Голикова назвала месяц, когда в России сформируется коллективный иммунитет к COVID-19

Голикова назвала месяц, когда в России сформируется коллективный иммунитет к COVID-19 Аналитика

В более реалистичных моделях даже понятие r₀ поменяло первоначальный смысл

Соответственно, и вся концепция коллективного иммунитета в приближенных к реальности «сетевых» моделях выглядит намного сложнее:

  • Нужно считать значение R на каждый момент в каждой популяции (его обычно обозначают как Rt). Оно зависит от плотности населения, его структуры и различий в частоте контактов между демографическими группами, а кроме того, от принятых в популяции ограничений на мобильность населения и норм дистанцирования.
  • При этом нужно помнить, что достижение порога коллективного иммунитета, зависящего от ситуативного Rt, а не от базового, связанного со свойствами вируса R₀, не будет означать автоматического окончания эпидемии. В условиях карантинов у части групп населения может быть малая доля зараженных (и большая доля «восприимчивых» к вирусу), а другая, наиболее социально активная и наименее подверженная ограничениям, наоборот, может достичь локального порога коллективного иммунитета. 
  • Этот механизм и вызывает распространение эпидемии волнами (другие возможные причины — мутации вируса, позволяющие ему избегать ранее приобретенного иммунитета, и ослабевание самого иммунитета, часто встречающееся при разных инфекционных заболеваниях). Если иммунитет неравномерно распределен в популяции, в ней всегда могут остаться большие скопления восприимчивых хозяев. Карантины и/или достижение порога коллективного иммунитета внутри активных социальных и профессиональных групп — среди врачей, работников предприятий, не попавших под ограничения, учащихся незакрытых школ и вузов, продавцов магазинов — прекращают рост распространения вируса. Создается иллюзия конца эпидемии; власти смягчают ограничения, население ослабляет бдительность; в этот период происходит перемешивание оставшихся зараженных и восприимчивых из менее активных групп населения. Затем следует новая вспышка.

Но некоторые ученые так верили в коллективный иммунитет, что предлагали «оставить вирус в покое»

В октябре 2020 года в городе Грейт-Баррингтон, штат Массачусетс, группа эпидемиологов по инициативе Сенетры Гупты из Оксфорда подписала декларацию с предложением «оставить вирус в покое» — ослабить ограничения для большей части населения, не относящейся к группам риска, сосредоточившись на защите тех, для кого риск тяжелого заболевания и смерти действительно велик. Цель — как можно быстрее достигнуть порога коллективного иммунитета в глобальных масштабах. Противники указанного в декларации подхода тут же возразили, что за успех (достижимость которого неочевидна) придется заплатить большим количеством жизней по следующим причинам:

1. Порог коллективного иммунитета для коронавируса намного выше, чем предполагают подписанты декларации.

2. Предохранить группы риска от заражений в условиях широкого распространения вируса не получится.

В большинстве стран мира политики, принимающие решения об ограничениях, приняли аргументы противников «декларации Грейт-Баррингтона». В России (не объявляя это прямо), сделали выбор в пользу подхода «оставьте вирус в покое», введя весьма мягкие ограничения. 

В итоге в России с сентября 2020 года (когда началась вторая волна) по февраль 2021-го (последний месяц, на который есть данные) избыточная смертность составила около 350 тысяч человек.

В Манаусе затишье продолжалось до декабря, что, казалось, подтверждало предсказание ученых. Однако перед Рождеством в Манаусе началась новая — более мощная — вспышка заражений и смертей. Попытки властей ввести ограничения — закрыть магазины, рестораны и бары — натолкнулись на сопротивление местных жителей, уверенных, что их городу уже не может угрожать вторая волна эпидемии.

Дополнительный анализ:  Аналитик Фролов рассказал, какие ошибки привели Европу к дефициту газа и переходу на уголь - ПолитЭксперт

Почему в манаусе все пошло не так, как ожидали ученые?

Ученые по всему миру попытались найти объяснения аномалии. Были предложены четыре не исключающих друг друга возможных варианта:

  • Авторы, объявившие о достижении порога в 2020 году, ошиблись в методологии: их сопоставление данных из базы доноров с репрезентативной выборкой населения могло быть неверным. А на самом деле с мая по декабрь доля заразившихся в Манаусе в целом оставалась ниже порога коллективного иммунитета. В пользу такой версии говорят данные об  в городе: она была ниже той, которая при доле переболевших 66% и выше. В декабре — перед праздниками — произошло тесное смешение разных групп населения: тех, где преобладали переболевшие, и тех, где большинство составляли «уязвимые», то есть не имеющие иммунитета. Это смешение дало начало новой волне эпидемии. Теория об ошибке ученых с составлением выборки для исследования, однако, не объясняла, почему зимняя вспышка была такой мощной: в городе все равно должна была быть большая прослойка имеющих иммунитет, способная защитить от катастрофического распространения вируса.
  • Второй вариант: за семь месяцев между вспышками иммунитет ранее переболевших ослабел настолько, что уже не мог защитить их от повторных заражений. Действительно, способность «естественного» иммунитета в большинстве случаев защищать от вируса была доказана для периода в полгода; данных о более продолжительном периоде не было. Впрочем, версия о массовом отказе иммунной защиты показалась ученым не слишком реалистичной. 
  • Следующий вариант: вспышка зимой была вызвана новым вариантом вируса P.1 («бразильским»), который был впервые обнаружен как раз в Манаусе в январе 2021 года. Есть подозрение, что он, как и южноафриканский вариант (благодаря схожим мутациям), способен уклоняться от приобретенного иммунитета к весенним вариантам вируса. Позднее был выявлен еще один местный вариант — Р.2 — с похожими генетическими и клиническими особенностями. Эти варианты вируса могли стать источником массовых повторных заражений, считают в том числе обескураженные авторы сентябрьского исследования, предсказывавшего Манаусу коллективный иммунитет. Однако у этой теории пока нет доказательств: есть лишь малое число доказанных повторных заражений и лабораторных исследований, показывающих лучшую адаптацию вариантов к преодолению иммунитета.
  • Наконец, новые бразильские варианты вируса, как считается, значительно заразнее, чем «базовые» весенние варианты. То есть каждый их носитель может заразить в среднем большее число людей, а значит, для этих вариантов порог коллективного иммунитета может быть значительно выше, чем для тех, что циркулировали весной.

Вероятно, аномалия в Манаусе с тяжелыми последствиями объясняется сразу всеми этими факторами.

Что происходит в россии? достигнут ли коллективный иммунитет с учетом того, сколько людей переболело?

Как было сказано выше, крайне сложно определить саму по себе высоту порога коллективного иммунитета. Но в России (как в той же Бразилии) сложно подсчитать и долю переболевших. 

В стране проводится не так много регулярных массовых исследований на наличие антител к коронавирусу, в которых бы делалась поправка на нерепрезентативность выборки. Очередной отчет по одному из таких исследований, которое проводится Европейским университетом в Санкт-Петербурге, показал, что в феврале — марте антитела к вирусу были у половины населения города (при 7% вакцинированных). Однако эти данные нельзя экстраполировать на всю Россию.

Другой способ определить долю переболевших — посчитать ее с помощью данных о смертности от коронавируса в каждом регионе. Для этого нужно знать число умерших и истинную летальность () вируса в стране.

Самые точные данные о количестве смертей — отчет об избыточной смертности в регионах — ежемесячно предоставляет Росстат. Они публикуются с большой задержкой: сейчас доступны данные по февраль 2021 года включительно. Согласно им в стране можно отнести к жертвам коронавируса за все время эпидемии (без марта и начала апреля 2021 года)

Дополнительный анализ:  Российско-американские отношения - Министерство иностранных дел Российской Федерации

Но есть еще одна загвоздка — никто не знает точно истинную летальность вируса в России. Во многих исследованиях в развитых странах и развивающихся странах Азии средняя величина IFR посчитана как 0,68%. В России, однако, летальность может быть иной.

Главным образом она зависит от демографической структуры населения (доли пожилых, находящихся в зоне риска, которая в России примерно соответствует уровню США, но чуть ниже, чем в большинстве стран Западной Европы) и частоты сопутствующих заболеваний (она в России существенно выше, чем в развитых странах).

Возможна грубая оценка летальности по данным того же исследования на антитела в Санкт-Петербурге: при 2,5 миллиона переболевших в феврале и почти 18 тысячах (вероятно) умерших от коронавируса на ту же дату, по данным Росстата, выходит, что показатель летальности IFR в городе с начала года составил 0,71–0,75%.

Если применить этот показатель к данным об избыточных смертях по всей России (хотя напрямую это сделать нельзя — структура населения в регионах страны слишком разная), получится, что в феврале в стране было 56–63 миллиона «иммунизированных» (или 38–43% населения), не считая тех, кто получил прививку.

Скорее всего, доля переболевших в среднем по стране (вычисленная таким, мягко говоря, не точным способом) далека от порога коллективного иммунитета. Но даже если она больше на несколько процентов (что возможно при более низкой истинной летальности) и даже с учетом того, что число инфицированных и вакцинированных еще выросло за последние недели, строить на этой основе прогнозы о скором окончательном завершении эпидемии в стране нельзя.

Наконец, остается вопрос, может ли достижение порога искусственного иммунитета (связанное с большим количеством жертв) привести к окончанию эпидемии в принципе. Устойчивый коллективный иммунитет возможен только в отношении патогенов, к которым появляется пожизненный иммунитет (как в случае вакцинации от кори).

Но если переболеет действительно много людей, коллективный иммунитет будет достигнут?

Случай в Амазонии вскрыл лишь часть методологических проблем. В реальности коллективный иммунитет может работать совсем не так, как ожидается в простых моделях. Трудно не только вычислить точное число переболевших. Не менее сложно понять, есть ли вообще какой-то один порог, после которого все сообщества достигают коллективного иммунитета.

Сама концепция коллективного иммунитета была сначала разработана в упрощенных , появившихся еще в середине прошлого века. В них высота порога, после которого эпидемия сама сходит на нет, зависит лишь от одного показателя — базового числа R₀, которое грубо можно представить как степень заразности самого вируса.

В таких моделях это число показывает, сколько в среднем каждый зараженный заразит людей, пока сам не выздоровеет. Формула для определения доли популяции, достаточной для достижения порога коллективного иммунитета, проста: 1 — 1/R₀. Таким образом, если каждый переносчик вируса заразит в среднем трех человек (одна из популярных оценок для коронавируса), эпидемия сойдет на нет после заражения 66% членов популяции.

Но на практике значение R₀ определить крайне трудно.

Нужно найти популяцию, где не было бы никаких ограничений и методов дистанцирования. Это возможно только в самом начале эпидемии; именно поэтому полем для исследований стала «родина» вируса — китайский город Ухань; причем изучался короткий период — с декабря 2021 года по 23 января 2020-го, когда в городе были введены жесткие ограничения на передвижение граждан. Чуть хуже годятся начальные периоды эпидемии в соседних странах. 

Дополнительный анализ:  Челси - Реал Мадрид - 05 мая 2021 - Челси забьёт 1 и более голов и Челси 5 и более угловых - 2.5

Но даже подробное изучение этих коротких начальных вспышек не гарантирует точности подсчета. 

  • Для начала при эпидемии вроде коронавируса, в которой значительная часть зараженных переносит инфекцию бессимптомно, крайне сложно определить даже скорость распространения вируса. Выявление новых случаев тут плохой помощник: полученные результаты больше зависят от изменения масштабов и тактики тестирования, чем от реальных темпов заражений.
  • Если решить эту проблему, возникает следующая: как вычислить значение R₀, зная скорость возникновения новых заражений. Естественно, выявить точно, кто кого заразил, исключительно сложно. Есть статистический вариант подсчета — нужно соотнести темпы роста заражений со средним периодом заразности каждого носителя вируса (так называемым серийным интервалом). Но этот метод не может дать точных результатов из-за того, что серийный интервал сам не является константой и у разных зараженных колеблется в широких пределах. Если учитывать эти колебания, то оценки R₀ выходят очень размытыми: они могут отличаться в разы.
  • Для каждой популяции R₀(то есть базовое свойство вируса) будет отличаться: дело в том, что изначально в разных сообществах есть разное количество контактов. Одно дело — появление заразного человека в концертном зале с тысячами слушателей, совсем другое — его приезд на далекий хутор с несколькими жителями. 

Сами SEIR-модели (и все понятия, заданные в их рамках) имеют существенные ограничения. Для упрощения в этих моделях вся популяция принимается как однородно перемешанная — то есть в ней каждый имеет одинаковые шансы проконтактировать с каждым. 

Разумеется, в реальной жизни таких популяций не существует: любое сколько-нибудь крупное сообщество разделено на «ячейки» — домовладения, места работы, учебы, покупок и отдыха, транспорт и т. д. Внутри этих ячеек количество контактов может быть самым разным (и их опасность тоже). Между собой члены разных ячеек тоже контактируют с различной частотой.

Стадный иммунитет как стратегия победы над коронавирусом

По пути Швеции ранее пытались пойти власти Великобритании и Нидерландов. Они выступали за распространение коронавируса среди граждан контролируемым образом, что якобы позволит сформировать у большей его части коллективный иммунитет.

Однако проблема с приобретением естественного иммунитета к коронавирусу оказалась серьезнее. Ранее в Южной Корее у более 100 граждан, которые считались излечившимися, тесты на COVID-19 оказались положительными. Ученые находятся в поиске причин повторного обнаружения вируса у переболевших.

Местные эксперты полагают, что речь может идти о реактивации спящего в клетках вируса. Между тем, в ВОЗ не исключают угрозу повторного заражения и ставят под вопрос устойчивость иммунитета перед вирусом. В организации считают, что прежде чем делать какие-то выводы, необходимо убедиться, что результаты тестов повторно заболевших не были ложноотрицательными.

Обычно, когда человек сталкивается с вирусом, например, с вирусом гриппа, его иммунитет не сразу распознает инфекцию. Он впускает ее в организм, вирус размножается в клетках, а затем появляются симптомы заболевания. После этого иммунная система справляется с вирусом и избавляется от него.

У выздоровевшего пациента формируется иммунологическая память, служащая барьером для угрозы повторного инфицирования. Однако с COVID-19 все не так просто. Ученые пока не пришли к единому мнению о том, насколько эффективно работает такая схема в случае с ковидом.

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий

Adblock
detector