Андрей Школьников. Очерк о стратегии Черной Африки (Аналитика и прогнозы) | Информационное агентство «АВРОРА»

Андрей Школьников. Очерк о стратегии Черной Африки (Аналитика и прогнозы) | Информационное агентство «АВРОРА» Аналитика

В африку с любовью

Важно сказать, что оптимизм, охвативший всех после сочинского форума, был вполне обоснован. И дело не только в симпатиях африканцев к Путину. Россия уже не первый год расчищает некогда заросшую тропинку на черный континент. Тут, например, уместно вспомнить о российских наемниках.

Сообщалось, что они присутствуют в Чаде, ЦАР, Судане и Ливии. Чаще всего в иностранных источниках фигурирует так называемая частная военная компания (ЧВК) Вагнера, которую связывают с бизнесменом Евгением Пригожиным и российскими властями.

Москва какие-либо связи отрицает: и МИД, и представители Кремля, и сам Путин подчеркивали, что российские граждане в африканских странах могут находиться в частном порядке, они не представляют официальную позицию России и не получают денег от правительства.

На Западе горячо осуждают деятельность ЧВК Вагнера, в то время как в африканском сообществе нет единого мнения насчет помощи иностранцев. Спрос на услуги «вагнеровцев» существует, а потому однозначно утверждать, что они деструктивно влияют на российский имидж в регионе, сложно.

Российские наемники не только помогают с проведением предвыборных кампаний и занимаются охраной инфраструктурных объектов, но и участвуют в подготовке местных вооруженных сил и вроде как воюют с антиправительственными формированиями. Появлялись данные о том, что российские специалисты занимаются даже охраной глав государств.

СМИ обычно связывают присутствие наемников в африканских странах с получением российской стороной преференций по добыче местных полезных ископаемых — алмазов, золота, редкоземельных металлов. Пресса также утверждает, что ЧВК дают российскому государству возможность расширить свое политическое влияние, а также присутствие в сфере безопасности с минимальными рисками.

Здесь стоит отметить, что Россия и без наемников считается важным партнером Африки в вопросах обороны — именно она является главным поставщиком оружия и военной техники в регион. Африканские страны нельзя назвать главным рынком сбыта для российской оборонки: если исключить Египет, то на весь континент, по подсчетам Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), с 2021-го по 2021 год приходилось около 16 процентов всех поставок. Из них 80 процентов — контракты с Алжиром.

В то же время число оборонных контрактов со странами к югу от Сахары продолжает расти. Россия в 2021-2021 годах поставляла истребители, военные вертолеты и ракеты для Анголы, Нигерии, Судана, Мали и других стран.

А 16 ноября 2020 года Путин одобрил предложение правительства о создании базы для кораблей с ядерными установками в Африке. Пункт материально-технического обеспечения Военно-морского флота России будет располагаться в Судане. Территорию под базу африканская страна предоставит безвозмездно.

Обещали вернуться

Как внутренние, так и внешние помехи на пути России в Африку вполне возможно преодолеть. И для этого Москве не стоит отказываться от своей визитной карточки в виде гуманитарной помощи, которую африканские страны получают уже много лет. Российские власти как выделяют средства в фонд Всемирной продовольственной программы ООН, так и непосредственно направляют грузы с продовольствием и необходимыми вещами в нуждающиеся районы.

К тому же Россия активно помогает Африке бороться со вспышками инфекционных заболеваний, выделяя на это средства и направляя бригады медиков. Все это способствует улучшению имиджа страны, но все же не гуманитарная помощь должна быть основным направлением африканской политики.

Не стоит России ставить и на военное присутствие в Африке — сирийский сценарий наведения порядка в этом регионе, вероятнее всего, бесперспективен

Текущие конфликты — будь то в ЦАР, странах Сахеля или на восточном побережье — видятся крайне многофакторными даже на фоне ближневосточных. Здесь оказываются смешаны вопросы внутренней политики, традиций, верований и этноса, экономики, истории и территориального деления, противостояния террористам и другим вооруженным группировкам, а международное вмешательство не ограничено региональным уровнем или бывшими метрополиями.

Самым важным активом в Африке стоит считать и не ресурсную базу, допуск к которой можно достаточно легко потерять, а огромный рынок сбыта. Население континента составляет 1,2 миллиарда человек, постоянно растет и нуждается во всем — от бытовых предметов до «умных» решений для городов.

Континенту, создающему самую крупную зону свободной торговли в мире без единой системы железных дорог и электрических сетей, остро необходимы и инфраструктурные проекты. Именно это отлично понимает Китай, который вкладывается в масштабные стройки и, по сути, делает себя незаменимым партнером.

Кроме того, мир за долгие годы помощи так и не накормил Африку — для региона проблема голода остается одной из первоочередных. Российское сельское хозяйство же имеет производственные возможности для выхода на этот рынок вместо «пустого» вливания денежных средств, как это делают многие внерегиональные игроки.

Российско-африканские отношения сегодня — это потенциал, но не возвращение. Это видно по объему сотрудничества с регионом на фоне других, даже не ведущих внешних игроков. Предвзятость в отношении ведения бизнеса в Африке, отсутствие реальной политической воли и сопутствующий этому дефицит финансовых стимулов и экспертов ограничивают присутствие Москвы.

Однако страна еще может использовать имеющийся потенциал и начать толкаться локтями, чтобы стать реальным партнером наиболее перспективного региона. России стоит присмотреться и увидеть в сотрудничестве с Африкой возможность не только для расширения внешнеполитического влияния, но для внутреннего развития.

От лумумбы до путина

Российский потенциал на африканском континенте во многом завязан на советском прошлом, в котором Москва заслуженно считалась сильным игроком в этом регионе. До Второй мировой войны Коминтерну не удавалось выстроить взаимовыгодных отношений с африканскими партнерами: мешали внутрипартийные разногласия и статус колоний.

На фоне исторической неприязни бывших колоний к своим метрополиям, а с ними и ко всему капиталистическому миру, Москва пользовалась безграничным авторитетом, что и предопределило социалистический вектор в африканской колониальной эмансипации. Советские специалисты в области промышленности и сельского хозяйства, а с ними и военные советники направлялись в Африку, в то время как Москва принимала африканских студентов в специально созданном в 1960 году Университете дружбы народов (ныне РУДН), тогда носившем имя Патриса Лумумбы.

Но с распадом социалистического блока и самого СССР почти все связи разорвались за исключением образовательного обмена и гуманитарных программ, которые продолжаются по сей день. При этом такое взаимодействие не идет ни в какое сравнение с масштабами сотрудничества африканских государств с Китаем, США, Европой, Индией и арабскими странами.

Сегодняшний имидж России в регионе держится не на одном советском наследии. Отдельный аспект — это популярность российского президента Владимира Путина, которая в некоторых странах достигает невиданных масштабов

Например, в Мали, где восьмой год Франция безуспешно пытается ликвидировать боевиков группировки «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (запрещена в РФ), и население уже устало от внешнего присутствия, на летних антиправительственных протестах звучали пророссийские лозунги.

Более того, демонстранты выходили на улицы с портретами Владимира Путина, стилизованными под известные изображения исторических личностей — кубинского революционера Че Гевары или легендарного революционера из Буркина-Фасо Тома Санкары. В толпе находились и те, кто требовал прямого вмешательства Москвы в конфликт вместо продолжения потуг Парижа и миссии ООН.

Симпатия африканцев к Путину вызвана тем, что его видят как лидера, который способен противостоять Западу и вести независимую внешнюю политику. В имиджевую копилку пошло все: от Мюнхенской речи 2007 года до сохранения Россией собственного внешнеполитического курса вопреки постоянному давлению.

Стоит уточнить, что не все африканские сообщества разделяют такое мнение относительно российской внешней политики и лично Путина. В то время как, например, в Нигерии и Кении преобладает позитивное отношение к российскому лидеру, ЮАР — партнер Москвы по БРИКС — скорее демонстрирует противоположные настроения. И сложности в отношениях стран наблюдаются даже в вопросе космического сотрудничества. Казалось бы…

Очерк о стратегии черной африки

Аналитика и прогнозы

31.10.2021 06:00

12725  9.4 (18)  

Во время семинара в Лангедоке, меня попросили описать возможные варианты и стратегии для Черного континента. Эта часть мира мной не рассматривалась отдельно – там нет даже шанса на обретение субъектности в ближайшие поколения. Несмотря на это, у Черной Африки есть одна интересная стратегия, в результате которой может быть сформирована национальная/имперская элита, способная к концу 21-го века обрести субъектность

Контуры будущего Черной Африки (территории южнее Сахары, населенные преимущественно представителями негроидной расы) определяются внешними условиями, здесь не идет речь о субъектности в рамках мира, но уныние и отсутствие воли к победе одни из главных грехов геостратегии, не будем им поддаваться.

Дополнительный анализ:  Гаджеты - - Новости высоких технологий.

В рамках инерционного сценария, будущее Черного континента простое и незамысловатое – полная деградация остатков государственности, системы управления, инфраструктуры, экономики и культуры. Ну а в 2050-2060 гг. на континент придут колонизаторы и начнется Большая игра за Африку.

Поле стратегий Черной Африки

Поле стратегий Черной Африки

Вариантов обретения субъектности у данной части мира, в ближайшие несколько поколений, нет. Можно ждать формирования Леволиберального глобального проекта, на базе Латинской Америки, к которому Африка просто присоединится, можно пытаться повторить путь догоняющего развития СССР, ну а можно сыграть в долгую, попробовать сформировать единую нацию и национальную/имперскую элиту.

Именно в последнем и заключается шанс Черной Африки на будущее, ведь в ином случае остается лишь «дикое поле», да риск рукотворных, генетически запрограммированных эпидемий. В седьмом технологическом укладе (начало в 2055-2060 гг.) мир столкнется с биотехом и биогенетическим оружием.

И да, без этой картинки понять название стратегии сложно.

Стратегия Африки

Мировые сценарии

В ближайшие годы Африку ждет жесткий передел и изменение границ – исчезновение внешних, общемировых правил, развяжет руки наиболее сильным и пассионарным местным акторам. Между 2020 и 2040 годами в мире будет происходить распад глобальной, построенной на праволиберальных принципах системы и становление мира панрегионов. Черная Африка на эти годы станет никому не нужной, для нее просто не будет ресурсов и сил. Разрушение глобальных цепочек и общее падение объемов мировой экономики на 30-50%% приведет к обрушению значительной части существующего экспорта ресурсов. Как следствие, произойдет и падение импорта, что еще более архаизирует и упростит экономику африканских стран, снизит уровень жизни населения.

Голод, социальные потрясения, геноциды, эпидемии (проблемы с лекарствами, ВИЧ), право сильного, доминирование войны Ареса (вооруженные силы) – станут трендами ближайших лет.

В 2040-2060 гг. в мире развернется борьба между сформировавшимися панрегионами. В результате чего мы выйдем или на новую попытку глобализации, на иных принципах, или узрим устойчивый триполярный мир. В этот период большие игроки обратят свой взор на Африку. От местных же зависит, будет ли здесь дикое поле (инерционный сценарий), колонизация которого начнется в районе 2050 годов или некий субъект, который сможет претендовать на позицию вассала или даже младшего партнера большого игрока.

В отношении внешних союзников/сеньоров вопрос не простой, общее правило – ни в коем случае не становиться младшим партнером слабого геополитического игрока, как-то Исламский мир, Индия и др.

В идеале, можно постараться стать не просто младшим партнером, а реализовать многовекторную политику, играя на интересах разных панрегионов. Для этого нужно быть всего на 1-1,5 ступени слабее ключевых игроков, т.е. иметь экономику 4 (индустриального) с элементами 5 (постиндустриального) технологических укладов, вооруженные силы (ядерное оружие, региональные силы), способные дорого продать себя и собственная концептуальность/психоисторические смыслы, не позволяющие сдаться противникам.

Можно ли рассчитывать на большее – только в рамках чудесного сценария, т.е. вероятность меньше 2-3%%, такие варианты традиционно оставляем за пределами нашего рассмотрения.

Таким образом, у Черного континента есть не более 20-25 лет для обретения хотя бы минимальной субъектности, когда внешним игрокам не будет до них никакого дела, а вот потом ситуация изменится. Вот только для противостояния внешним игрокам не будет даже теоретических шансов.

Стратегия «Пятилетка за два года»

Суть данной стратегии – повторение пути СССР в 20-ом веке в рамках парадигмы догоняющего/повторяющегося развития, используя имеющийся исторический опыт, открытые технологии, научные и социальные знания. Слабый элемент этого построения, делающий его маловероятным – потребность в сильной, субъектной правящей группе. Надо найти местного И.В. Сталина, Л.П. Берию, Ф.Э. Дзержинского и т.д., дать им власть и свободу действий, разогнать существующие государственные структуры, сформировать новые и единые… Значит ли это, что можно расслабиться и ничего не делать? Нет, по данному пути можно и нужно двигаться, ведь даже неполные результаты пойдут на пользу Черной Африке.

Описывать детали стратегии нет смысла. Покажем целевое, итоговое положение, к которому надо идти. И да, за 20-25 лет нужно пройти практически весь индустриальный и социальный путь Советского Союза…

Рассмотрим, каков должен быть контур будущего. Первый вопрос – границы данной территории. Если очень грубо, границы будущего региона – все, что ниже экватора и непосредственно сам экватор. В этом регионе есть два явных потенциальных, исторических центра сборки – Ангола и ЮАР. Принимая во внимание отсутствие единых смыслов, родоплеменную структуру, разрозненную экономику, отсутствие национальных элит и т.д. в регионе, для балансировки интересов и избегания перекосов, логичным будет формирование трех разноплановых центров сил. У региона будет три «столицы»/центра – военная, экономическая, культурная и психоисторическая.

Государства Гвинейского залива окажутся вне зоны активного формирования, уж больно глубока там дефрагментация, много разломов и проблем.

Этническая карта Африки

Этническая карта Африки

В качестве военного центра, ядра будущих вооруженных сил (война Ареса) – Ангола, в качестве торгово-экономического центра (война Афины) – ЮАР, с ее остатками индустрии. С психоисторическим центром проблема (война Аполлона) – нет общих смыслов от слова совсем, нет национального самосознания (племена и народности вместо наций), нет доминирующей региональной системы (смесь христианских, псевдо-христианских и местных традиций крайне мозаична), а до принятия глобальной идеологии, у абсолютного большинства населения просто не хватает фундамента.

Вопрос формирования единых психоисторических смыслов нужно изучать детально и внимательно, с большей вероятностью речь будет идти о левых смыслах (общественное выше частного), а вот будет ли это консервативные (И.В. Сталин) или либеральные ценности (В.И. Ленин, Л.Д. Троцкий), и тем более их наполнение, вопрос отдельный и очень трудоемкий. Ответ на этот вопрос требует очень глубокого погружения в культуру и местную специфику, фактически, нужно чтобы данный регион стал родным.

Геостратегическая структура Черного континента

Геостратегическая структура Черного континента

Отдельно нужно сказать про национализм, ранее я показывал его негативное влияние на собственную нацию. Попытка построения национальных проектов в Африке приведут лишь к еще большей деградации, упрощению и утрате интеллектуального потенциала населения (благо примеров на континенте полно). Любые попытки поднять флаг национализма/ черного расизма должны пресекаться крайне жестко.

Экономика региона пойдет или по пути анархии и разрушения существующей инфраструктуры и систем власти (инерционный сценарий), или путем крайне жесткой концентрации капиталов и ресурсов для индустриализации.

Для детального развития Черной Африки необходимо формирование новой практической экономической теории, не пытаться использовать классический марксизм и принципы протестантской трудовой этики. Менталитет местного населения «немного» отличается от «эталонов», не так ли?

Для разработки экономической программы необходимо создание научного центра, собрать несколько сильных политэкономистов. 2-3 года на это еще есть. Данная работа будет не созданием нового, а распаковкой уже существующего – благо примеры и аналоги в истории есть.

Важнейший фактором для успеха всей деятельности – жесткая система управления, талантливый экономист-практик с командой… Поднять местами неолитическую экономику за 20-25 лет до уровня 4 технологического уклада – задача архисложная. Перескочить сразу в шестой – даже не буду разбирать.

К сожалению, общий уровень жизни не позволяет рассматривать такие опции, как приглашение к себе ученых из других частей мира, серьезно обсуждать о поднятии собственного уровня науки также не имеет смысла. Для минимальной игры на перспективу, необходимо вводить единую/унифицированную систему образования на всей территории, хотя бы 8-ми летку.

Основной среднесрочный риск Черной Африки – трансиндустриальная революция в мире, в результате которой будет уничтожено все производство в периферийных странах. В этом вопросе мы расходимся с М.Л. Хазиным. Если прав он, то угрозы роботизации нет и можно просто копировать лучшие примеры из истории, формируя локальную экономику с технологиями 80-х годов прошлого века. Если прав я, то акцент нужно делать на развитие инфраструктурной связанности и энергетики региона, так как добрая часть остального производства будет разрушена к 2050 году, защитить себя от внешней экспансии не получится. Вопрос лишь в том, кому, как быстро и на каких условиях будут сданы позиции.

Таким образом, у Черной Африки есть 20-25 лет на объединение и догоняющего развития, вероятность реализации данной стратегии не очень большая, но идти по этому пути нужно, так как даже промежуточный итог будет лучше, чем инерционный сценарий – «дикое поле».

Максимум, на который может претендовать Черная Африка по итогам этого пути – современная недо-Индия, т.е. региональный игрок, в первую очередь за счет демографии, не представляющий реального влияния на мировые процессы. Да и то, это практически недостижимый идеал и не более.

Ну и последствия трансиндустриальной революции в мире практически полностью обесценит все героические достижения и результаты этой стратегии.

Дополнительный анализ:  Гуру Алексей Кречетов (ProfitGate) демонстрирует высокую доходность на графике слитого счёта

В общем, движение есть, а результата нет, но, несмотря на это, есть другой, более интересный и долгосрочный вариант, игра в долгую, и именно его мы и рассмотрим далее.

Стратегия «С нами Бог!»

Одной из ключевых проблем Черной Африки является отсутствие национальной или имперской элиты, что является прямым следствием колониального прошлого, неестественности границ и отсутствия собственно наций. В лучшем случае, элиты африканских стран родоплеменные, т.е. ненациональные по своей сути, а в большинстве компрадорские. Исходя из геостратегической матрицы, реализация не то, что более сильных, а даже актуальных стратегий крайне затруднена.

Не удивительно, что изначально слабые и неконкурентоспособные элиты раз за разом закапывали перспективы стран Африки все глубже и глубже. Особенно хорошо это видно на примере ЮАР, когда резкое изменение структуры и качества элиты привело к общему падению влияния и мощи страны, превратив одну из ядерных и независимых стран в то, что есть сейчас.

И да, речь не идет о цвете кожи, речь идет именно о качестве элиты, призыв в ее состав неготовых к этому людей. У каждого народа/расы за долгие века/тысячелетия складываются свои предрасположенности и слабости. Формирование единой нации, охватывающей весь юг Африки – главная стратегическая долгосрочная задача, все остальное вторично.

При этом речь должна идти о сетевом принципе формирования, без разрушительного внутреннего национализма (пагубность которого я ранее описывал) и попыток построения этнически гомогенной структуры.

Тут возникает вопрос, что первично – элита или нация, с чего начать. В данном раскладе нужно идти от создания/воспитания национальной элиты. Нация формируется за 3-4 поколения – это раньше Моисей водил по пустыне 40 лет, теперь люди живут дольше, да и то остается множество реликтов, что проявляются несмотря ни на что.

С формированием национальной элиты проще, да и решение более сильное, так как элита сможет стать субъектом очень многих процессов, защитить Черный континент от дальнейшей архаизации и раздробленности.

Для воспитания будущей национальной элиты нужна прививка имперского мышления/духа. Именно имперского, а не чужого национального, так как второй вариант приведет лишь к созданию компрадорской элиты, приверженной чужим психоисторическим смыслам. Я не буду приводить полный расклад возможных вариантов, где взять прививку имперского сознания, этих вариантов реально очень мало. Оптимальным был бы сценарий сетевых глобальных леволиберальных элит Латинской Америки, вот только они сами еще не сформировались. Остается лишь один вариант – Россия. Можно еще посмотреть в сторону Кубы, но она вторична и очень ослаблена. Другие источники имперского мышления много хуже. В пользу России говорит исконно сетевой характер экспансии, когда включенные в империю народы вставали на ее защиту, сохраняя при этом свою идентичность – вспомните коренное население Аляски в период Крымской войны.

Что нужно делать:

  • создать систему кадетского обучения детей (сироты и дети из племенных элит) начиная с 6 лет (!!!), чтобы за 15-20 лет воспитать более 100 тыс. выпускников. Я часто говорил, что раньше 10 лет отрывать от семьи нельзя, но тут речь идет именно о ломке психоисторических смыслов молодого поколения, отрыве от семей и резкого снижения влияния родоплеменных традиций;
  • дети берутся на полный пансион, как в кадетских классах у нас и английской системе воспитания элиты (выходные/каникулы можно проводить дома, чтобы сохранить хотя бы часть отношений);
  • детей брать из всех народностей, племен и стран южнее экватора, чтобы не было доминирования отдельной народности;
  • схема обучения строится на традициях Макаренко («и нет ничего нового под солнцем», Еккл.);
  • в качестве преподавателей приглашаются отставные военные из России 45-55 лет.

Наставниками лучше брать офицеров в отставке из боевых частей, с опытом и готовых заняться воспитанием детей. Большая часть этих людей будет обладать имперским мышлением, слово офицера для них не пустой звук, опыт вбивания дисциплины и ответственности неотделимая часть их сути. Для русских мужчин (в широком смысле) очень характерно стремление к подвигу, потребность быть нужным и т.д. Посмотрите, как быстро старики уходят, выйдя на пенсию, а боевым офицерам еще сложнее, они привыкли к постоянным вызовам, сложным решения, иерархии, видели грань жизни и смерти, победили страх.

Воевать в локальных войнах в ближайшие годы России придется много, на гражданке найдут себя далеко не все отставники. В 45-50 лет офицер выходит в отставку, сил и энергии у него еще много. Найти 10-15 тыс. человек, готовых поехать на несколько лет на юг Африки, да за хорошую деньгу, да для реализации Большой цели, будет не так и сложно. Добрая часть этих офицеров будут типажа «Чапай на лихом коне», что в рамках архаичных культур личной силы и харизмы будет делать их примером для подрастающего поколения.

Эти мужики не смогут подготовить Ломоносовых и Эйнштейнов, но это и не нужно, они воспитают потенциальных пассионариев, готовых жертвовать собой, будущую элиту и объединителей региона. Речь не будет идти о высшей математике и сопромате, но обязательный школьный минимум, понятие о чести и ответственности они вобьют в головы.

Может показаться циничным, но воспитание будущей элиты Черной Африки невозможно мягкими и человеколюбивыми инструментами, на это просто нет времени. С точки зрения нашего общества, это поколение лишится детства, но с позиции реалий тех мест – они получат шанс на будущее. Такова цена формирования и будущего нации.

Приглашать нужно именно мужчин, в командировки на несколько лет, чтобы приезжали без семей и потом большинство уезжало обратно. В ином случае, произойдет не формирование местной элиты, а становление варягов во власти. Также необходимо окружить этих людей молодыми, красивыми местными девушками, проверенными на все болезни (помним про гигантский процент ВИЧ на континенте). И да, это значительно облегчит контакт и взаимопонимание, ведь когда дома ждем красивая молодая негритянка, да мелкие мулаты, даже бытовой расизм уйдет.

Дети будут воспитываться в этих же заведения, на полном обеспечении государства, чтобы не было страха за их будущее. Это будет второе поколение новой элиты, воспитанное в той же системе образования. О детях русских военных будут заботиться их воспитанники, для которых они сами были за место родителей. Да и небольшая метисация и повышение генетического разнообразия не будет лишними.

При численности преподавателей 10-15 тысяч человек, количество кадетов будет более сотни тысяч. Это будут дети, считающие себя продолжателем славных воинских традиций русских, знающих русский (первое, чему придется учиться) и английский язык, не полностью оторванные от местных реалий, но стоящие над родоплеменными традициями.

В будущем, вооруженные общностью интересов и духом товарищества, эти дети станут основой вооруженных сил, административной системы и т.д. Самые сильные, активные, пассионарные и т.д. сформируют будущую элиту Черной Африки. Им даже не нужно будет помогать, они сами прорвутся сквозь родоплеменные элиты на самый верх, как раскаленный нож сквозь масло.

Воспитание девочек сложнее, это должно проводить в меньшем отрыве от семей, чтобы будущие жены элитариев передавали своим детям местные традиции, пусть и сильно ослабленные, но могли понимать и быть поддержкой мужьям.

Нужно решение на запуск такой системы, это будет очень сильный, но болезненный стратегический шаг. Готовы ли патриархальные племенные элиты отправлять своих детей с 6 лет в эту систему, понимая, что их образ мысли изменится? Будем посмотреть…

Таким образом, воспитание основы/базиса для формирования национальной/имперской элиты должно стать одним из главных целей развития Черной Африки. Чтобы не создавать компрадорскую элиту, воспитание должно происходить в местных условиях, сохраняя часть культурного кода, но перепрошивая значимую часть психоисторических смыслов. В качестве оптимального видится создание сети кадетских школ по воспитанию детей с 6 лет, на основе системы Макаренко, в качестве преподавателей, где будут выступать отставные русские боевые офицеры, как носители имперских ценностей, понятий о чести, ответственности и справедливости.

К 2040 году, когда мир перейдет от формирования панрегионов к их конфликтам, самым старшим из этих детей будет более 20 лет, а к 2055-2060 годам, когда начнется борьба за Африку, они станут самым активным слоем местного общества, носителем пассионарности и новой идентичности. Эти дети имеют все шансы сформировать единую нацию, стать местным субъектом мировых процессов.

Выгодно ли это России? Да, хотя прямого среднесрочного влияния мы не получим – слишком далеко, да и не нужно, но это будет потенциально союзный центр сил, благодарный нам за свое формирование, пусть и слабый. Это игра в долгую, на несколько поколений вперед.

Подходит ли такой вариант для России – нет, это упрощенный рецепт на стыке 19-го и 20-го веков, он оптимален для Африки, но сильно устарел для России. Вот только ничего более сложного для Черного континента работать не будет.

Дополнительный анализ:  Результаты ежегодного рейтинга «ТОП-100 российских здравниц»: инвестиционная привлекательность отрасли сохраняется - Ростуризм

Резюме

Цвет наиболее вероятного будущего Черной Африки совпадает с ней до уровня тавтологии. В рамках инерционного сценария, континент ждет лишь продолжение деградации, геноцида, насилия и безнадеги. В тоже время, ближайшие 20 лет будут сопровождаться уходом/резким ослаблением влияния внешних акторов на континенте, что откроет небольшое окно возможностей.

Правда, попытки догоняющего развития, даже при максимальном напряжении сил и везении, позволят лишь построить за 20-25 лет индустриальную экономику (4 уклад) и не более, в то время как ведущие панрегионы перейдут в шестой технологический уклад. Вот только грядущая за этим мировая трансиндустриальная революция девальвирует практически все результаты и достижения Черного континента.

Но шанс на будущее есть, он в формировании национальной элиты, а потом и единой нации, на основе множества разрозненных народностей и племен. Это интересная стратегическая опция, сочетающая в себе прививку пассионарности и имперского духа, воспользоваться которой сможет только Африка, уж больно низкий у нее уровень развития, как экономического, так и национального. Даже такие простые и грубые инструменты позволят ей ворваться в будущее.

Ну а для России данный вариант стратегии несет обретение слабого, но союзника к концу 21-го века. Будем смотреть, это может стать интересным…

Очерки по геостратегии

Рсмд :: африка

Все темыАТРБезопасностьВнешняя политика РоссииГлобальное управлениеМир через 100 летМногополярный мирОбразование и наукаОбщество и культураТехнологииЭкологияЭкономикаЭнергетика

Все проектыБудущее Большой ЕвропыВекторы развития европейской части постсоветского пространства: вызовы для РоссииВосточная Азия: приоритеты внешней политики РоссииГлобализация 2.0: новые подходы к преподаванию и исследованиямГлобальная наукаГородские завтраки РСМДГуманитарное измерение российско-европейских отношений: проблемы и перспективы развития науки, образования и культурыЕвразийская экономическая интеграция: эффективные модели взаимодействия экспертовЕжегодник СИПРИ 2021Зеленая повестка: политическое измерениеЗимняя школа РСМД «Миграция в глобальном мире»Искусство дипломатии и политический опыт: преемственность поколенийИсламский фактор в современной мировой политикеКонкурс «Глобальные перспективы»Конкурс молодых журналистов-международниковКонкурс онлайн-курсов по международным отношениямЛекции в Музее современной истории РоссииЛетняя школа «Дорожная карта международного сотрудничества в Арктике»Летняя школа «Интерактивные ресурсы для публичной и корпоративной дипломатии»Летняя школа «Молодежный саммит АТЭС: цели, приоритеты и перспективы»Летняя школа в Екатеринбурге «Ситуация в Центральной Азии: безопасность, экономика, человеческое развитие»Летняя школа ЕЭК и РСМД «Евразийская экономическая интеграция: приоритеты, перспективы, инструменты»Международное измерение информационной безопасностиМеждународное научно-техническое сотрудничество РоссииМеждународное сотрудничество в АрктикеМеждународные и социальные последствия использования технологий искусственного интеллектаМеждународные миграционные процессы: тренды, вызовы, перспективы Монография «Великая конвергенция: Азия, Запад и логика единого мира» Монография «Дилеммы Британии: российский взгляд»Новая Восточная Европа: анализ ситуации и стратегическое позиционирование России в регионах ЦВЕ, Балтии и на европейском фланге постсоветского пространстваНовая повестка российско-британских отношенийНовая повестка российско-французских отношенийОбразовательная и научная миграция в РоссиюОрганизация международной экспертизы проектов для РНФПовышение эффективности участия России в «Группе восьми», «Группе двадцати» и БРИКСПолитическая и экономическая динамика стран Центральной АзииПолитические риски для российских проектов в области мирного атомаПроблемы формирования нового мирового порядкаПрогнозирование динамики международной средыПути преодоления проблем российско-грузинских отношенийРазработка рекомендаций по интернационализации высшего образования России в целях повышения его качества и конкурентоспособности на период 2021–2021 гг.Российская стратегия на Африканском континентеРоссийско-американский диалог в области кибербезопасностиРоссийско-германский диалог по международным отношениям (GRID)Россия — США — Китай: протекционизм, вопросы безопасности и конкуренция в сфере высоких технологийРоссия и АТР: концептуальные основы политики в области безопасности и развитияРоссия и Вьетнам: пределы и возможности двусторонних отношенийРоссия и Греция: перспективы и возможности двусторонних отношенийРоссия и Евроатлантическое сообществоРоссия и ЕС: возможности партнерства и построение сети экспертно-аналитических центровРоссия и Индия: к новой повестке двусторонних отношенийРоссия и Иран: становление стратегического сотрудничестваРоссия и Италия: двустороннее сотрудничество и региональный контекстРоссия и Италия: Средиземноморские диалогиРоссия и Китай: партнерство в контексте вызовов безопасности и развития в АТРРоссия и Мексика: новые двусторонние отношенияРоссия и Пакистан: подходы к безопасности в регионе Персидского заливаРоссия и Республика Корея: перспективы двусторонних отношенийРоссия и США: диалог о проблемах двусторонних отношений, региональных и глобальных вызовахРоссия и Турция: партнерство в контексте вызовов безопасности и развития в Западной АзииРоссия и Япония: пути решения проблем двусторонних отношенийСанкции против России: направления эскалации и политика противодействияСборник «Украинский кризис через призму международных отношений»Система безопасности на Ближнем ВостокеСправочник «Военно-политические исследования в России»Справочник «Международные исследования в России. 1000 экспертов и 100 организаций»Справочник «Международные исследования в России»Справочник «Миграционное поле России»Стратегическая стабильность и снижение риска ядерной угрозыТезисы о внешней политике России (2021–2021 гг.)тесттТрехтомная хрестоматия «Современная наука о международных отношениях за рубежом»Трехтомный сборник «Внешняя политика России: 2000–2020»Хельсинки 40Хрестоматии «Арктический регион: проблемы международных отношений»Хрестоматия «Миграция в России. 2000–2021»Хрестоматия «Мир через 100 лет»Хрестоматия «Россия в глобальном мире: 2000-2021»Хрестоматия «Теория международных отношений: современные тенденции»Хрестоматия «Эволюция постсоветского пространства: прошлое, настоящее, будущее»Электронная интернационализация российских университетовЮжная Азия: возможности и вызовы для России

Фальстарт

Казалось бы, при таких исходных данных возвращение России в Африку должно было стать если и не триумфальным, то вполне успешным. Но российская экспансия после исторической встречи в Сочи так и не набрала оборотов. И виной тому не только пандемия коронавируса, которая заметно осложнила любые международные контакты.

После развала СССР Африка практически ушла из российской политической повестки. Сейчас крупнейшие аналитические и исследовательские проекты в стране, затрагивающие Африку, в большинстве своем фокусируются не на регионе в целом, а на Египте или Южно-Африканской Республике, которая является партнером по группе БРИКС.

В подобных условиях совершенно неудивительно, что даже такие форумы, как в Сочи, ситуацию не улучшают. Ведь как налаживать отношения дальше, чиновники просто не знают: спрос на экспертов-африканистов в стране серьезно уступает другим внешнеполитическим направлениям, а потому никто не может им рассказать, зачем именно Африка нужна России и как лучше реализовать отечественный потенциал в регионе.

Отдельно необходимо отметить и страх российского бизнеса перед африканским рынком. Он связан в том числе с отсутствием договорно-правовой базы, обязательной для экспорта: нет, например, технических соглашений, благодаря которым российские товары могли бы попасть в Африку.

В такой ситуации уместно вспомнить списание Россией многомиллионных долгов африканским партнерам: в обмен как раз можно было получить необходимые для развития бизнеса соглашения и преференции

Страны, которые приходят в Африку с серьезными намерениями, в первую очередь обеспечивают именно удобные для себя условия для инвестиций и бизнеса. Китай, к примеру, получает необходимые ему преференции в торговле в обмен на инвестирование десятков миллиардов долларов в инфраструктуру и госдолг африканских стран. Пекин начал свою экспансию в регион в 2000-х, а уже сейчас его товарооборот с Африкой превышает российский в 10 раз.

КНР строит на континенте города и дороги, монополизирует рынок телекоммуникаций, учит местное население языку и, конечно, привозит различные вакцины. При этом зачастую китайская сторона выделяет африканцам кредиты на своих жестких условиях, а в случае их невыполнения забирает себе важные объекты.

Опрометчиво полагать, что России стоит только пожелать, и Африка предпочтет ее любым другим партнерам. Несомненно, у Москвы есть фора в виде обоюдной ностальгии по советскому опыту и специфичного имиджа, но этого мало. Отечественный капитал оказывается неконкурентоспособным не только на фоне Китая, но даже и европейских стран.

Дело в том, что для входа на африканский рынок обычно нужен местный партнер или связи с политическими и бизнес-элитами. Зачастую этими проводниками становятся люди, получившие образование за рубежом. А в этой сфере Россия сейчас уступает позиции даже бывшим метрополиям, которые, несмотря на противоречивую историю отношений, имеют хорошо работающие связи с бывшими колониями.

В итоге африканцы выбирают для обучения страны с более интересными предложениями и более высоким уровнем жизни. Кстати, плохое развитие связей с местными партнерами отмечают в том числе российские предприниматели — те немногие, кто все-таки пришел в Африку.

Экономика африки | иа красная весна

© 2021 ИА Красная Весна

Свидетельства о регистрации СМИ:

ЭЛ № ФС 77-67946 от 6 декабря 2021 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор),

ИА № ФС 77-67948 от 6 декабря 2021 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

При цитировании информации гиперссылка на ИА Красная Весна обязательна. Использование материалов ИА Красная Весна в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

Настоящий ресурс содержит материалы 18

О редакции

Андрей Школьников. Очерк о стратегии Черной Африки (Аналитика и прогнозы) | Информационное агентство «АВРОРА»

Оцените статью
Аналитик-эксперт
Добавить комментарий

Adblock
detector