности ситуаций. Так, сцены 3-й книги «Илиады» (единоборство Париса с Ме- нелаем, смотр со стены) были бы гораздо уместнее в начале осады Трои, чем на десятый год войны, к которому приурочено действие «Илиады». В гомеровском повествовании часто удается обнаружить остатки более ранних вариантов сюжета, не устраненные последующей переработкой; сказочные материалы, лежащие в основе «Одиссеи», подверглись, например, значительной переделке в целях смягчения грубо-чудесных моментов, но от прежней формы сюжета сохранились следы, ощущаемые в контексте нынешней «Одиссеи» как «противоречия».
  • г) Малая песня была предшественницей большой поэмы, но взгляд на поэму, как на механическое объединение песен, выдвинутый «песенной теорией», является ошибочным. Песенная теория не только не может объяснить художественную целостность гомеровских поэм, она противоречит всем наблюдениям над эпической песней у тех народов, где эта песня дошла до нас в записях или сохраняется в быту. Песня всегда имеет законченный сюжет, который она доводит до развязки. Представление
  • -Лахмана, будто певец может оборвать свою песню на любом момент© развития сюжета, не отвечает действительности. Различие между «большим» эпосом и «малой» песней не в степени законченности сюжета, а в степени его развернутости, в характере повествования. В эпосе создается, по сравнению с песней, новый тип распространенного повествования, с усложненным действием, с введением гораздо большего количества фигур, с подробным описанием обстановки и раскрытием душевных переживаний героев в их размышлениях и речах. «Гнев Ахилла» мог бы служить сюжетом песни, но повествование «Илиады» в целом и в большинстве эпизодов относится уже не к песенному, а к «распространенному» стилю. В поэме гомеровского типа эпическое творчество поднимается на более высокую ступень по сравнению с песней, м она не может возникнуть из механического объединения песен. Создаваясь на основе песенного материала, поэма представляет собой творческую переработку этого материала в соответствии с более высоким культурным уровнем и более сложными эстетическими запросами.
  • д) Расхождение между ведущим художественным замыслом и материалом, собранным в гомеровских поэмах, допускает различные объяснения. Расхождение это могло явиться в результате того, что малого ‘размера «пра-Илиада» и «пра-Одиссея», заключавшие в себе уже весь основной замысел, подверглись впоследствии различным переработкам и расширениям (теория «ядра»). В противоположность этому унитарная гипотеза предполагает, что художественный замысел поэм в их нынешней форме является уже последней ступенью в истории их сложения, т. е. •чтр каждая из поэм имеет своего «творца», который перерабатывал старинный материал, подчиняя его своему замыслу, но не в силах был уничтожить все следы разнородности использованного им материала. Очень распространено также мнение, что «Илиада» и «Одиссея», уже в качестве больших поэм, были дополнены рядом новых эпизодов. Конкретная история сложения гомеровского эпоса остается, таким образом, спорной.

Рекомендации

  • Гомер – Книги, биография, цитаты – Читать Печать
  • Кальдекотт, Гарри Стратфорд (1896). Наш английский Гомер; или Противоречие Бэкона и Шекспира . Йоханнесбург Таймс.
  • Фоли, Джон М. (1985). Теория и исследования устных формул: введение и аннотированная библиография . Гирлянда.
  • Фаулер, Гарольд Норт (1903). История древнегреческой литературы . Музей Tusculanum Press. ISBN 978-87-7289-096-8.
  • Гибсон, Твайла. Милман Парри: устно-формульный стиль гомеровской традиции. Онлайн . 6 декабря 2007 г.
  • Харрис, Уильям. Гомер-заложник . Онлайн . 6 декабря 2007 г.
  • Грациози, Барбара (2002). Изобретая Гомера: раннее восприятие эпоса . Издательство Кембриджского университета .
  • Дженсен, Минна Скафте (1980). Гомеровский вопрос и теория устных формул . Д. Эпплтон и компания.
  • Кахане, Ахувия (2005). Диахронические диалоги: авторитет и преемственность у Гомера и гомеровской традиции . Rowman & Littlefield Publishers. ISBN 978-0-7391-1134-5.
  • Кирк, Джеффри С. (1962). Песни Гомера . Издательство Кембриджского университета.
  • Лорд, Альберт (1960). Певец сказок . Издательство Гарвардского университета.
  • Люс, СП (1975). Гомер и гомеровская эпоха . Харпер и Роу. ISBN 978-0-06-012722-0.
  • Михалопулос, Дмитрий (2021), Одиссея Гомера за пределами мифов , Пирей: Институт греческой морской истории, ISBN  978-618-80599-3-1
  • Нильссон, Мартин П. (1972). Микенское происхождение греческой мифологии . Калифорнийский университет Press. ISBN 978-0-520-01951-5.
  • Парри, Адам. “У нас есть Илиада Гомера?” Йельские классические исследования. 20 (1966), стр. 177–216.
  • Варсос, Жорж Жан, «Устойчивость гомеровского вопроса» , доктор философии. диссертация, Женевский университет, июль 2002 г.
  • Запад, Мартин Л. (2021). Создание Илиады . Издательство Оксфордского университета. ISBN 978-0199590070.

Текущий статус гомеровского вопроса

Большинство ученых, хотя и расходятся во мнениях по другим вопросам происхождения стихов, соглашаются с тем, что « Илиада» и « Одиссея» не были созданы одним и тем же автором, основываясь на «многочисленных различиях в манере повествования, теологии, этике, словарном запасе и географической перспективе». и очевидным имитационным характером некоторых отрывков Одиссеи по отношению к Илиаде ».

Дополнительный анализ:  Константин Симонов – Информационно-аналитическая система Росконгресс

Почти все ученые согласны с тем, что « Илиада» и « Одиссея» представляют собой единое стихотворение, в котором каждое стихотворение демонстрирует четкий общий замысел и что они не просто составлены из несвязанных друг с другом песен.

Также принято считать, что каждое стихотворение было написано в основном одним автором, который, вероятно, в значительной степени полагался на более старые устные традиции. Почти все ученые согласны с тем, что Долонея в книге X « Илиады» не является частью оригинального стихотворения, а скорее более поздней вставкой другого поэта.

Некоторые древние ученые полагали, что Гомер был очевидцем Троянской войны ; другие думали, что он прожил до 500 лет после этого. Современные ученые продолжают спорить о дате написания стихов. За составлением стихов стоит долгая история устной передачи, что усложняет поиск точной даты.

Однако общепринято считать, что «дата» «Гомера» должна относиться к тому историческому моменту, когда устная традиция стала письменным текстом. С одной стороны, Ричард Янко предложил дату для обоих стихов восьмым веком до нашей эры на основе лингвистического анализа и статистики.

Барри Б. Пауэлл датирует составление « Илиады» и « Одиссеи» примерно между 800 и 750 годами до нашей эры, основываясь на заявлении Геродота , жившего в конце пятого века до нашей эры, о том, что Гомер жил на четыреста лет раньше своего времени », а не подробнее »(καὶ οὐ πλέοσι) и о том, что в стихах не упоминается тактика битвы гоплитов , ингумация или грамотность.

С другой стороны, такие ученые, как Грегори Надь, рассматривают «Гомера» как постоянно развивающуюся традицию, которая становилась намного более устойчивой по мере развития традиции, но которая не прекращала полностью изменяться и развиваться вплоть до середины второго периода. век до нашей эры.

Мартин Литчфилд Уэст утверждал, что « Илиада» перекликается с поэзией Гесиода и что она должна была быть написана не ранее 660–650 гг. До н.э., а Одиссея – до поколения позже. Он также интерпретирует проходы в Илиаде , как показывает знание исторических событий, произошедших на древнем Ближнем Востоке в середине века до н.э. седьмого, включая уничтожение Вавилона по Sennacherib в 689 г. до н.э. и Саки Фив по Ашурбанипал в 663/4 ДО Н.Э.

Устная традиция

Самые предки текстовой критики, в том числе Исаак Казобон (1559-1614), Ричард Бентли (1662-1742) и Фридрих Август Вольф (1759-1824), уже подчеркивали текучую устную природу гомеровского канона.

Однако эта точка зрения не получила широкого признания до тех пор, пока не появились основополагающие работы Милмана Парри . Теперь большинство классиков соглашаются с тем, что, независимо от того, был ли когда-либо такой композитор, как Гомер, приписываемые ему стихи в некоторой степени зависят от устной традиции, техники, созданной поколениями, которая была коллективным наследием многих певцов-поэтов (или ἀοιδοί). , aoidoi ).

Анализ структуры и словарного запаса « Илиады» и « Одиссеи» показывает, что стихотворения содержат много регулярных и повторяющихся фраз; действительно, даже целые стихи повторяются. Таким образом, согласно теории, Илиада и Одиссея могли быть продуктами устно-формульного сочинения , составленного поэтом на месте с использованием набора заученных традиционных стихов и фраз.

Милман Парри и Альберт Лорд отметили, что такая сложная устная традиция, чуждая сегодняшней грамотной культуре, типична для эпической поэзии в исключительно устной культуре . Ключевые слова здесь – «устный» и «традиционный».

Многие ученые согласны с тем, что « Илиада» и « Одиссея» прошли процесс стандартизации и уточнения на основе более старых материалов, начиная с 8 века до нашей эры. Этот процесс, который часто называют дизайном «миллиона маленьких кусочков», кажется, признает дух устной традиции.

Как отмечает Альберт Лорд в своей книге «Певец сказок» , поэты устной традиции, как и Гомер, склонны создавать и изменять свои сказки по мере их исполнения. Хотя это говорит о том, что Гомер, возможно, просто «позаимствовал» у других бардов, он почти наверняка сделал произведение своим, когда исполнял его.

Публикация в 1960 году книги Лорда, в которой основное внимание уделялось проблемам и вопросам, возникающим в связи с применением теории устных формул к проблемным текстам, таким как Илиада , Одиссея и даже Беовульф, повлияла почти на все последующие работы над Гомером и составлением устных формул.

В ответ на свои знаменательные усилия Джеффри Кирк опубликовал книгу под названием «Песни Гомера» , в которой он ставит под сомнение расширение Лордом устно-формульной природы сербской эпической поэзии в Боснии и Герцеговине (области, из которой впервые была разработана теория)

на Гомеровский эпос. Он считает, что поэмы Гомера отличаются от этих традиций своей «метрической строгостью», «системой формул» и творчеством . Кирк утверждал, что стихи Гомера читались в соответствии с системой, которая давала чтецу гораздо больше свободы выбирать слова и отрывки для достижения той же цели, чем сербский поэт, который был просто «репродуктивным».

Вскоре после этого вышедшая в 1963 году книга Эрика А. Хэвлока « Предисловие к Платону» произвела революцию в взглядах ученых на гомеровский эпос, утверждая не только то, что он был продуктом устной традиции, но и что содержащиеся в нем устные формулы служили древним грекам способом понять его. сохранять культурные знания многих поколений.

В его работе 1966 года « Есть ли у нас Гомеровская Илиада ?» , Адам Парри теоретизировал существование наиболее развитого устного поэта того времени, человека, который мог (по своему усмотрению) творчески и интеллектуально формировать нюансы персонажей в контексте общепринятой традиционной истории; на самом деле, Парри в целом игнорировал сербскую традицию до «досадной» степени, решив возвысить греческую модель устной традиции над всеми остальными.

Лорд отреагировал на соответствующие утверждения Кирка и Парри о Гомере как устном поэте , опубликованные в 1968 году, которые подтвердили его веру в актуальность сербской эпической поэзии и ее сходство с Гомером, и преуменьшили интеллектуальную и литературную роль чтецов гомеровского эпоса.

В подтверждение теории о том, что Гомер на самом деле является названием ряда устных формул или эквивалентом слова «Бард» в применении к Шекспиру, этимологически заслуживает внимания греческое имя Homēros . Оно идентично греческому слову «заложник».

Была выдвинута гипотеза, что его имя было извлечено из названия общества поэтов под названием Homeridae , что буквально означает «сыновья заложников», то есть потомки военнопленных . Поскольку эти люди не были отправлены на войну из-за того, что их верность на поле битвы вызывала подозрение, они не были убиты в конфликтах, поэтому им было поручено вспомнить запас эпической поэзии в этом районе, вспомнить прошлые события, с тех времен, когда пришла грамотность. площадь.

В том же ключе слово «Гомер» может быть просто продолжением семитской словарной базы «MR», что означает «говорить» или «рассказывать» в лексиконе средиземноморских моряков. «Гомер» может быть просто средиземноморской версией «саги». Псевдо-Плутарх также предположил, что это имя происходит от слова, означающего «следовать», а другого – «слепой». Другие источники связывают имя Гомера со Смирной по нескольким этимологическим причинам.

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий

Adblock
detector